Nation Оригинал

Неомакартизм в американских СМИ: «Крестовый поход» против несогласных с политикой США в отношении России

Ведущие американские СМИ охотно подхватили идею борьбы с «российской дезинформацией», изложенную Майклом Вайсом и Питером Померанцевым. Журналист Джеймс Карден считает, что истинная цель этой кампании – травля и маргинализация тех, кто пытается критиковать политику США или поддерживает Россию. Карден сетует, что никто в ведущих американских СМИ не осудил подобный «крестовый поход» в духе Джозефа Маккарти, и это не предвещает ничего хорошего.
Неомакартизм в американских СМИ:  «Крестовый поход» против несогласных с политикой США в отношении России

Автор: Джеймс Карден

В результате войны, которая идет на Украине с апреля 2014 года, погибло около 7 тысяч человек, более 15 тысяч получили ранения, некоторые – очень тяжелые. По сообщениям Центра контроля за внутренними перемещениями (IDMC), из тех жителей Восточной Украины, кто снялся с обжитых мест, в стране остались порядка 1,2 миллиона, а 674 300 человек уехали в другие государства, главным образом в Россию и Белоруссию. Кроме того, по сведениям ООН, из-за военных действий в регионе миллионы граждан – в первую очередь старики и дети – живут в угрожающих жизни условиях. Большая часть территории Восточной Украины лежит в руинах, а российско-американские отношения достигли максимального накала со времен Карибского кризиса 1962 года.
 
И при этом в опубликованном прошлой осенью в онлайн-журнале Interpreter докладе нас пытаются убедить в том, что российская дезинформация – это одна из злейших угроз для Запада. Публикация озаглавлена «Угроза нереальности: информация, культура и деньги как оружие Кремля» и представляет собой совместный проект журнала Interpreter и Института современной России (IMR), аналитического центра со штаб-квартирой в Манхэттене, существующего на средства российского олигарха в изгнании Михаила Ходорковского. В этом полемическом манифесте, написанном Майклом Вайсом в соавторстве с Питером Померанцевым, приводятся доводы, почему США и Запад в целом должны начать борьбу с тем, что авторы нарекли «непомерно дорогой пропагандистской кампанией Кремля». Если предложенные в статье меры реализовать на практике, западные СМИ больше не смогут вести свободные дискуссии.
Цель публикации – открыть дремлющей американской публике глаза на угрозу, исходящую от кремлевской медийной машины. Вайс и Померанцев считают, что российское правительство, действуя через RT, международный финансируемый из госбюджета России телевещатель, а также через сеть «эмигрантских НПО» на Западе и «крайне левых и крайне правых движений», создает «антизападный авторитарный Интернационал, популярность которого неуклонно растет… по всему миру».
 
Можно было бы, конечно, расценить этот доклад как рекламный трюк со стороны двух журналистов, желающих попасть в струю русофобных настроений, столь распространенных сегодня среди американских политических обозревателей. Тем не менее публикация получила самую широкую поддержку среди – кого бы вы думали – самих членов конгресса. 15 апреля Померанцев выступил перед комитетом палаты представителей по иностранным делам, докладывая об угрозе со стороны «российской тактики превращения информации в оружие». И теперь ожидается, что председатель комитета Эд Ройс и старший представитель от второй партии Элиот Энджел сделают еще одну попытку провести законопроект 2014 года о реформировании медиавещателя «Голос Америки», дезорганизованного и сбившегося с пути после распада СССР. Во вступительной речи на заседании палаты представителей Ройс сказал о том, что «законопроект поможет нам в борьбе с путинской пропагандой», хотя многие критики не согласны с такой оценкой и считают, что он превратит федеральную службу иностранного вещания во что-то «совершенно неамериканское».
 
Кто эти люди?
 
Вайс и Померанцев составляют поистине странную пару. Вайс, моложавый, но с профессорской манерой говорить и обширными знаниями, в частности, по России, Сирии и ИГИЛ, в последнее время частый гость кабельных телеканалов. Журналист и давнишний неоконсерватор, Вайс начинал свой путь к засилью новостных программ на кабельных каналах как протеже ныне покойного Кристофера Хитченса. Поработав с Хитченсом, он проторил себе тропку в Общество Генри Джексона, лондонский оплот неоконсерватизма, вокруг которого, по мнению газеты The Guardian, «в последние годы разгораются горячие споры, а в прошлом его сотрудников на ключевых постах то и дело критиковали за антимусульманские и антииммигрантские высказывания».
 
Историк Марко Аттила Хор, который из-за расхождения во взглядах уволился из Общества Генри Джексона в 2012 году, писал, что эта организация публикует «полемические и поверхностные статьи начинающих журналистов и обозревателей, угождая узкому кругу читателей – самым ярым еврофобам из числа британских тори, закоренелым республиканцам и сторонникам израильской партии "Ликуд"». Согласно Хору, в Обществе Генри Джексона произошло второе рождение Вайса уже «как эксперта по России, которую он нигде, собственно, и не изучал и понимает в этом вопросе не больше, чем в Ближнем Востоке». В этой организации он выполнял функции директора по коммуникациям, пока наконец в 2013 году не основал журнал Interpreter при поддержке Института современной России. И чтобы еще раз утвердиться в русле американского мейнстрима, с 1 июня он стал также главным редактором новостного сайта The Daily Beast.
 
И если у Вайса скромная манера контрастирует с его глубокой приверженностью к неоконсервативной идеологии, то от Померанцева прямо-таки исходит одиозная небрежность. Британский верноподданный российской выделки, этот взъерошенный телепродюсер умело использовал свою карьеру в закоулках российского медиаландшафта с не самой, скажем так, почтенной репутацией как основание, для того чтобы прикинуться сегодня этакой пророчицей Кассандрой и кинуть западному сообществу боевой клич об угрозе российской государственной пропаганды.
 
В своей последней книге «Ничто не правда и все возможно» Померанцев, неустанный труженик фронта саморекламы, поведал о своем путешествии в логово российского медийного зверя. В начале 2015 года на презентации книги в лондонском Институте Legatum – исследовательской организации, тесно связанной с Институтом современной России, в первом приближении обозначились слава и уважение, которыми пользуется Питер Померанцев. Директор форума Transitions Forum при Институте Legatum, публицист и автор колонки в газете Washington Post американка Энн Аппельбаум назвала его книгу «необычайным достижением».
 
А еще выяснилось, что Померанцев, кроме всего прочего, еще и опытный лоббист. В книге он рассказывает о своем визите в британский парламент в 2013 году с целью объяснить там кому надо, «почему Европе необходим свой закон Магнитского». В изначальной версии американского законопроекта, пролоббированного британским хеджфондовым магнатом и инвестором Уильямом Браудером и принятого конгрессом США в 2012 году, вводился ряд запретов и ограничений для группы российских чиновников, ответственных за смерть в следственном изоляторе российского юриста и информатора Сергея Магнитского. Это событие само по себе удивительно, поскольку в 2003 году Браудер был горячим сторонником решения Владимира Путина отправить за решетку Ходорковского.
 
Как и Вайс, Померанцев стал без конца появляться в американских СМИ. В декабре прошлого года на странице политических комментариев The New York Times появилась его статья, из которой читатели узнали, что в основе кремлевской стратегии информационной пропаганды лежит «мысль о том, что объективной правды в принципе не существует». А через пару месяцев он стал героем раболепной биографии, опубликованной в Times, в которой были приведены его слова, что эта книга «о том, как амбициозный молодой журналист из российской медиастраны возможностей заключил сделку с дьяволом». Похоже, однако, что одной фаустовской сделкой он не ограничился, – и сотрудничество с главным редактором финансируемого Ходорковским интернет-журнала это подтверждает.
 
Из-за многолетней отсидки Ходорковский воспринимается сегодня в некоторых кругах как святой мученик в миру. Но давайте не будем забывать, что свое состояние этот нефтяной магнат сколотил с помощью захватывающей по своим масштабам коррупции, а местами даже и насилия. В 2000 году журнал Foreign Affairs назвал его и других российских олигархов «опасной шайкой плутократов», которые «ставят под угрозу переход России к демократии и свободной рыночной экономике», ну и, понятное дело, угрожают «кровным интересам США».
 
Согласно недавно опубликованной в The New Yorker биографической справке, когда Ходорковский решил вложиться в одно рижское новостное агентство, его сотрудники запротестовали. «Он – ядовитый инвестор», – прокомментировал близкий к проекту источник. В статье также добавлялось, что «его взгляды на природу журналистики практически не изменились с 90-х годов прошлого века, когда репортеры запросто покупались и продавались и запросто могли накропать нужную статейку на заказ – за достойное вознаграждение, разумеется».
 
Программа Ходорковского – по смене режима в России – как в зеркале, отражена в работе Института современной России, журнала Interpreter и, конечно, докладе «Угроза нереальности».
Вайс и Померанцев со своим докладом присоединились к внушительной когорте западных журналистов, играющих на страхах общества относительно намерений, возможностей и могущества тех государств, от которых, в общественном сознании, исходит угроза Соединенным Штатам. Историк Ричард Хофштадтер в своей фундаментальной статье о маккартизме под названием «Параноидальный стиль в американской политике» пишет, что в представлении подобных оппортунистов «противник часто наделяется какими-то необыкновенными источниками могущества – в его руках контроль над прессой, неограниченные финансы, новая секретная технология воздействия на сознание (промывание мозгов)». Трудно найти более подходящее описание для того, как Померанцев с Вайсом представляют себе Путина и медийные возможности российского правительства.
 
В докладе утверждается, что путинская Россия, «возможно, представляет собой большую опасность, чем коммунистическая сверхдержава». По словам Вайса, эффективная борьба с вирусом российской пропаганды должна сочетать в себе «мудрость Оруэлла… и находчивость Дона Дрейпера» (персонаж сериала Mad Men – прим. пер.). Напрашивается вывод, что Вайс с Померанцевым решили лично явить пример подобного подхода, поскольку их доклад и свод «скромных рекомендаций» отдают именно антиутопией Оруэлла.
 
Авторы доклада призывают к созданию «международно признанной системы рейтинга дезинформации», которая дала бы журналистам и блогерам «аналитический инструментарий для классификации различных форм коммуникации». Сделав дежурную оговорку о том, что «прямой цензуры следует избегать» (как именно, в докладе не уточняется), Вайс с Померанцевым тем не менее выступают, по сути, за введение черных списков для СМИ. «Конечно, активная дискуссия и противоборство мнений должны поощряться, – пишут авторы доклада, – однако информационные организации, которые сознательно вводят аудиторию в заблуждение, следует исключать из журналистского сообщества».
 
Что считать «сознательным введением в заблуждение», авторы тоже не уточняют, однако догадаться несложно. Из журналистского сообщества, по их мнению, наверняка следует исключить СМИ, не разделяющие энтузиазма авторов относительно борьбы с режимом Асада в Сирии или конфликта с Россией из-за Украины. Тот же Вайс неоднократно обвинял Россию в гибели малайзийского Boeing в июле 2014 года. Однако станет ли кто-то «исключать из журналистского сообщества» такие издания, как The Atlantic или Spiegel, за то, что те обнародовали доклад германской разведки, в котором отрицается российское происхождение злополучного «Бука»? Станет ли кто-то вносить в черный список журналистов вроде Роберта Перри, поставившего под сомнение ту версию случившегося, которую продвигает западный новостной мейнстрим? Станет ли кто-то лишать права выступать в СМИ научных экспертов вроде Пола Робинсона из университета Оттавы, посмевшего оспаривать заявления украинского посла в США о том, что «на Украине идет не гражданский конфликт, а война, развязанная Россией».
 
Вайс и Померанцев утверждают, что Кремль в своей информационной политике «ставит дезинформацию на одну доску с умением убеждать, а подтасованные факты – с рациональными аргументами». Возможно, это и так, вот только Кремль явно не единственный, кто прибегает к подобной тактике. В декабре прошлого года делегация украинской Верховной рады представила американским сенаторам из комитета по делам вооруженных сил фотографии, якобы свидетельствующие о наличии российских военных и бронетехники на востоке Украины. Впоследствии выяснилось, что эти кадры были сняты в ходе российско-грузинского конфликта в августе 2008 года. Стал ли журнал Interpreter осуждать украинских парламентариев за подлог? Нет. Выходит, его озабоченность по поводу дезинформации имеет однобокую природу.
 
То же можно сказать и о неоднократно упоминаемых в докладе принципах прозрачности. Авторы раз за разом призывают публицистов и экспертно-аналитические центры четче обозначать свою политическую принадлежность, финансовые интересы и источники финансирования. Однако сам Interpreter не всегда следует собственным настойчивым призывам. В качестве одного из основных источников финансирования журнала, помимо Ходорковского, указывается расположенный в Лондоне Фонд Герцена (Herzen Foundation). На вопрос о происхождении данной организации Вайс ответил: «Мне неизвестна организационная структура фонда, состав его попечительского совета и прочее. Вы можете обратиться за данной информацией в британский благотворительный фонд Charities Aid Foundation». Неоднократные запросы в Charities Aid Foundation, в котором якобы зарегистрирован Фонд Герцена, остались без ответа. На самом деле, нет никаких доказательств того, что такая организация реально существует.
 
Авторы доклада убеждены, что американское правительство должно принять активные меры по защите своих доверчивых граждан от засилья путинской пропаганды. Мало того, что во многих американских газетах уже введен пост общественного редактора, который проверяет публикации собственного издания на предмет соответствия этическим стандартам журналистики, – теперь они должны еще учредить должность «редактора по борьбе с дезинформацией», который будет «препарировать все новостные сообщения, недостойные публикации». Появление профессиональных цензоров необходимо, утверждают Вайс и Померанцев, поскольку Кремль «использует слабые места западных политических систем, по сути, обнажая мягкое подбрюшье либерально-демократических государств». Еще больший ущерб, по словам авторов доклада, наносят сонмища «маститых западных экспертов», оказывающих пособничество врагу, – выступая в эфире RT, входя в советы директоров российских компаний или просто посещая форумы и конференции, организатором которых выступает Россия. «Размывание границ между экспертными организациями и лоббистскими структурами помогает Кремлю беспрепятственно решать свои информационные задачи», – говорится в докладе.
 
По мнению Вайса и Померанцева, наибольшую угрозу представляет телеканал RT, которому они приписывают огромные возможности. В этом они не одиноки: в январе этого года тогдашний руководитель Совета управляющих по вопросам вещания Эндрю Лэк сравнил RT с угрозой, которая исходит от «Исламского государства» на Ближнем Востоке и группировок вроде «Боко харам». (Впоследствии Лэк был назначен председателем Совета директоров группы компаний NBC News).
 
Как считают авторы доклада, RT столь искусно маскирует свои истинные неблаговидные цели, что «всякий, кто включит этот канал, не сразу поймет, что он управляется из Кремля или вообще как-то связан с Россией». И это при том, что каждый выпуск новостей на RT открывается словами: «Вы смотрите RT в прямом эфире из Москвы».
 
Призрачная угроза
 
Профессор Дюкского университета Эллен Микевич – наиболее авторитетный исследователь советских и российских масс-медиа – не согласна с самой исходной предпосылкой доклада Вайса и Померанцева. По ее словам, «инъекционная» модель воздействия СМИ (согласно которой аудитории можно привить какие-то взгляды уже за счет их распространения) была признана научно несостоятельной еще много лет назад. «Это самая наивная ошибка, которую можно допустить при анализе воздействия СМИ», – считает профессор Микевич.
 
В свете этого напрашивается вывод, что преувеличенные страхи Вайса и Померанцева – не более чем предлог для достижения их с Ходорковским истинных целей. А их истинная цель заключается не в борьбе с «дезинформацией» со стороны России, а в маргинализации и травле, даже в вытеснении из публичного дискурса в США любого, кто придерживается более взвешенной оценки роли России в украинских событиях. Они ведут войну против реальных и вымышленных противников и тем самым способствуют созданию в американских СМИ такой атмосферы, в которой выражение несогласия с политикой США в отношении России было бы недопустимым. В этой связи заслуживают внимания два материала, вышедших в свое время в Interpreter.
 
В начале ноября прошлого года журнал опубликовал статью бывшего аналитика АНБ Джона Шиндлера под названием «Есть ли российские агенты среди высокопоставленных американских дипломатов?» Опираясь на сообщения одного украинского новостного сайта, Шиндлер привел заявления российского оппозиционера Константина Борового о том, что у Кремля есть «агенты влияния» в руководстве НАТО. По словам Борового, один из американских послов в России в свое время установил «беспрецедентно близкие отношения с бывшими руководителями КГБ и нынешним руководством ФСБ». Именно из-за этих отношений послу, имени которого Боровой не называет, якобы и пришлось впоследствии покинуть Россию. Шиндлер в своей статье, особо не церемонясь, указывает на того, кого он считает тем самым дипломатом – это Александр Вершбоу, бывший с 2001 по 2005 годы послом США в России, а ныне занимающий пост заместителя генерального секретаря НАТО.
 
Столь огульные обвинения в адрес заслуженного сотрудника внешнеполитической службы должны были, по идее, вызвать единодушное возмущение со стороны вашингтонского истеблишмента. В конце концов, Вершбоу участвовал в разработке и осуществлении клинтоновской администрацией курса на расширение НАТО в конце девяностых. Как отмечает в своих мемуарах президент Брукингского института Строуб Тэлботт (активно выступающий сегодня за поставки оружия Украине), Вершбоу участвовал и в выработке позиции США относительно конфликта в Косове в 1999 году. В одном из своих недавних выступлений Вершбоу признался, что Россия видится ему «скорее противником, нежели партнером [для НАТО]». В марте этого года в ходе визита в Латвию Вершбоу публично осудил «агрессивные действия России на Украине». Однако даже репутация человека истеблишмента оказалась не в силах отвести от него подозрения Interpreter.
 
Мало того – складывается впечатление, что затеянный журналом крестовый поход начинает приносить первые плоды. Мало кто из бывших коллег дипломата согласился по нашей просьбе прокомментировать обвинения против Вершбоу, а уж выступить в его защиту решились и того меньше. Вероятно, всех пугала перспектива заполучить аналогичный ярлык в лучших традициях маккартизма. В числе немногих высказавшихся оказался бывший высокопоставленный сотрудник администрации Буша, категорически не согласный с версией Шиндлера. «Сэнди вовсе не смещало начальство, – утверждал он. – На самом деле, к концу его пребывания на этом посту в Кремле даже отказывались с ним встречаться, поскольку там считали, что он слишком тесно связан с оппозицией».
 
Другой коллега и приятель бывшего посла – профессор Роберт Легволд, некогда возглавлявший Институт Гарримана при Колумбийском университете, – в беседе со мной охарактеризовал утверждения Шиндлера как «абсурдные обвинения, демонстрирующие полную неосведомленность автора об очень непростых для Вершбоу годах службы в Москве».
 
В феврале Interpreter еще раз попытался выдать необоснованные обвинения в духе маккартизма за журналистику. Блогер сайта Кэтрин Фитцпатрик опубликовала материал под названием «За переговорами на острове Боисто и неэффективными Минскими соглашениями стоят бывшие российские разведчики». В неофициальных переговорах на острове Боисто, которые прошли в июне прошлого года, принимали участие российские и американские политики. В результате был разработан 24-шаговый план по разрешению украинского конфликта. Такого рода неофициальные переговоры между политиками, действующими в частном порядке, уже давно стали неотъемлемой чертой американской дипломатии.
 
В своей статье Фитцпатрик ссылается на интервью [бывшего – прим. пер.] сотрудника российских спецслужб Леонида Решетникова, который утверждает, что он встречался с американской делегацией до начала переговоров. Он также говорит, что выдвинутые предложения послужили основой для первых Минских соглашений о прекращении огня, заключенных в сентябре 2014 года. Фитцпатрик посчитала заявления Решетникова доказательством того, что делегация вступила в сговор с российской разведкой.
 
И хотя Фитцпатрик старается представить все так, будто простофиль-американцев одурачили, картина не складывается. Помимо всего прочего, у Фитцпатрик не сходится хронология: действительно, двое из шести членов американской делегации, отправленной на переговоры в Финляндии, встречались с Решетниковым, но это произошло на совершенно не связанном мероприятии «через три недели после окончания переговоров»(и значительно позже согласования проведения переговоров). У Фитцпатрик была эта информация, но она, согласно моим источникам, не удосужилась попросить членов американской делегации прокомментировать эту ситуацию. Зачем портить хорошую фантастику фактами? 
 
Ирония, конечно, в том, что Фитцпатрик сама делает то, в чем обвиняет американскую делегацию: принимает сказанное российским сотрудником разведки за чистую монету и верит в это, как выразился один из участников переговоров с американской стороны, «целиком и полностью».
 
Сползание к маккартизму
 
Казалось бы, сей неомаккартистский манифест, в котором столь явно просматривается плохо скрываемая тяга к цензуре и подавлению неудобных мнений, должен был вызвать возражения, если не единодушное осуждение, со стороны СМИ, отражающих взгляды американского истеблишмента. Однако по обе стороны Атлантики публикация Interpreter получила самый восторженный прием.
 
Одним из наиболее видных апологетов доклада выступает Институт Legatum. Как пишет журналист американского онлайн-издания PandoDaily Марк Эймс, Институт Legatum является детищем миллиардера Кристофера Чандлера, венчурного капиталиста. Свои миллиарды Чандлер, подобно Браудеру с Ходорковским, заработал в России в постсоветские годы. Он и его брат, по словам Эймса, «слывут ведущими зарубежными выгодоприобретателями от одной из крупнейших в истории приватизационных афер – российской программы ваучеризации начала девяностых».
 
Институт Legatum приурочил к выходу «Угрозы нереальности» круглый стол, в котором приняли участие такие светила [международных исследований], как [журналистка] Энн Аппельбаум, посол США на Украине Джеффри Пайетт, бывший посол Джон Хербст и украинский посол по особым поручениям Александр Щерба. Каждый из них выразил озабоченность по поводу той угрозы, которую представляет для Запада путинская пропагандистская машина.
 
Вслед за Институтом Legatum аналогичные мероприятия провели Гарримановский институт и Национальный фонд поддержки демократии (NED). В круглом столе, организованном NED, помимо Вайса и Померанцева, участвовали директор организации Freedom House Дэвид Крамер, какой-то молодой функционер из неоконсервативного аналитического центра Foreign Policy Initiative и исполнительный директор Международного форума демократических исследований NED Кристофер Уокер. Последний активно превозносил «тесные связи» фонда как с журналом Interpreter, так и с Институтом современной России.
 
В прессе публикацию доклада заметнее всех приветствовали Энн Аппельбаум и старший редактор журнала Economist Эдвард Лукас. Аппельбаум вскоре после круглого стола в Legatum поддержала крестовый поход Вайса и Померанцева статьями в газете Washington Post и в журнале New York Review of Books. Выступая на страницах Washington Post, она заявила, что дезинформация со стороны России «представляет серьезную угрозу для демократических государств». Особенно госпожу Аппельбаум беспокоят так называемые интернет-тролли, которых, по словам Вайса и Померанцева, использует Россия. Журналистка опасается, что их «негативные или ёрнические комментарии» могут оказывать неправильное воздействие на читателей.
 
Эдвард Лукас в своем Twitter славословил доклад Вайса и Померанцева, охарактеризовав его как «убойный материал о дезинформации Кремля». Впоследствии Лукас произвел некоторый фурор своим выступлением на Конференции по безопасности в Мюнхене, где он обрушился с сокрушительной критикой на RT, а также на российское государственное информационное агентство «Спутник».  
 
Среди поклонников журнала Interpreter числится в том числе и целый ряд высокопоставленных должностных лиц. В феврале этого года, в первую годовщину переворота на Майдане, Джеффри Пайет написал в своем Twitter: «@Interpreter_Mag Спасибо за ваше неослабевающее внимание к стремительно развивающемуся российско-украинскому кризису и за то, что вы проливаете свет на эти события». Президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес по этому же случаю написал специально для журнала колонку. Тем временем командующий объединенными вооруженными силами НАТО Филип Бридлав во всеуслышание заявил, что «Россия реализует целенаправленную стратегию по дезориентации с использованием дезинформации и пропаганды». Бридлав охарактеризовал ее как «беспрецедентный блицкриг в истории информационных войн».
 
Опасность доклада «Угроза нереальности» заключается не только в придании интеллектуального лоска нынешней кампании за введение цензуры в СМИ, но и в дальнейшем нагнетании и без того нездоровой атмосферы вокруг дискуссий о происходящем на Украине. Как признался в интервью один ведущий политолог, «я тридцать семь лет проработал в академической среде и должен сказать, что сегодня атмосфера в США просто отравлена украинским кризисом».
 
В адрес тех, кто выступает с критикой политики США в отношении России, звучит множество обвинений в предательстве и отсутствии патриотизма. Вот всего несколько примеров. Стивен Коэн, почетный профессор Принстонского и Нью-Йоркского университетов и ведущий исследователь советского и постсоветского периодов в России, уже почти год регулярно подвергается бичеванию на страницах таких изданий, как New Republic, Daily Beast, Boston Globe, New York и Slate. Его называют «прихвостнем», «апологетом» и «лучшим другом» Путина. Последняя такая статья появилась 6 мая на [сайте] «Радио Свобода». В ней без каких-либо доказательств утверждалось, что «Коэн, по сути, отстаивает на Западе интересы Кремля». Когда в адрес видного исследователя огульно выдвигаются столь серьезные обвинения, в этом видится попытка не только добиться маргинализации самого Коэна, но и запугать других скептиков – в том числе (а может, и в особенности) людей более молодого поколения.
 
В июне 2014 года интернет-издание Daily Beast опубликовало разгромный материал о конференции, участниками которой стали профессор Колумбийского университета Роберт Легволд, бывший посол США в СССР Джек Мэтлок и лидер одной российской оппозиционной партии. Авторы Daily Beast назвали это мероприятие «сборищем антисемитов и конспирологов», вылившимся в «праздник саможалости для убежденных апологетов Кремля из числа американцев».
 
В августе прошлого года старший научный сотрудник Института международной экономики имени Петерсона Андерс Аслунд разразился обличительной статьей в адрес Дэвида Джонсона, владельца и редактора одноименного агрегатора статей о России. «Более всего меня удивляет тот факт, – писал Аслунд, – что вы ежедневно включаете в свою подборку несколько материалов RT, который занимает в путинской России то же место, что и газета Stürmer в нацистской Германии».
 
Отчасти благодаря активной популяризации «Угрозы нереальности», а также страсти журнала Interpreter к безапелляционным обвинениям за последние несколько месяцев с момента публикации доклада в обществе сгустилась атмосфера нетерпимости к «неправильным» мнениям. В середине декабря прошлого года в газете Washington Post было опубликовано письмо бывшего посла США на Украине Уильяма Тейлора с обвинениями в адрес Генри Киссинджера, Збигнева Бжезинского и сотрудников Брукингского института Майкла О’Хэнлона и Джереми Шапиро, якобы выступающих за политику умиротворения в отношении России. Термин «политика умиротворения» в данном контексте приобретает подчеркнуто неблаговидное звучание и призван служить клеймом для тех, кто склонен идти на поводу у Путина с его реваншистскими планами, якобы ставящими его в один ряд с Гитлером.
 
В конечном итоге, помимо неприкрытого наступления на основные принципы свободы слова, начатый Вайсом и Померанцевым «крестовый поход» развязал руки западным политикам и публицистам, замешанным в разжигании конфликта на Украине, – ведь он отбивает у общества всякую охоту критически оценивать внешнеполитический курс США. Сделанный в их докладе упор на описание информационных возможностей Кремля отвлекает внимание от разворачивающейся на Украине гуманитарной катастрофы, а также от растущей опасности развязывания крупномасштабной войны между Россией и США. Между тем одной из основных причин кризиса на Украине следует считать именно воинственную политику [Запада] в отношении России, за которую истово ратуют Вайс и Померанцев. И тот факт, что в настоящее время они пытаются заклеймить, запугать и внести в черные списки критиков этого курса, только придает их кампании еще большую одиозность.
 
Казалось бы, уж кто-кто, а журналисты должны были в самых категоричных выражениях выступить против этой кампании. Однако до сих пор никто этого не сделал, что не предвещает ничего хорошего.

Дата публикации 20 мая 2015 года.

Фото: Reuters

 

источник
США Северная Америка
теги
Russia Today вооруженный конфликт Запад информационная война пропаганда Россия США Украина холодная война

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG