Financial Times Оригинал

FT: Западу не хватает стратегии для противостояния Путину

Запад до сих пор не сумел найти конструктивную роль для России в Европе, уверен бывший представитель США при НАТО Роберт Хантер. Для этого необходима стратегия, основанная на понимании прошлого. По его словам, действия Путина в отношении Украины и других стран «ничем нельзя оправдать», но постоянный конфликт с Москвой не выгоден никому, подчеркивает Хантер на страницах The Financial Times.
FT: Западу не хватает стратегии для противостояния Путину
Reuters

Действия Путина идут вразрез с различными договорами, где закреплены принципы нерушимости границ и гарантии безопасности для соседей России, включая Украину, поэтому «не имеют никаких оправданий», считает бывший представитель США при НАТО Роберт Хантер. Однако Запад не сможет сформировать эффективную стратегию, чтобы ему противостоять, не проанализировав до конца всех уроков из прошлого. Поэтому заключенное в Минске соглашение о прекращении огня на Украине «в лучшем случае было лишь концом начала — а может, и этим не было», пишет бывший дипломат в статье для The Financial Times

«Захват Путиным Крыма, его попытки дестабилизировать всю Украину, а также запугивание других стран, находящихся на российской периферии — это его ответы на вопрос о том, как Запад должен строить отношения с остатками советской империи, приспосабливаясь к ситуации. Совершенно справедливо эти условия были отвергнуты. Но встречный ответ Запада — санкции, возможные поставки оружия Киеву — это чистая тактика. А нам нужна стратегия», — отмечает автор. По его мнению, ответ на «российскую головоломку» в свое время дал Джордж Буш-старший, стремившийся к созданию «свободной, мирной и неделимой Европы, которая объединяет всех». Эту же политику по мирному объединению продолжил Билл Клинтон, поскольку Вашингтон после распада СССР «старался не допустить, чтобы Россия пережила такие же горькие унижения, как и Германия после Первой мировой войны», подчеркивается в статье.
 
«В Основополагающем акте Россия-НАТО, который обсуждался на переговорах в то время, когда я был американским представителем в НАТО, признавались пределы развертывания сил и средств в Центральной Европе. Украина должна была извлечь пользу из сотрудничества с Западом — однако ее статус планировалось оформить окончательно лишь после того, как будет найдено конструктивное место для России в европейской системе безопасности. Запад, а затем и Путин утратили интерес к поиску такого места», — поясняет Хантер. Он признает, что в дальнейшем Запад (и особенно США) воспользовался слабостью России, и в 2002 году Вашингтон беспричинно вышел из Договора по ПРО, который «давал России психологический паритет с США даже после того, как она проиграла в холодной войне».
 
Москва в то время «тоже не проявляла особого стремления к сотрудничеству», продолжает автор, однако своим решением развернуть систему ПРО в Центральной Европе Америка «нарушила если не букву, то дух натовских обязательств не направлять туда войска». И когда расширение НАТО продолжилось за счет принятия в альянс прибалтийских и других стран, у России «возникло острое ощущение, что ее берут в кольцо», пишет The Financial Times. Поэтому когда в 2008 году бывший грузинский президент Михаил Саакашвили «попытался проверить» действенность обещания о том, что Украина и Грузия тоже станут членами альянса, Россия моментально нанесла «ответный удар» — и при этом ни одна страна НАТО «не помогла Грузии защититься».
 
Уроки, которые вынес из этого Путин, «в определенной степени объясняют то, что он сделал на Украине», продолжает The Financial Times. Поэтому главный вопрос теперь заключается в том, как видоизменить политику Европы, чтобы сохранить НАТО со всеми обязательствами альянса и расширить экономические выгоды от сотрудничества с ЕС, и в то же время «заставить Путина соблюдать межгосударственные границы, способствовать формированию благоприятного будущего для Украины и отвести России авторитетную роль в рамках налаживания взаимодействия». Провал здесь чреват большими издержками, предостерегает Хантер — это сулит длительную изоляцию России, усиление конфликта, новые страдания украинцев и сохранение неопределенности для остальной Европы. Кроме того, для США это может означать конец ценному сотрудничеству с Россией по целому ряду важных международных вопросов. Такая перманентная конфронтация «не принесет ничего хорошего никому», подчеркивает The Financial Times.
 
А ведь еще в 2008 году Дмитрий Медведев, занимавший тогда пост президента РФ, выдвинул целый ряд предложений по развитию сотрудничества, отмечает автор. Однако все они были полностью проигнорированы, и в конечном итоге, теперь это может оказаться неосуществимым. «Американское лидерство незаменимо для Европы. Путин не воспринимает всерьез увещевания европейских лидеров. Он серьезно относится только к Соединенным Штатам, считая их единственным достойным собеседником на дипломатических переговорах со времен холодной войны, когда обе страны были на равных», — уверен Хантер. По его мнению, европейские союзники также ждут от Вашингтона более активного участия в их проблемах, поскольку в свое время «они направили войска в Афганистан с одной всеобъемлющей целью: чтобы США остались в Европе и улаживали дела с Россией, поскольку сделать это могут только они». Поэтому ради собственных и европейских интересов Америка обязана выполнять свою часть обязательств и выработать эффективную стратегию в отношении России, заключает The Financial Times.
 
Фото: Reuters
Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
Financial Times Великобритания Европа
теги
Барак Обама Владимир Путин вооруженный конфликт геополитика евромайдан Запад НАТО ПРО Россия США Украина
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...