CNN

Ходорковский: «Сам не понимаю, как я оказался на свободе»

Михаил Ходорковский опасается возвращаться в Россию из Германии, так как в этом случае, возможно, уже не сможет уехать за границу. Об этом бывший олигарх рассказал в интервью Кристиан Аманпур. По словам Ходорковского, он сам не понимает, почему Путин помиловал его.

Всем добрый вечер! Рада приветствовать зрителей нашей программы. Я Кристиан Аманпур, и наш сегодняшний выпуск - особый. Мы находимся в берлинском отеле «Адлон», который сильно отличается от предыдущего места пребывания моего гостя, а именно – от исправительной колонии №7 на северо-западной окраине России.

Конечно же, мой гость – это Михаил Ходорковский. Ранее на этой неделе, после 10 лет тюремного заключения, он неожиданно получил помилование от Владимира Путина.

Когда-то его называли самым богатым человеком России моложе сорока лет. Здесь, в Германии, он воссоединился со своими родителями. В Берлин он приехал отчасти из-за того, что все эти годы его освобождения добивался бывший министр иностранных дел ФРГ Ганс-Дитрих Геншер.

Путин заявил, что выпустил Ходорковского по причинам гуманитарного характера, поскольку его мать больна и страдает от рака.

Бывший нефтяной магнат находился в тюрьме с октября 2003 года по обвинениям в мошенничестве и уклонении от уплаты налогов. Виновным он себя не признал. Большинство людей убеждены, что эти обвинения были политически мотивированы.

Ходорковский сделал свое состояние в первые годы после развала СССР. Свое невероятное богатство он использовал для того, чтобы спонсировать оппозиционные партии. В результате он нажил себе заклятого врага в лице президента Владимира Путина.

Второй срок Ходорковского должен был закончиться в следующем году, но ходили упорные слухи о том, что государство, возможно, заведет на него еще одно дело. Решение Путина помиловать его сейчас некоторые расценили как попытку улучшить свой имидж и имидж России накануне зимних Олимпийских игр в Сочи. С другой стороны, сторонники Путина восприняли это свидетельство уверенности президента как во внутренних, так и в международных делах.

Я спросила Михаила Ходорковского о том, каково это – оказаться на свободе спустя 10 лет, и о той ужасной цене, которую пришлось заплатить его семье. Что ждет его в будущем? Будет ли он заниматься политикой? И простил ли он Путина за то, что тот отобрал у него 10 лет его жизни и свободы?

Михаил Ходорковский, добро пожаловать на нашу программу!

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ, освобожденный российский диссидент: Спасибо.

Добро пожаловать на свободу!

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: И особенное спасибо.

Что вы чувствуете?

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Я не могу сказать, что я был лишен свободы. У меня ощущение, что этих 10 лет просто не было. Я был здесь ровно десять лет назад, в этом отеле. И вот я здесь, и вот как будто не было десяти лет.

Так вы были здесь перед тем, как отправились назад в Россию, где вас и арестовали?

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Это не была моя последняя поездка. Но это было непосредственно перед этим.

Как вы получили свободу? Вы просили президента Путина о помиловании, о милосердии?

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Я сам не понимаю, как я оказался на свободе. Я написал формальную бумагу, где я сказал, что отбыл больше 10 лет и попросил выпустить меня на свободу. И я написал личное письмо господину Путину, где пояснил причины, почему эти оставшиеся несколько месяцев для меня являются важными. Я писал эту бумагу в середине ноября.

В то время мама у меня находилась здесь, в Берлине, в клинике для раковых больных, и мы не были уверены, чем все закончится. Слава Богу, она сейчас чувствует себя лучше, ее даже отпускают на несколько месяцев в Москву на Рождество.


Была ли какая-либо сделка о Вашем освобождении? Поставил ли Путин или его приближенные условие, на котором Вас освободят? Были ли выдвинуты какие-то требования?

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Скорее произошло обратное. Господин Путин неоднократно публично говорил, что готов рассмотреть вопрос о моем помиловании, но для этого необходимо, чтобы я признал свою вину. Это условие было для меня абсолютно неприемлемо.

То есть Вы не признали свою вину?

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: В этот раз достижение в том, что господин Путин не поставил условие о том, что я должен признать свою вину.

Как вам жилось в колонии: что вы ели, какими были другие заключенные? Как вообще все это было?
 
МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ:  Большой барак, где может быть в одной комнате и 50 и 100 человек… Ничего хорошего.

Вы боялись? Ведь во многих тюрьмах по всему миру между заключенными бывают стычки или с ними жестоко обращаются охранники. Вас ведь ударили ножом, да?
 
МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Да. Мне повезло: человек целился в глаз, но не попал и рассек мне нос. Но к счастью, зубной врач, который был в этой зоне, по своей профессии оказался лицевым хирургом. И в результате он сделал операцию, почти не заметно.
 
Как вы выжили в такой обстановке?
 
МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Вы знаете, я рассматривал тюрьму как испытание.
 
Вы как-то сказали, что, если бы заранее могли знать, что вас ждет, вы, вероятно,  покончили бы с собой.
 
МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Это действительно правда, что я так сказал. Наверное, правда, что, если перед тюрьмой я смог бы оглянуть все будущие годы заранее, я мог бы на тот момент и не выдержать.
 
Вам разрешено вернуться в Россию? И вернетесь ли Вы в Россию в скором времени?
 
МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: У меня по первому делу есть большой иск. Несмотря на то, что Европейский суд признал этот иск незаконным, российский Верховный суд его не отменял. Если я вернусь в Россию, то, по нашему законодательству, меня могут снова не выпустить за границу. И, учитывая, что мама вернется в Берлин через пару месяцев для продолжения лечения, я не могу так рисковать.

Кстати, о вашей семье – вы принесли огромную жертву, вы десять лет не видели семью, не видели, как растут дети. Что вы чувствуете, о чем думаете, зная, что вашей семье все это так дорого обошлось?
 
МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Это — мой гигантский долг, которой я не знаю, смогу ли им отдать.
 
Как душевно.
 
МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Да.

Позвольте спросить вас вот о чем. Как вы думаете, почему Владимир Путин сейчас помиловал и отпустил вас?

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: У меня нет информации. Я могу только предполагать, как и вы. Мне показалось, что по каким-то внутренним причинам для Владимира Путина сейчас стала важна репутация страны как демократического государства. И он совершает в этом направлении целый ряд шагов, в том числе, создал, так сказать, международные СМИ. Я думаю, решение насчет меня принималось в этом же контексте.

Как вы думаете, это связано с Олимпиадой в Сочи?

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Мы можем только предполагать. Олимпийские игры, «восьмерка», где Россия будет председательствовать. Общая ситуация такова, что Россия должна выглядеть более привлекательно.

Давайте вспомним о временах «ЮКОСа» и даже еще более ранних. Будем крайне серьезны. Люди вроде вас получили очень хорошие условия. Вам удалось построить большой бизнес. В то же время многие россияне обнаружили, что лишились пенсий, что их  уровень жизни понизился, что они скатились в бедность. Олигархи вроде вас не были популярны. Людям вы не нравились. Они говорят, что вы хороший человек, но в целом вас, ребята, не любят. Если бы вам предстояло пройти через это еще раз, поступили бы вы в чем-либо иначе?

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Олигархи в России разные. Кто-то любит очень роскошно жить, а кто-то занимается производством и все деньги вкладывает в производство – кому что интересно. Мне было всегда интересно производство. И, тем не менее, заниматься только производством было огромной ошибкой. Мне стоило заниматься проблемами общества. И я себя, определенно, очень сильно виню за это.

В 2000-м году Владимир Путин встретился со всеми олигархами, в том числе и с вами, и предложил сделку: мы закроем глаза на финансовые злоупотребления и так далее, а вы не будете вмешиваться в политику. Но вы на это не пошли: вы продолжали делать то, что делали, вы финансировали оппозиционные партии. Вы были политиком. Казалось, что вы просто напрашивались на то, чтобы они пришли за вами.

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Чтобы ненаивный президент сказал ненаивным представителям крупного бизнеса, что «вы не будете участвовать в политической жизни», - это было бы глупо. Разговор шел о том, чтобы не использовать ресурсы компании, то есть не использовать те же методы, что и в предшествующие годы. Но глупо говорить, что мы не будем вовлечены в политическую жизнь.

Вы пойдете в политику? Какие у вас планы на будущее?

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Я не могу сказать, что я сейчас уже окончательно сформулировал свои планы. То, что я точно для себя сформулировал – я не хочу быть символом того, что в России больше не осталось политических заключенных. Я хочу стать символом того, что, благодаря усилиям общества, политзаключенные могут обрести свободу.

Следует ли беспокоиться о том, что Михаил Ходорковский беден? У вас есть деньги за пределами России?

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Я небедный человек. Мне не приходится заботиться о зарабатывании денег. И поэтому я вполне могу тратить время на проблемы гражданского общества. Но это, конечно, не означает, что я могу быть, как во времена «ЮКОСа», спонсором оппозиции. У меня, конечно, нет таких ресурсов.
 
У вас миллиарды?

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Нет. Если бы у меня были миллиарды, я бы заплатил по иску, чтобы иметь возможность ездить в Россию.

Вы простили Владимира Путина?

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Я бы сказал чуть-чуть по-другому. Я не считаю это местью или рациональным поведением Путина. А с тем, что я не считаю рациональным поведением, я могу справиться.
 
Но вы пошли еще дальше. Вы сказали, что ради будущего демократической России россияне, особенно либералы, которые считают себя оппозицией, должна брать пример с Нельсона Манделы. В России такое возможно?

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Я убежден, что, если мы не хотим каждый раз возвращаться на новый круг авторитаризма, мы должны вести себя именно так.

Последние 10 лет мир не стоял на месте. Как по-вашему, что вы пропустили? Что удивило вас, когда вы вышли на свободу?

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Я всю жизнь очень любил компьютеры, но больше всего меня удивила – из технических достижений – это светодиодная техника. Я думаю, что она, может быть, для большинства людей не замечаема, но это она потрясающая!

Все эти светодиоды!.. А какой ваш любимый гаджет?

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: На сегодняшний день, ну, вы догадаетесь, естественно, iPad!

У вас есть?

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Надо до него всерьез добраться. Но уже есть.

Да… Придется вашему сыну и внукам помочь вам.

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Тем более что сын – специалист по компьютерной технике.

Господин Ходорковский, спасибо, что уделили мне время.

Материал предоставлен CNN International.
Перевод выполнен RT.

Дата выхода в эфир 24 декабря 2013 года.

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
CNN США Северная Америка
теги
Владимир Путин Германия миллиардер Михаил Ходорковский олигарх оппозиция Россия тюрьма
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...