Фон Штудниц: Громкие протесты на Путина не подействуют

В ФРГ развернулась острая дискуссия о методах воздействия на Кремль. Глава Германо-российского форума заявил в интервью DW, что публичная критика в адрес Путина малоэффективна.
Фон Штудниц: Громкие протесты на Путина не подействуют

В общественных и политических кругах ФРГ развернулась острая дискуссия о том, как строить отношения с Россией в условиях, когда, как считают многие в Германии, Кремль проводит курс на сворачивание демократических реформ, прибегает к репрессиям в отношении НКО, гонениям на представителей внепарламентской оппозиции.

Председатель Германо-российского форума, бывший посол Германии в России Эрнст-Йорг фон Штудниц (Ernst-JörgvonStudnitz) считает, что громкими протестами делу не поможешь. В интервью DW он предложил действовать иными методами. 

 

В Германии с тревогой наблюдают за внутриполитическими процессами в России, за положением, в котором оказалось российское гражданское общество. Немецкая пресса регулярно пишет о нарушениях прав человека, об ужесточении законодательства. Как в такой ситуации Запад должен вести себя в отношении руководства России?

 

ЭРНСТ-ЙОРГ ФОН ШТУДНИЦ: Я считаю, что, в первую очередь, надо подумать о том, как достичь желаемого - это главное. У нас, у Запада, нет методов заставить российское руководство, то есть президента России сделать что-то, к чему он не готов. В такой ситуации следует оценить, какие возможности у нас вообще имеются в распоряжении. Я не убежден, что громкие протесты и возмущения, что, увы, сильно распространено в наших средствах массовой информации, возымеют какое-либо действие и произведут сильное впечатление на господина Путина.

 

Вы - откровенный сторонник так называемой «тихой дипломатии». Вы уверены, что такими методами можно добиться перемен к лучшему?

 

ЭРНСТ-ЙОРГ ФОН ШТУДНИЦ: Я как-то поразмыслил о том, когда и как Западу удалось побудить режимы, проводившие не устраивавший нас курс, его изменить. Давайте вспомним, что заставило советское правительство в 70-е и 80-е годы пойти на уступки в вопросе о правах человека и, например, разрешить еврейскую эмиграцию?
 
Причиной была тогда американская угроза остановить поставки пшеницы в СССР в том случае, если не будет сдвигов в этом вопросе. То есть американцам удалось затронуть жизненные интересы русских. Тогда, взвесив все за и против, в Кремле решили разрешить евреям эмигрировать из страны, чтобы и дальше получать зерно, необходимое для снабжения населения. Это один пример. Есть и другой.

Жесткий курс в вопросах прав человека, включая политические гонения, проводил и лидер ГДР Эрих Хонеккер (Erich Honecker). Но что побудило его согласиться на выкуп Западной Германией примерно ста тысяч политических заключенных? Это была острая потребность ГДР в западной валюте. С моральной точки зрения, конечно, не очень красиво, когда заключенных выкупают, когда каждый из них оказывается на свободе за 30-100 тысяч западногерманских марок. Но тем самым удалось помочь очень многим людям. Вот и сейчас я задаюсь вопросом, что может побудить Путина пойти на диалог с Западом и учесть в своей политике западные интересы?

Но оба примера, которые вы привели, имели отношение к экономике...

ЭРНСТ-ЙОРГ ФОН ШТУДНИЦ: Могу привести и другой пример. Вспомните о Хельсинкском процессе. Этот процесс и его Заключительный акт отвечал жизненным интересам советского руководства. Оно хотело во что бы то ни стало зафиксировать принцип неприкосновенности послевоенных границ, чтобы иметь покой на европейском направлении. Западу тогда совсем не хотелось идти навстречу таким требованиям, в конце концов он пошел, но с одним условием. Ладно, пусть будет первая «корзина» с политическим урегулированием, вторая - с экономическим сотрудничеством, но за это СССР должен признать и третью «корзину» - вопросы прав человека, облегчения режима и так далее. Это была уже уступка не по экономическим, а по политическим соображениям.
 
И какие же политические интересы могли бы побудить Путина пойти навстречу Западу сейчас?

ЭРНСТ-ЙОРГ ФОН ШТУДНИЦ: Путин на протяжении уже многих лет говорит о том, что он хочет. Он, в частности, настаивает на заключении договоренностей с Западом по вопросам безопасности в Европе. К ним относится, например, тема американской системы ПРО для Европы. То есть, с российской стороны, со стороны Путина существуют вполне определенные интересы. В обмен же - в ходе такого длительного переговорного процесса - можно будет настаивать на прогрессе в вопросах прав человека и правового государства. Одно невозможно без другого.

 

Давайте вернемся к теме экономического нажима. Есть ли сейчас у Запада какие-либо рычаги экономического воздействия на Кремль?


ЭРНСТ-ЙОРГ ФОН ШТУДНИЦ: Рычагов как таковых нет, но экономические интересы у России, разумеется, есть. Русские, например, всегда говорят о заинтересованности в западных инвестициях. Примечательно, что Россия сама не в силах содействовать развитию своего хозяйственного потенциала за счет внутренних капиталовложений и настойчиво призывает Запад вкладывать деньги в российскую экономику. Между тем сдержанность Запада по отношению к крупномасштабным инвестициям в России связана и с изъянами в российской системе правовой государственности. Так что и в экономической сфере есть зацепки, которые предоставляют Западу возможность выдвигать России некоторые требования.

Еще по теме: 
 
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
Германия Европа
теги
Владимир Путин Германия демократия история Кремль протест Россия
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...