theREALnews Оригинал

Российскому народу надоели американские «учителя»

Американские чиновники пытаются играть роль «строгих учителей» в отношениях с Россией, но надо понять, что народ с этим категорически не согласен, полагает профессор политэкономии МГУ Александр Бузгалин. После десятилетий упадка люди вновь мечтают видеть свою страну сильной, и в этом нет ничего плохого, уверен Бузгалин.

Приветствуем вас на канале The Real News! С вами Антон Ворончук и мы ведем вещание из нашей студии в Балтиморе. Год назад президент Обама попытался убедить американских политиков и граждан в необходимости прямого военного вмешательства в сирийский кризис, но потерпел фиаско.

 

В лагере, выступающем против войны, говорят, что главную роль в той ситуации сыграло противодействие со стороны американского общества, а некоторые журналисты – например, Сеймур Херш – считают, что президента остановили предупреждения о катастрофических последствиях подобной инициативы, исходившие от чиновников министерства обороны. В конечном счете, не ударить лицом в грязь Обаме тогда помогла заключенная при посредничестве российского президента Путина сделка о сдаче Асадом химического оружия.

 
Но перенесемся в сегодняшний день: Вашингтон ведет международную кампанию против ИГИЛ в Ираке и Сирии, и при этом поддерживает умеренных повстанцев – причем точного определения «умеренности» пока никто не дал. Но в каком же исходе заинтересована сейчас Россия? Об этом нам в ходе прямого включения из Москвы расскажет Александр Бузгалин — профессор кафедры политической экономии экономического факультета МГУ, редактор независимого журнала социал-демократической направленности «Альтернативы», координатор одноименного российского общественного движения, а также автор более двадцати книг и нескольких сотен научных статей, переведенных на английский, немецкий и многие другие языки. Александр, спасибо, что согласились с нами поговорить.
 
АЛЕКСАНДР БУЗГАЛИН, профессор кафедры политической экономии экономического факультета МГУ: Вам спасибо. Здравствуйте.
 
Давайте начнем с вопроса о том, зачем же Россия продолжает до сих пор поддерживать Асада – как он связан с интересами Москвы?
 
АЛЕКСАНДР БУЗГАЛИН: Во-первых, Россия России рознь. Речь идет о поддержке со стороны Путина и российской правящей верхушки. Так же обстоят дела с интересами США на Ближнем Востоке, и в частности – в Сирии: мы говорим скорее об интересах американского истеблишмента. Ну а обсуждать, что думают народы России и США – это уже другой вопрос, и мы его можем чуть позже затронуть.
 
Что же касается интересов Путина и нашей правящей верхушки в регионе – в первую очередь Россия пытается удержать статус страны, имеющей влияние не только на своей территории, но и в других регионах мира. Ну а арабский мир – традиционная сфера интересов Советского Союза, и Россия в определенном смысле пытается сейчас сохранять тот же курс.
 
Асад, конечно, совсем не демократический лидер, лидер он авторитарный. Но здесь есть нюанс —  если в Сирии придет к власти другой президент и установится другая политическая система, с вероятностью 99% новое правительство страны окажется проамериканскими, и к власти оно придет при помощи военных методов. Ну и в конечном счете, могут возникнуть те же проблемы, которые мы видели в других странах, где так называемую «демократию» строили через войну.
 
Видите ли, когда демократия строится военными средствами, при помощи разрушения городов и уничтожения тысяч мирных граждан, эта демократия превращается в хаос, который затем порождает не только анархию и экономические проблемы, но также терроризм, нестабильность и авторитарную внутреннюю политику.  Поэтому, защищать Асада — не только одна из геополитических целей российских правящих кругов, но и способ избежать нового военного противостояния в самых ужасных его проявлениях.
 
Собственно, военное противостояние мы наблюдаем в стране и сейчас, но необходимо предотвратить эскалацию этого конфликта. В известном смысле, это – тоже в интересах России.
 
Кроме того, нужно понимать, что [Москву] с правительством Асада связывают многочисленные долгосрочные соглашения, экономические программы, да и в целом существуют традиции сотрудничества с Сирией, причем даже не конкретно с Асадом, а со многими сирийскими учреждениями, которые связаны с его правительством.
Так что роль здесь играют и геополитические цели Москвы, и попытки сохранить сотрудничество между нашими странами, существующее уже давно, и – отчасти – желание предотвратить катастрофу в Сирии.
 
Если я вас правильно понимаю, вы проводите различие между интересами, если можно так выразиться, российских граждан, и российских властей. Интересно, как внутри самой России смотрят на то, что должна делать страна? Что считается важным – вопросы национальной безопасности? Стратегические интересы страны за рубежом?
 
АЛЕКСАНДР БУЗГАЛИН:  Россию раздирают глубокие внутренние противоречия – они существовали у нас раньше и продолжают существовать и сейчас. Эти противоречия иногда бывают конструктивными, а иногда – наоборот, подрывают стабильность в нашей стране. С одной стороны, наша экономическая политика так и не стала до сих пор социально ориентированной, показатели неравенства доходов просто ужасны, процветает коррупция, обладают значительной властью олигархи и новая номенклатура.
 
С другой стороны, недавно страну накрыла волна патриотизма  - как всамделишного, так и мнимого. Эта разница – важна, поскольку наши лидеры периодически пытаются доказать, что Россия стала теперь серьезным геополитическим  игроком,  мощной державой с огромной армией и таким же внешнеполитическим авторитетом, как у США, или хотя бы сравнимым.
 
Но никакого патриотизма тут нет, ведь все это, к сожалению, не является правдой. Впрочем, некоторые люди все же хотят в это верить, ведь Россия двадцать лет была на международной арене пустым местом, а в прошлом, когда мы жили в Советском Союзе — и об этом помнит даже молодое поколение — наша страна была серьезным игроком, и мы были очень счастливы и уважали свое государство, поскольку оно действительно имело значительное влияние на мировую экономику, политическую и социальную жизнь, науку и культуру.
 
Сейчас мы видим попытки хотя бы притвориться, что мы снова стали важным игроком на мировой арене. Эти действия отчасти  связаны с желанием властей снять напряженность внутри страны, а отчасти – с неподдельным патриотизмом россиян, и их  реальным желанием создать новую Россию, которую будут уважать и которая будет играть серьезную роль в жизни мира, и прочее, и прочее. Однако, боюсь, что главным образом наше правительство просто пытается создать шоу, а реально защищает лишь геополитические интересы элит,  и не работает над проектом участия России в мирной политической жизни на международной арене или создания реально ориентированной на общество  демократической системы. А это — важная для нас проблема, причем касается она как властей, так народа.
 
Интересно, какую роль, по вашему мнению, играют во всей этой ситуации российские производители военного оборудования и оружия? Возможно, они подталкивают Россию к более агрессивному противодействию политике США по поддержке Киева или в Сирии? Какой вам представляется роль российского ВПК в сложившейся обстановке?
 
АЛЕКСАНДР БУЗГАЛИН:  Прежде всего скажу, что советский ВПК был полностью развален. Это стало проблемой, поскольку вместе с ним разваливались и высокотехнологичные производства, образовательные учреждения и научные институты – коснулось это, в частности, и фундаментальных исследований. То есть, развал слишком большой армии и слишком больших оружейных заводов означал также развал многих гражданских высокотехнологичных предприятий.
 
Восстановление ВПК, которое сейчас идет — это в том числе и попытка создать что-то для экспорта в другие страны кроме нефти и газа, какие-нибудь воздушные суда или танки – я не знаю точно, я в этой сфере не специалист. Речь идет о попытке продать за границу высокотехнологичное оборудование, а это приносит стране доход –  не только предпринимателям и бюрократам, но и народу.
 
Есть и еще один момент, который я хотел бы подчеркнуть: так называемая «воинственность» России не идет ни в какое сравнение с воинственностью американской – точно не скажу, но наши армия и ВПК по масштабу соответствуют лишь нескольким процентам от ВПК США и других членов НАТО.
 
Поэтому необходимо сравнивать. По сравнению с прошлыми годами, мы наблюдаем рост, но до того, как он начался, у нас не было почти ничего. А для страны с такой большой территорией, как у России, тот объем производства, который у нас еще пока только пытаются наладить, представляется по современным капиталистическим стандартам вполне нормальным. Однако, мне кажется, что  даже такое развитие не является абсолютно необходимым, и что мы можем защитить свою страну, развивая высокие технологии в мирных целях, а потом уже применяя их в военной сфере, а не наоборот. Таково мнение, которого придерживаемся я и мои коллеги, и мы пытаемся внедрить эти идеи и распространить их среди специалистов, экспертов и простых россиян.
 
Понятно. А считаете ли вы, что гражданская война на Украине каким-либо образом повлияла на геополитический курс России, к примеру – в Сирии?
 
АЛЕКСАНДР БУЗГАЛИН:  Украинский конфликт – многомерная проблема, и у нее есть немало различных аспектов. Одним из них стало появление внутри России определенных тенденций:  я хотел бы, в частности, отметить  реальный патриотизм.
 
Миллионы россиян — я подчеркиваю, миллионы, а не несколько –  действительно хотят защитить население юго-востока Украины, Донецка и Луганска, от агрессивных военных действий киевских властей. На мой взгляд, это – позитивное намерение, и национализма здесь нет. С недавних пор некоторые граждане стали задумываться о родине, об интересах общества, а не только лишь о частных экономических, денежных интересах; не только об умножении своих богатств или имущества, а еще и о положении российского общества и народов России, и так далее. Это – положительный момент.
 
Но есть и негативная тенденция, связанная с ростом националистических настроений, и даже великодержавного шовинизма, и стремлением доказать, что Россия обладает значительной военной мощью, сильной армией, и выдать это за – не знаю, как сказать – как главную сильную сторону нашей страны в международной политике.  Я не думаю, что главная цель России заключается в этом. Мы когда-то добивались потрясающих результатов на культурном, общественном и научном поприще, и сможем еще добиться их в будущем.
 
Тем не менее, такова реальность: мнимый и реальный патриотизм суть два аспекта одного и того же явления.  И во многом, оба эти аспекта связаны с крайне агрессивным поведением правящих кругов США, НАТО и ЕС на Украине по отношению к России. В каком-то смысле, ваши чиновники пытаются играть роль строгих учителей, наказывающих нерадивого ученика, и российский народ с подобной позицией категорически не согласен.  И такие действия со стороны американских лидеров, президента и других высокопоставленных чиновников США и НАТО ухудшают отношение россиян к США в целом, а также провоцируют внутри России националистические и экспансионистские настроения.
 
Поэтому ситуация в России тесно связана с политикой правительства США и с политикой лидеров НАТО. Это – две стороны одной медали.
 
Понятно. С нами был Александр Бузгалов. Большое спасибо за то, что поучаствовали в нашей программе.
 
АЛЕКСАНДР БУЗГАЛИН: Спасибо и вам за беседу, всегда рад с вами пообщаться.
 
А вам спасибо за то, что почтили своим присутствием The Real News.
 
Дата выхода в эфир 6 октября 2014 года.
Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
theREALnews США Северная Америка
теги
геополитика Россия Сирия США
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG