Le Figaro Оригинал

Медведев не против вернуться в Кремль, если здоровье позволит

Дмитрий Медведев признался в интервью французским СМИ, что, возможно, вернется в Кремль, если здоровье позволит и если на то будет воля россиян. «Это как раз та река, в которую можно входить дважды», - добавил премьер-министр.
Медведев не против вернуться в Кремль, если здоровье позволит

Господин премьер-министр, в ближайшее время у Вас намечается первый визит во Францию с тех пор, как Вы заняли этот пост. У Вас были хорошие отношения с Николя Саркози. Как Вы оцениваете уровень сотрудничества с новым президентом – Франсуа Олландом?

ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ, премьер-министр России: Наши отношения с Францией находятся на таком стратегическом и взаимовыгодном уровне, когда они не должны зависеть от того, кто руководит нашими странами. Я уверен, что нам удастся выстроить такие же добрые отношения и с новыми французскими властями, и тому есть как идеологические, так и прагматические причины.
 
Французское правительство выражало свои сожаления, что экономические связи наших стран развиты недостаточно. Считаете ли Вы, что Франция достаточно открыта для российских инвесторов?
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Мы осуществляем множество крупных проектов, но динамика российских инвестиций не настолько впечатляющая, насколько нам хотелось бы. Мне кажется, что определенный элемент недоверия или какие-то определенные административные сложности для российских инвесторов во французскую экономику существуют. Отчего так происходит - нужно спросить у наших французских коллег.
 
Естественно, другие страны приглядываются к происхождению российских капиталов, чтобы знать, насколько они прозрачны… Но в России уже не первая стадия развития капитализма. Пора понять, что абсолютное большинство российских бизнесменов являются законопослушными людьми, которые честным образом заработали свои деньги.
  
Как Вы расцениваете антикризисные меры, которые предпринимает Франция? Во Франции ведутся споры по поводу повышения налогов для обеспеченных людей…
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Да, я знаю об этих спорах, но это дело французского руководства. В России любой гражданин – и очень богатый, и совсем небогатый – платит налог по единой ставке 13%. Нам говорят, что олигархи должны платить больше, но мы не хотим, чтобы капиталы улетали за границу, я имею в виду так называемые серые выплаты. Конечно, налоговая система подлежит изменениям, но мне кажется, что в период кризиса лучше сильно ее не трясти. Но это мое личное мнение.
 
Франция первая в мире из крупных государств признала новую оппозиционную коалицию в Сирии как легитимного представителя сирийского народа и высказалась за поставки оружия для коалиции. Как Вы оцениваете эту позицию?
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Как очень спорную. Франция – крупное суверенное государство. Тем не менее я напомню, что в соответствии с принципами международного права, которые были одобрены Организацией Объединенных Наций в 1970 году, ни одно правительство не должно предпринимать действий, направленных на насильственное изменение политического режима в любой другой стране.
 
На самом деле вопрос не в том, кого следует поддерживать: режим Асада или оппозицию – у России в этом плане нейтральное отношение. Мы осуждаем и правительство за тот уровень насилия, который был допущен в стране. Но мы осуждаем и оппозицию, потому что они тоже проливают кровь. И в результате развернулась гражданская война. С точки зрения международного права, абсолютно неприемлемо поддерживать какую-либо политическую силу, если эта политическая сила находится в прямом противостоянии с действующим, официально признанным правительством страны.
 
Какова судьба режима Асада, его личная судьба? Пусть решает народ Сирии. Пусть решают, в том числе, и эти оппозиционные силы, но легальным путем, а не в результате снабжения их оружием со стороны какого-то государства. Нам бы очень не хотелось, чтобы Cирия развалилась на части и чтобы на Ближнем Востоке возник очередной очаг напряженности, которым точно воспользуются религиозные экстремисты. А это не на пользу никакой стране - ни Сирии, ни Франции, ни России.
 
А почему Россия не перестает поставлять оружие сирийскому правительству?
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Если говорить о нашем военном сотрудничестве, то оно возникло не сегодня, и это военное сотрудничество всегда носило абсолютно легальный, по сути, открытый характер - мы никогда не поставляли Сирии ничего такого, что бы не укладывалось в международные конвенции. И все, что мы поставляли, – это оружие для обороны от внешней агрессии.
 
И второе, у нас есть контракты, которые мы обязаны исполнять, поскольку в случае приостановки поставок возможны международные санкции*. Я помню, как мне пришлось принять решение в соответствии с резолюцией Совета Безопасности о том, чтобы не поставлять в Иран определенные виды вооружений. Иран предъявил нам требования, и мы сейчас с ними разбираемся.
 
Западные правительства резко критиковали задержание в России участников демонстраций оппозиции. Не слишком ли жестко власти отреагировали на протест?
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Ну, это оценочная категория – жестко или не жестко. Я не стану комментировать и приводить конкретные примеры того, как реагируют европейские власти на нарушения правопорядка. Но я не считаю, что власть реагировала избыточно жестко по тем случаям, когда речь шла о прямом нарушении правопорядка. Знаете, любой демонстрант, который поднял руку на полицейского, в любой стране рассматривается как преступник и будет сидеть в тюрьме. И вот это должны понимать все, кто занимается организацией митингов.
 
И я с вами не согласен, что у нас закручиваются гайки. Губернаторы избираются прямым голосованием, в предыдущих местных выборах принимало участие уже 25 партий. Политический ландшафт другой, но это не значит, что не будет идти совершенствование законодательства. Надо признаться, что мы пока не самое развитое общество в плане регламентации порядка проведения митингов. Но все-таки цель митингов не в том, чтобы устроить побоище.
 
Что касается нашего закона об «иностранных агентах» (он обязывает НКО, которые получают финансирование из-за рубежа, зарегистрироваться в качестве «иностранных агентов» - прим. редактора), то это вопрос юридической техники и заимствован из практики других стран. Если мне кто-то приведет данные о том, что какая-либо неправительственная организация в результате этих изменений вынуждена была закрыться или получила какие-то проблемы, то тогда это будут существенные аргументы. Но у меня таких сведений нет.
 
Вы призвали к освобождению Pussy Riot. Тем не менее, пока девушки сидят в тюрьме. Что мешает их освобождению?
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Вы знаете, я не призывал к освобождению. Я всегда очень аккуратен в суждениях: я юрист по образованию. Я сказал следующее: что мне очень не нравится то, что делали эти девушки, в частности с моральной точки зрения. Но с учетом того, что они провели достаточно длительное время в тюрьме во время предварительного заключения, я считаю, что они уже вкусили, что такое тюрьма. И дальнейшее отбывание наказания в виде лишения свободы, мне кажется, не нужно. Но это моя личная позиция, а не позиция суда, и у нас, как и у вас, власти отделены друг от друга.
 
Считаете ли Вы, что и Ходорковский слишком долго сидит в тюрьме?
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Мне постоянно задают этот вопрос… Вообще любой человек, который сидит в тюрьме, достоин сожаления. А с другой стороны, есть мера ответственности, которую определяет суд в соответствии с законом, и с этим решением обязаны считаться все. Была проведена процедура обжалования. И наконец, есть право осужденного на помилование. Этим правом указанные осужденные не воспользовались. Таким образом, мяч на их стороне.
 
Каковы были Ваши эмоции, когда год назад в России прошли первые большие демонстрации?
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Я понял, что наше гражданское общество стало другим, оно стало более активным. Все должны соблюдать закон, в том числе и те, кто не доволен линией, которую проводит конкретная власть. Но и сама власть должна меняться, она должна соответствовать уровню развития гражданского общества. И как мне представляется, я тогда нашел правильный ответ на это: я выступил с предложением изменить некоторые очень важные основы нашего общества, включая упрощенное образование новых партий. Это нас сблизило с европейской системой. Таким образом, ту часть людей, которые были недовольны политической конструкцией, я успокоил.
 
Вы неоднократно осуждали деятельность Сталина. Но почему его могила остается у Кремлевской стены?
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: То, что в период Сталина были проведены репрессии, которые привели к гибели огромного количества людей, для меня несомненно, что бы там ни говорили и ни писали сторонники этой коммунистической идеи.
 
Вообще не ностальгия, а, скажем, тоска по умершим диктаторам – это очень распространенное заблуждение человечества. Но нельзя забывать, что могила любого человека охраняется законом. Но если мы решим перенести тело Сталина, то надо будет подумать, что делать с другими могилами, которые расположены вдоль Кремлевской стены, начиная от Ленина. Мы же не можем сказать, что вот этот плохой - и мы должны его перезахоронить, а вот этот вроде ничего - и пусть себе лежит. Это очень сложный этический вопрос.
 
Но чего бы мне точно не хотелось - чтобы в результате принятия политических решений мы бы стравили одну часть людей с другой. Я напомню, что у нас еще чуть больше 20 лет назад у власти была Коммунистическая партия, абсолютное большинство советской элиты было в рядах КПСС, и значительная часть нашего общества до сих пор продолжает верить в торжество социалистической идеи. Любая власть должна с этим считаться: это наши граждане, это наши люди…
 
Комфортно ли быть премьер-министром при таком президенте, как Владимир Путин?
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Уж если мне с кем и комфортно работать, то это только один человек – это Владимир Путин.
 
Хотите ли Вы вернуться в Кремль в будущем?
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Если у меня для этого будет достаточное количество сил и здоровья и если наши люди мне доверят в будущем такую работу, я, конечно, не исключаю такого поворота событий. Ведь, как известно, никогда не говори «никогда», тем более что я уже один раз входил в эту реку, и это как раз та река, в которую можно входить дважды.
 
Дата публикации 26 ноября 2012 года.
 
Полный текст интервью: http://www.government.ru/docs/21582/
 
* Так сказано в оригинале (прим. RT).
 
 

 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
Le Figaro Франция Европа
теги
Pussy Riot Владимир Путин Дмитрий Медведев ЕС интервью Михаил Ходорковский оппозиция Россия Сирия Франция экономика
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...