New Yorker Оригинал

New Yorker: Москва почтила память жертв репрессий вопреки «путинскому режиму»

Несмотря на абсолютную нетерпимость российских властей к проявлению гражданского активизма, правозащитнику Сергею Пархоменко при поддержке исторического общества «Мемориал» удалось осуществить проект «Последний адрес», сообщает New Yorker. Его идея заключается в том, чтобы напомнить москвичам о преступлениях коммунистического режима и противостоять «истерическому патриотизму», оправдывающему авторитаризм и репрессии.
New Yorker: Москва почтила память жертв репрессий вопреки «путинскому режиму»
YURI KADOBNOV / AFP

В Москве 10 декабря, в международный День прав человека, на стенах домов появились небольшие таблички с именами местных жителей, расстрелянных во времена правления Иосифа Сталина, пишет New Yorker. В годы «Большого террора» было казнено по меньшей мере тридцать тысяч москвичей, при этом историческому обществу «Мемориал», архив которого используется для сверки информации, известны адреса около двенадцати тысяч репрессированных. За последние несколько дней на фасадах московских зданий было установлено только 18 мемориальных знаков, остальные будут появляться постепенно, по мере поступления заявок от граждан.

Сами таблички представляют собой металлические прямоугольники с пустым отверстием в том месте, где должна быть фотография, сообщает американское издание. На поверхности выгравирована только основная информация  вроде «Здесь жил Николай Иванович Чиннов, инженер-транспортник, родился в 1891, арестован 5.02.1937, расстрелян 1.07.1937, реабилитирован в 1957».
 
Идея акции принадлежит журналисту Сергею Пархоменко, бесстрашному и неутомимому борцу за права человека, отмечает автор статьи. В прошлом году во Франкфурте Пархоменко видел проект немецкого художника Гюнтера Демнига «Камни преткновения», посвященный жертвам нацистов. Вскоре после этого журналист решил организовать нечто подобное в Москве, но оказалось, что его затея не из легких. Массовый террор воспринимается в России весьма неоднозначно: согласно результатам опроса, опубликованного фондом Карнеги, для многих россиян Сталин – не только «жестокий, бесчеловечный тиран», но и «мудрый лидер, который привел Советский Союз к могуществу и процветанию». Кроме того, по их мнению, именно благодаря Сталину Россия победила во Второй мировой войне, и эта победа является наиболее выдающимся событием в российской истории, сообщает New Yorker.
 
Во многих российских городах есть собственный «кустарные мемориалы», но в целом в стране нет ни одного официально памятника, как и нет официальной версии по поводу преступлений коммунистического режима, говорится в статье. Путинское правительство открыто не препятствует исследованиям и публикации книг о коммунистических репрессиях, считает журналист New Yorker. Так, обществу «Мемориал» разрешается проводить ежегодное публичное поминовение жертв сталинского режима. Однако само правление Путина, особенно с момента его переизбрания президентом в 2012 году, «отмечено значительным расширением влияния силовой элиты и подавлением свободы слова». Начиная с 2013 года «Мемориал» терпит бесконечные проверки и получает судебные иски.
 
Очевидно, при таком положении дел идея Пархоменко казалась абсолютно неосуществимой, пишет издание. Однако, вернувшись из Франкфурта, он сразу объявил конкурс на лучший дизайн мемориальной таблички. Его выиграл известный архитектор и дизайнер Александр Бродский, который и предложил тот самый вариант с отверстием. Вскоре у проекта появилось название – «Последний адрес» – и сайт с базой данных погибших в результате репрессий москвичей. Отныне любой желающий может принять участие в акции, только сперва ему необходимо получить согласие всех жильцов дома и заплатить четыре тысячи рублей за изготовление мемориального знака.
 
Несмотря на то что рамки проекта весьма ограничены, его важность неоспорима, особенно в условиях абсолютной нетерпимости правительства к проявлению гражданского активизма, полагает автор статьи. «”Последний адрес” противостоит течению истерического патриотизма в России, – заявил Сергей Пархоменко в интервью New Yorker. – Призывы переименовать Волгоград обратно в Сталинград или вернуть статую Дзержинского на Лубянку являются последней тенденцией».
 
И как же Сергею Пахоменко удалось осуществить свой проект в подобных условиях, задается вопросом автор статьи. Некоторые эксперты полагают, что это связано с внезапным желанием Путина установить памятник жертвам репрессий в Москве. Возможно, таким образом он хочет «создать некий противовес своему все более авторитарному политическому режиму». У Арсения Рогинского, директора общества «Мемориал», есть другое объяснение: «Конечно, мы постоянно действуем в зоне риска. Но когда мы пытаемся просто идти напролом и реализовать свои права без всякого предварительно разрешения, это иногда срабатывает».
 
Фото YURI KADOBNOV / AFP
 
 
 
Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
New Yorker США Северная Америка
теги
Иосиф Сталин история Мемориал Москва репрессии
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...