New York Times: Обитатели «Рублевки» продают дома за полцены и едут «к детям»

В условиях рецессии владельцам, желающим продать шикарные особняки на элитном Рублевском шоссе, трудно найти покупателей, поэтому многие идут на огромные скидки, сообщает New York Times. Толстосумы бегут за границу, мотивируя это тем, что едут к учащимся там детям. Но в действительности они опасаются за свое будущее в России, отмечает газета.
New York Times: Обитатели «Рублевки» продают дома за полцены и едут «к детям»

На Рублевке, где побывал корреспондент New York Times, продается 7800-метровый семейный дом с 9 спальнями, 15 ванными комнатами, гаражом на 16 машин, бассейном, кинотеатром, винным погребом и прочими удобствами – за 100 миллионов евро, хотя в соответствующем настроении владелец готов продать и за 80. Связано это с малым спросом в это время года.

Недалеко отсюда живут Владимир Путин и Дмитрий Медведев, а сам поселок полнится агентами ФСБ под прикрытием и «грабителями, о которых ни разу не доложили». Здесь давно жила российская элита: Леонид Брежнев, известные писатели, актеры и режиссеры. Теперь это скопление сообществ, где сочетаются богатство и сомнительный вкус, — крыши под французские шато и итальянские палаццо выглядывают из-за высоких заборов и еще более высоких деревьев, описывает журналист.
 
Но в России рецессия, и в торговом центре Barvikha Luxury Village, где продаются как Prada и Gucci, так и «Бентли» с «Феррари/Мазератти», по большей части никого не бывает. Из-за падения цен на нефть, санкций, проседания рубля, подскочившей инфляции и сокращения реальных зарплат даже самые богатые россияне переключились на меньшее, отмечает автор.
 
Хоть Путин и заявлял о стабилизации ситуации, рынок недвижимости на Рублевке говорит об ином, пишет New York Times. Экономисты и агенты по недвижимости считают, что тем, кто сегодня продает, либо срочно нужны деньги, либо они уезжают за границу. Но покупатели чураются «замков в стиле рококо» — характерной особенности местного пейзажа. Эксперты связывают это с тем, что люди не уверены, что будут так же активно зарабатывать в будущем – и потому не хотят тратить то, что имеют.
 
Есть, правда, и исключения, выяснил корреспондент New York Times. Считается, что политические и бизнес-магнаты из «далеких российских регионов» все еще хотят обзавестись престижным адресом в Москве, равно как и бегущие от «тлеющей войны» украинские олигархи. (Говорят, смещенный президент Украины Виктор Янукович тоже здесь поселился, добавляет газета.)
 
Агенты по недвижимости утверждают, что клиенты с Рублевки не хотят говорить об эмиграции, чтобы их не посчитали «пятой колонной». Но многие – и не только они, а даже представители среднего класса, — пытаются вложить деньги за границей, например в Болгарию, Прибалтику или Черногорию. «Конечно, многие счастливо остаются на Рублевке, поддерживают господина Путина и не собираются уезжать», — признает американское издание.
 
В деревне Таганьково 53-летний Александр Куликов живет с 1994 года. Он основал несколько бизнес-предприятий (например производство оптических линз и сайт о моде). Осенью прошлого года ему пришлось брать деньги под 40 процентов, чтобы просто оставаться на плаву. С тех пор процент упал до 25-и, и он ежемесячно ведет о нем новые переговоры. По словам бизнесмена, на теннисных кортах Таганькова раньше говорили лишь о том, как все плохо, но в последнее время накал снизился – «мы снова разговариваем о женщинах», приводит его слова New York Times.
 
Его сосед, 77-летний Борис Чирков, в свое время прокладывал горячую линию между Кремлем и Белым домом. После падения СССР он основал телекоммуникационную компанию и переехал на Рублевку. «Раньше был сыр фета из Греции. Теперь его делает Белоруссия, но это уже не то. Могу ли я от этого умереть? Конечно нет. Я не знаю никого, кого бы санкции убивали», — рассуждает он.
 
Путин «окутал» экономические невзгоды в патриотизм, поэтому теперь многие россияне готовы терпеть лишения, чтобы не поддаваться давлению Америки. Изменились и жизненные привычки, отмечает газета: если раньше Куликов стремился покупать американскую говядину (ныне попавшую под санкции), то теперь он и его соседи по Рублевке покупают российское – даже вино. Может быть, оно не такое же, как французское или итальянское, но у него «очень патриотичный букет», считает бизнесмен.
 
Зато пострадали товары класса «люкс». Российский руководитель одной американской компании рассказывал, что богачи больше не хотят покупать кольца от «Тиффани» в три раза дороже только лишь потому, что приобретают их в Москве. Между тем один из дилеров «Феррари» «смело» заявил, что падение продаж в 43% не повлияло на люксовые модели, – хотя в салоне модели за 2014 год уже продают с существенной скидкой.
 
Что касается люксовой недвижимости, то в одной из компаний на Рублевке за этот год продали лишь один дом за 30 миллионов долларов. Дома, стоившие 50 миллионов, теперь идут за 25 миллионов; те, что за 8 миллионов – за 3 миллиона, потому что рынок перенасыщен. Если в 2010-2011 годах организация продавала по 100 домов в год, то теперь их будет лишь 30-50. Если кто и продает на сегодняшнем «анемичном» рынке, то у тех явно проблемы с властями, убеждены риэлтеры. Как правило, многие говорят для публики, что переезжают поближе к детям, учащимся за границей, отмечают они на сайте New York Times.
 
 
Фото: Reuters

 

источник
США Северная Америка
теги
еда недвижимость россияне Рублевское шоссе санкции

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG