Gazeta Wyborcza Оригинал

Wyborcza: Гибель моногородов превратит Россию в «архипелаг посреди пустыря»

Россия в скором времени превравтится в «архипелаг больших городов, отделенных друг от друга сотнями километров безлюдных пустырей», считает польский журналист Вацлав Радзивинович. На страницах Gazeta Wyborcza он рассуждает о трудном положении моногородов, оставшихся с советских времен, и отмечает, что нынешнее правительство уже не может содержать их. Исключением остаются лишь города при оружейных заводах, ведь на них Россия денег не жалеет, отмечает автор.
Wyborcza: Гибель моногородов превратит Россию в «архипелаг посреди пустыря»

«Российские города обречены на смерть. В России имеется 319 городов, где ситуация во время кризиса стала безнадежной. Это моногорода, экономика которых зависит от одной никому сегодня уже ненужной фабрики. В них проживает каждый десятый россиянин», - пишет польский журналист Вацлав Радзивинович в издании Gazeta Wyborcza.

56-тысячный Краснотурьинск называли Северным Ленинградом, потому что его прекрасный центр, построенный в имперском стиле, напоминает город на Неве. «Ничего странного в этом нет. Краснотурьинск в сороковых годах поднимали сначала пленные Гулага, они не умели порядочно строить. Но позднее сюда привезли взятых в плен солдат Вермахта. А те не умели работать неаккуратно. Я и сегодня, когда в Москве вижу здания 40-х или 50-х годов, не спрашивая никого, знаю, что его построили немецкие пленные. Кирпичики ровненько сложены, рамы окон вставлены основательно», - отмечает польский автор.
 
Следовательно, сам Краснотурьинск - шахты бокситов, могучая электростанция и металлургический завод алюминия, при котором появился город, - оказался одной из многих удачных сталинских инвестиций, хотя и построенный ценой жизни тысяч пленных, добавляет он.
 
В новой России после кровавых бандитских войн за алюминий, которые в 90-е годы прошли по стране, все богатство досталось связанному с Борисом Ельциным и Владимиром Путиным олигарху Олегу Дерипаске. «Он выжал из Краснотурьинска все, что смог, ничего туда не инвестируя», - подчеркивает Радзивинович. Когда шесть лет тому назад в шахте рухнули не ремонтируемые более полвека тому назад цеха, он ничего не направлял, а только закрыл одну из двух производственных линий. А вскоре также вторую. Сегодня Богословская фабрика алюминия немного ожила, но она работает только на четверть возможностей. «Формально там работает три тысячи человек, но перспектив нет никаких. Дерипаска хотел бы ее закрыть окончательно, и это означало бы конец городу», - уверен он.
 
Местные жители оказались в ловушке, кто может убегает отсюда. Число жителей в последние годы уменьшилось на одну десятую. Многие пробуют продать свои квартиры. Порядочный дом здесь можно купить за пятьсот тысяч рублей, что равнозначно 2,5 квадратных метров скромной квартиры в Москве. Сегодня 14 миллионов россиян, следовательно, каждый десятый гражданин Российской Федерации, живут в таких моногородах. В советские годы их строили, чтобы заселить там обслуживающий персонал какой-нибудь нужной государству новой фабрики. Это она давала работу, электричество, теплоснабжение, воду, ясли и детсады, перечисляет польский журналист.
 
Сегодня, как признал премьер-министр Дмитрий Медведев на специальном заседании правительства, посвященным моногородам, только в 71 из них экономическую социальную ситуацию можно признать более-менее стабильной. «Это, прежде всего, те города, в которых промышленными сердцами являются заводы, производящие оружие. Государство об оборонке заботится и денег на нее не жалеет», - отмечает автор.
 
Практически 70 процентов жителей моногородов считает свое положение трудным или совсем нереальным, чтобы продержаться. Промышленное производство в России падает. Согласно данным правительства, в этом году уже на 2,2 процента. Эксперты говорят о 5,5 процентах. Рецессия особенно сильно бьет по старым изношенным предприятиям. Именно по таким, как те, при которых существуют моногорода. С ними большая проблема уже была во время предыдущего кризиса в 2008-2009 годах. Тогда, к примеру, бунт поднял городок Пикалево рядом с Санкт-Петербургом, где Дерипаска закрыл свою фабрику. «Тушить настроения» пришлось лично Путину, который велел магнату алюминия открыть завод, а взамен предоставил ему очень выгодные кредиты. В тени, однако, осталось 18 тысяч похожих протестов, которые имели место в мае 2009 года в России, напоминает автор.
 
Тогда ситуация была иная: правительство имело в распоряжении огромные финансовые резервы и могло позволить себе отправлять в моногорода вагоны налички и с помощью ее гасить бунты. Сегодня выделяемые средства гораздо скромнее. «Окажутся ли на этот раз рассеянные по России моногорода котлами, в которых не находя выхода, сжимается пар общественного протеста?», - задается вопросом автор.
 
Евгений Гонтмахер, который уже давно занимается этой проблемой, считает, что нет. И, по его мнению, для России это гибельный сценарий. «Моногорода будут погружаться в маразм. Энергичные люди, способные требовать своего, убегут оттуда. Остальные постараются приспособиться к сложным жизненным условиям. Государство будет дальше делать то, что в его силах, чтобы не допустить взрыва безработицы. Губернаторы не разрешают владельцам фабрик увольнять ненужных им работников. Они выделят им какие-то средства на зарплату. Работники приходят на фабрику хотя бы два-три раза в неделю. Они убирают, красят, выполняют другие ненужные работы, но официально они работают и какие-то копейки получают. Безнадежность и нищета приводят к тому, что они пьют все больше. Моногорода будут деградировать. Россия будет преобразовываться в архипелаг больших городов, отделенных друг от друга сотнями километров безлюдных пустырей», - резюмирует эксперт.
 
 
Фото: Reuters  

 

источник
Польша Европа
теги
Владимир Путин Дмитрий Медведев промышленность Россия Советский Союз Урал экономика

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG