New York Times Оригинал

New York Times призвал российских ученых выступить против закрытия НКО

Кремль, судя по всему, решил, что теперь сотрудничать с западными научными фондами слишком опасно, пишет профессор Джорджтаунского университета на сайте New York Times. Но почему в связи с гонениями на НКО молчат российские ученые? Автор призывает своих коллег встать на защиту своего труда, ведь их в России тысячи и они могут составить мощную силу.
New York Times призвал российских ученых выступить против закрытия НКО

В российский список «нежелательных организаций» попали фонд Сороса, Национальный фонд демократии и фонд Макартуров. В этом особенно удивительного не было; поразительно и печально было то, что российские ученые и западные НКО почти не протестуют против конца «длинной и плодотворной эпохи взаимодействия», пишет на страницах New York Times профессор Джорджтаунского университета и бывший член совета управляющих фонда Макартуров Харли Балзер.

«Не поднимай головы и надейся, что не станешь жертвой», — описывает он реакцию ученых. Между тем сам автор, который в начале 1990-х годов руководил фондом Сороса, напоминает, что тогда десятки тысяч его коллег получили экстренные гранты для пропитания своих семей, благодаря чему остались в профессии. Затем Сорос выделил деньги на развитие интернет-центров в российских университетах.
 
После этого фонд Макартуров разработал научные центры, в которых сочетались образование и исследования, – что отличало их от советской модели, где университеты занимались образованием, а Академия наук – исследованиями. «Все эти усилия основывались на убеждении, что мы можем помочь стране с выдающейся научной традицией продолжать вносить свой вклад в международное сообщество», — подчеркивает Харли Балзер.
 
Эти усилия поддерживал Андрей Фурсенко – российской министр образования и науки в 2004-2012 годах. Но уже в июне 2014 года Фурсенко в беседе с автором статьи выражал беспокойство, что российские ученые отказываются отдавать свои статьи на рецензию своим коллегам, из-за чего падает количество их публикаций в международных изданиях. Несколько недель назад автор вновь встретился с Фурсенко – и тот заявил, что Россия устала от нетерпимости Америки к любым партнерам, которые не ведут себя как прилежные дети во время наставления родителей.
 
«Что вызвало такой резкий поворот?» — поражается американский ученый. Можно указать на российский реваншизм, но это могут быть симптомы и более широкого явления: Кремль с подозрением относится к западным демократическим ценностям и теперь решил, что «риск взаимодействия слишком велик».
 
Кое-какой отпор этим явлениям есть, отмечает New York Times. После увольнения американского предпринимателя из Нижегородского университета звучали требования о расследовании, а отдельные российские ученые протестовали, когда фонд «Династия» («единственный российский семейный фонд, поддерживающий научные исследования») объявили «иностранным агентом». «Династия» в итоге решила прекратить свою деятельность.
 
«Правительство Соединенных Штатов опасается придавать вес заявлениям Кремля о том, что американские НКО нужны Вашингтону для развития в России пятой колонны. И это вполне понятно. Его реакция была ограниченной. Но это та битва, которую должны вести российское научное сообщество и другие профессиональные группы. Это российские ученые и иностранные НКО должны отстаивать свою работу, громко и четко», — заявляет Харли Балзер.
 
Ученых, связанных с американскими научными организациями, в России тысячи. «Если они соберутся вместе, у них будет мощный голос», — уверен американский ученый. А если сторонники сотрудничества будут молчать, то ущерб российскому научному сообществу и будущему процветанию страны будет еще сильнее, указывает он в статье для New York Times.
 
Фото: Reuters

 

источник
США Северная Америка
теги
Кремль наука НКО россияне

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG