BI: Запад считает Путина слабым, но на всякий случай перевооружается

Сотрудник Брукинского института Сергей Алексашенко на страницах Business Insider ставит под сомнение ставший популярным после начала украинского кризиса тезис западных лидеров и СМИ о слабости Владимира Путина. Ведь действия западных стран говорят об обратном, считает автор. Если лидеры США и Европы считают Путина слабым, они должны доказать это ему и всему миру.
BI: Запад считает Путина слабым, но на всякий случай перевооружается

Как это ни парадоксально, но после того, как Россия «вторглась на Украину», стало модно называть ее «слабой», пишет Сергей Алексашенко из Брукинского института на страницах Business Insider. Так говорил и президент США Барак Обама, и европейские военные эксперты, и, возможно, лидеры Белоруссии и Казахстана.

В западных СМИ президента России Владимира Путина даже называли «бумажным тигром», который «не так силен, как может показаться». По мнению автора статьи, подобные заявления неверны, и до опасной степени недооценивают силу российского президента.
 
Несмотря на то, что экономика России находится в состоянии стагнации, страна остается ключевым поставщиком нефти и газа в Европу, напоминает автор. И хотя с точки зрения Вашингтона Россия и может показаться слабой в военном плане, она доминирует в своем регионе.
 
Алексашенко сомневается, что грузинские или украинские политики считают «вторжения России в Абхазию, Южную Осетию и Крым признаками слабости». «Президент Путин разжег кровавый конфликт на востоке Украине, который привел к дестабилизации политической жизни в стране и снижению экономической активности на 20%», - пишет автор.
 
Также сомнительно, что страны-члены НАТО, которые перед лицом российской угрозы увеличили свои военные расходы, пересмотрели планы обороны и улучшили системы оповещений, назвали бы Россию слабой. С их точки зрения, именно очевидная сила Владимира Путина заставила их пересмотреть нынешнюю стратегию стабильности и безопасности в Европе.
 
Неверным является не только утверждение о слабости Путина, но и предлагаемые западными СМИ пути урегулирования кризиса, отмечает автор. Так, Европе и ее союзникам предлагается инвестировать в развитие альтернативных источников энергии и защиту киберпространства.
 
Россия действительно зависит от экспорта энергоресурсов, однако на данный момент не существует технически жизнеспособной альтернативы нефти как главного источника энергии для машин и самолетов, пишет Алексашенко. Конечно, важно инвестировать в альтернативные источники энергии, но это вряд ли поможет изменить поведение Путина.
 
Реальный эффект могли бы иметь более жесткие газовые и нефтяные санкции, включая запрет на экспорт технологий добычи сжиженного газа и подписание новых контрактов о предоставлении услуг, а также прекращение финансирования Газпрома, полагает автор.
 
Подобные санкции лишили бы Россию нефтедолларов и ограничили бы возможности Путина проводить популистскую внутреннюю политику и агрессивную внешнюю. Ведь даже относительно слабые санкции против Роснефти, ограничивающие передачу технологий в нефтяном секторе, привели к приостановке одного из пяти проектов развития, напоминает Алексашенко.
 
Кажется, Владимир Путин полагает, что Россия, которая уступает Западу в плане применения мягкой силы, может использовать жесткую силу, чтобы добиться своего. Было бы ошибкой считать, что он не будет посягать на территориальную целостность других европейских или азиатских государств или не будет мешать попыткам Запада решить вопрос с Ираном, Сирией и Северной Кореей.
 
После 15 лет у власти, Путин, вероятно, понял, что его коллеги в западных странах не готовы применить жесткую силу, чтобы остановить его, пишет Алексашенко.
 
С момента подписания минских соглашений прошло двенадцать недель, и напряженность на востоке Украины немного снизилась. В краткосрочной перспективе текущая ситуация понятна со всех сторон, отмечает автор. Украина может сконцентрироваться на реформах. Россия может «держать Донбасс в заложниках», сохраняя за собой возможность дестабилизировать Украину в любой момент. Европа может немного расслабиться, так как угроза выхода конфликта за границы Украины отступила. А США надеются забыть об этой «головной боли».
 
Однако такой подход станет стратегической ошибкой США и Европы, как уже было в 2008 году в ходе войны в Грузии, напоминает Алексашенко. Такой подход не соответствует американским и европейским принципам.
 
Более того, он подрывает саму систему глобальной безопасности, которая отвергает применение силы для урегулирования конфликта и насильственное изменение государственных границ через военное вторжение.
 
Соглашаясь со статусом-кво на Украине, Запад дает миру понять, что не будет мешать Путину навязать свою волю за пределами России, делает вывод автор. В более широком смысле это будет означать, что в мире сегодня господствует верховенство силы, а не права.
 
ЕС и США проще негласно поддерживать, чтобы на Украине все вернулось на круги своя. Однако было бы ошибочно использовать традиционные методы дипломатии, имея дело с Владимиром Путиным, который явно решил применять нетрадиционные формы международных отношений, считает Алексашенко.
 
Западу нужен нетрадиционный ответ на нетрадиционную внешнюю политику России, резюмирует автор. Если лидеры в Европе и США считают Путина слабым, они должны доказать это всему миру и, прежде всего, самому российскому президенту. 
 
Фото: Reuters
источник
США Северная Америка
теги
Владимир Путин ЕС кризис Россия санкции США Украина

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG