Gazeta Wyborcza: В разговоре с Путиным мы всегда проигрываем

В словесных баталиях с Россией «нервные» западные политики постоянно терпят поражение, а Владимиру Путину удается раз за разом убеждать общественность в собственной правоте, пишет польский профессор Роман Кузьняр в издании Gazeta Wyborcza. Автор предлагает решить проблему кардинальным способом: прекратить всякий политический диалог с Москвой «до лучших времен».
Gazeta Wyborcza: В разговоре с Путиным мы всегда проигрываем
«С Россией пока стоить помолчать. Не так давно мы пробовали разговаривать с Москвой, но возвращение Путина изменило все», - пишет польский профессор Роман Кузьняр в издании Gazeta Wyborcza. Ни русофилия, ни русофобия еще не являются политикой. Желание говорить с Россией или отказ от этого не должно основываться ни на одном из этих двух принципов . Сегодня в Польше преобладают русофобские позиции, но хватает и русофильских. Русофилы, кажется, считают, что за нынешнее отсутствие диалога с Россией отвечает поднимающая голову русофобия. «Я думаю, что проблема не в этом, хотя меня удивляет снисходительность первых к сегодняшней политике России и непрекращающееся бичевание официальной Варшавы за критику начинаний Москвы и отсутствие диалога с ней», - добавляет польский профессор.
 
Однако в международных взаимоотношениях временами лучше какое-то время помолчать, чтобы выиграть время, чтобы подумать. Непрекращающиеся разговоры, а иногда напрасная болтовня, могут помешать. «Во взаимоотношениях Запада с Россией, не только между Варшавой и Москвой, у нас на настоящий момент есть нечто такое, что я назвал бы «моментом Кеннана» - это от доктрины сдерживания», - уверен польский профессор. В своей известной «длинной телеграмме» от февраля 1946 года этот дипломат написал в центр в Вашингтон о том, что проблемы в отношениях Запада с Советами не являются временными, они не являются результатом злой воли или недоразумения, а имеют фундаментальный характер - их сутью является идеология СССР, наложенная на российскую традицию. «И действительно, в течение нескольких лет, до смерти Сталина и до того времени, когда Хрущев выбился в руководители советской власти, не было никакого разговора между Западом и Москвой», - добавляет он в издании Gazeta Wyborcza.
 
Сегодня на Западе об этом не помнят и стараются говорить с Кремлем. Без пользы и результата. «Кадриль» вокруг Минских соглашений 1 и Минских соглашений 2 является одним из множества тому доказательств. «Если мы проигрываем России в изложении событий, сопровождающее сегодняшнюю напряженность, то в том числе, из-за неспособности молчать, отказать не столько в диалоге, так как для диалога с Москвой сегодня нет условий, сколько в разговоре», - уверен автор.
 
Демократии сегодня нервные, они находятся под давлением мнений, комментариев, движения с другой стороны создающего иллюзию шанса на успех в переговорах, собственных ожиданий перелома.  «А вторая сторона способна молчать, и если она и ищет случая для разговора, то только для того чтобы получить шанс пропагандистского наступления, выцеживания полуправды и неправды, как это сделал недавно президент Путин на форуме в Петербурге, чтобы смягчить нашу решительность и раздробить единство. И это частично удается; во всяком случае Путину удается создавать впечатление, что он в наступлении, что он прав, а Россия добьется успеха в существующей конфронтации с Западом. И это не исключено», - подчеркивает Роман Кузьняр.
 
Следовательно вызывает удивление вызывающая отклики ностальгия по разговорам с Россией. Она проявилась в тексте Анджея Бжезецкего «Однако надо разговаривать». Польский профессор не отказывает автору в добрых намерениях и ценит его самоопределение в качестве озабоченного русофила. «Он кстати видит, что конъюнктуру для сторонников России в Польше уничтожила сама Россия. Но главную критику он направляет против польской русофобии. При том он не говорит, о чем, с кем в России следует разговаривать, и к чему это должно было бы привести Можно догадаться, что с официальной Россией, потому что неофициальных контактов хватает, хотя и эти Москва старается ограничить, угрожая нашим потенциальным собеседникам», - отмечает польский профессор. Полемикой к статье Бжезецкого мог бы стать текст россиянки Лидии Шевцовой «Полем игры Кремля является хаос».
 
Бжезецкий цитирует голоса «одиноких», заботящихся о состоянии отношений с Россией: «нужно вслушиваться в такие голоса, вместо того, чтобы обвинять их авторов в том, что они являются «пятой колонной» Кремля. Кстати об этой «пятой колонне» пишет и Шевцова. Это не только польская догадка. Эти «одинокие» преимущественного интеллектуалы левого толка - серьезная профессура, известные философы и политологи - в свою очередь не скупятся на эпитеты в адрес неудачников и зоологических русофобов, которые проводят сегодня внешнюю политику Польши, особенно в отношении Москвы. Они надсмехаются над простаками, недооценивающими масштабы России и ее культуры, игнорирующими ее права по рождению к угнетению других народов, не понимающими утонченности российской души и ее извечных желаний, особенно геополитических.
 
«Я бы понимал все это, если бы не тот факт, что они представляют левое крыло. Ведь сегодняшняя Россия, это не СССР», - подчеркивает автор. В экономическом плане она напоминает олигархический капитализм XIX века. Единственная схожесть - это правление людей из служб, расходы на оборону и роль пропаганды. Москва не предлагает видения лучшего мира, и даже мира, соответствующего идеалам левого крыла. Не случайно Путин и его Россия являются любимчиками европейского народного правого крыла, «настоящих» французов или венгров.
 
Кроме того, левое крыло было, или также должно быть, на стороне тех, кто слабее, битых, подвергающихся силе чужой гегемонии, жаждущих свободы. Следовательно интеллектуалы левого крыла, особенно польские, должны быть скорее на стороне Украины, нежели великодержавной России. А однако все не так. Есть немало причин для того, чтобы левое крыло скорее дистанцировалось от России Путина, чем чтобы оно всячески унижало польское правительство или президента, который ввиду российской агрессии старается обеспечить безопасность Польше, мир Европе, содействовать народам Восточной Европы в их жажде самоопределения и объединении с лучшим миром - объединенной частью Европы.
 
«Я не удивлен польской партией Союз демократических левых сил, в подходе которой к России дают знать о себе гены, но в случае интеллектуалов левого крыла, это выглядит как идеологическая измена. Я понимаю грусть Бжезецкого, но не понимаю вывода: однако нужно разговаривать. Это не русофобия и не польский комплекс, это вопрос оценки ситуации и того, что можно в данный момент достичь», - уверен польский профессор.
 
«Мы пробовали разговаривать», - добавляет он. В декабре 2010 года президент Коморовский был хозяином визита президента Медведева в Варшаве и вел многообещающие переговоры. Все указывало на то, что есть шансы нормализации польско-российских взаимоотношений, откровенного диалога. «Возвращение Путина изменило все. Сейчас разговаривать не стоит», - констатирует Роман Кузьняр.
 
Автор помнит «громы», которые бросали американские интеллектуалы в Рональда Рейгана за его подход к СССР. Для них он был «неотесанным простаком», но в итоге прав оказался он. «Он выстоял в отказе пустого разговора и перешел к диалогу, когда пришел Горбачев. Дальнейший ход известен», - напоминает автор в издании Gazeta Wyborcza.
 
Фото: Reuters
источник
Польша Европа
теги
Владимир Путин Дмитрий Медведев Польша Россия Советский Союз

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG