NYT: Путин насаждает в Донецке и Луганске «чеченскую модель»

Владимир Путин отдал территории ДНР и ЛНР под контроль «боевикам, наемникам и криминальным элементам», утверждает обозреватель New York Times. В свое время похожим образом он поступил в Чечне, когда передал ее клану Кадыровых. Теперь от Донецка и Луганска до Ростова и Кавказа оформился «пояс нестабильности», который может выйти из-под контроля, пишет автор.
NYT: Путин насаждает в Донецке и Луганске «чеченскую модель»

Развязывая войну на Украине, Владимир Путин пошел на сделку с дьяволом, пишет политолог Адриан Каратницки в своей колонке для New York Times. Руководство боями он во многом отдал местным боевикам, наемникам и криминальным элементам, отчасти чтобы создать сопротивление украинской власти на местах. Но теперь такая стратегия использования марионеток привела к созданию «клептократии боевиков» и угрожает даже установленному Москвой порядку, считает автор.

«Суррогатные бойцы» набирались из четырех источников: местных криминальных банд; безработных мужчин на задворках украинского общества; праворадикалов России, в том числе и казаков; наконец, российских боевиков, которые воевали в Чечне, Северной Осетии, Приднестровье и в других горячих точках бывшего СССР. Они натренированы и снабжены современной техникой, часто им помогают российские войска и спецслужбы.
 
Именно эти «нерегулярные силы», по мнению обозревателя, составляют костяк армий Донецка и Луганска. В этих «сепаратистских анклавах» преобладают криминальные группы, которые играют ключевые роли как в формальной политике (главы правительств), так и в неформальной (главари банд). При этом они вытеснили доминировавшую до того в регионе пророссийскую элиту.
 
Пойдя на сговор с теми, кого можно назвать местными боевиками, Путин воссоздает модель, которую Россия опробовала в Чечне десятилетие назад, уверен Адриан Каратницки. Тогда российские власти пришли к общим взглядам с «Рамзаном Кадыровым, сыном видного чеченского муллы, который стал сепаратистским президентом». Клан Кадыровых когда-то поддерживал движение за независимость, но перешел на другую сторону в 1999 году и с российской помощью захватил власть в Чечне. Чеченское сопротивление было сломлено, но Кремль заплатил за это тем, что позволил заработать почти полный суверенитет местному военачальнику с собственной мощной армией.
 
Кадыров регулярно объявляет о своей личной преданности Путину, но вмешательства федеральных властей не терпит, отмечает автор New York Times. Он «разрешает полигамию» и тем пренебрегает российскими законами; он также призвал своих бойцов расстреливать представителей правоохранительных органов, «будь они из Москвы или из Ставрополя». Теперь Кремль повторяет свою «безрассудную» политику на востоке Украины, и результат похожий.
 
По описанию автора, лидеры в Донецке и Луганске хоть и полагаются на оружие из России, но их «основанная на криминале финансовая независимость» дает им стимул вести собственную игру. Влияние они зарабатывают на торговле оружием, наркотиками и алкоголем, а также на деньгах от блокпостов. На корпоративных рейдах, вымогательствах у местного бизнеса и захвате брошенных домов создаются новые «криминальные состояния», живописует Адриан Каратницки.
 
Разрастающийся криминал перекидывается и на Россию, куда через прозрачные границы проникают «нерегулярные бойцы». В Ростовской области случился резкий скачок в уровне преступности – 23% в первые четыре месяца нынешнего года. Теперь это шестой по уровню криминальности регион России, комментирует New York Times.
 
Рост преступности и появление большого количества хорошо вооруженных игроков вдоль юго-западной границы страны не по душе привычным к вертикали власти российским правоохранительным органам, отмечает автор. Есть подозрения, что они имеют отношение к череде убийств «беспокойных» местных боевиков, — например главы одного из батальонов луганских повстанцев Алексея Мозгового, который осуждал других лидеров за отказ от идеи «Новороссии». Его убили из засады 23 мая.
 
«Война Путина на Украине» принесла этой стране смерть и разрушения, а России – санкции, политическую изоляцию и экономический упадок. Она также привнесла нестабильность в ряд территорий от Донецка и Луганска до российских Ростовской и Краснодарской областей, которые смыкаются с Кавказом. «Иными словами, война Путина на Украине выходит из-под его контроля», — заключает Адриан Каратницки на страницах New York Times.
 
 
Фото: Reuters

 

источник
США Северная Америка
теги
ДНР Донецк ЛНР Луганск Рамзан Кадыров Северный Кавказ Чечня

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG