CNN USA

Нужен осмысленный диалог с Ираном

Руководство США и Великобритании заявляет о своём желании вернуться за стол переговоров с Ираном, опасаясь, что действия Тегерана могут спровоцировать атаку со стороны Израиля.

Все, кто ожидал споров по сегодняшнему выступлению иранского президента Махмуда Ахмадинежада на заседании Генеральной Ассамблеи ООН, не остались разочарованными. Послушайте только, что он заявил по поводу терактов 11 сентября.

 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД, Президент Ирана: Некоторые представители руководства США сами организовали эту катастрофу, чтобы направить американскую экономику, приходящую в упадок, в обратном направлении и усилить свое влияние на Ближнем Востоке и таким образом спасти сионистский режим. Большая часть американцев, а также большинство других народов и политиков по всему миру разделяют эту точку зрения.
 
Это выступление Ахмадинежада привело к тому, что американская делегация, а также представители Великобритании, Швеции, Австралии, Бельгии, Уругвая и Испании покинули зал заседания.  Ранее перед ООН выступил президент Обама. Большую часть своего выступления он посвятил новому витку развития миротворческого процесса на Ближнем Востоке. Тем не менее, про Иран он сообщил следующее.

БАРАК ОБАМА, Президент США: США и международное сообщество ищут способ разрешить наши противоречия с Ираном. Дверь для дипломатических переговоров остается открытой, если Иран захочет войти в нее. Но иранское правительство должно явно и убедительно продемонстрировать свою готовность к этому и подтвердить перед всем миром, что ядерная программа страны носит исключительно мирный характер.  

Всего несколько часов спустя после этой речи Ахмадинежад предположил, что США были вовлечены в заговор по планированию терактов 11 сентября. Я побеседовал с Министром иностранных дел Великобритании Уильямом Хейгом о ядерном противостоянии с Ираном. Он сообщил, что Великобритания поддерживает США и администрацию Обамы в вопросе санкций и переговоров с Ираном.  
 
Как много времени у них есть?
 
УИЛЬЯМ ХЕЙГ, министр иностранных дел Великобритании: Что ж, мы не знаем точное время, на которое рассчитана ядерная программа. Мы не знаем, и никто не может знать, насколько далеко они продвинулись в создании ядерного оружия.
 
Но мы говорим о месяцах или годах?

УИЛЬЯМ ХЕЙГ: Отнюдь. Это произойдет в следующие несколько недель или месяцев. Мы надеемся, что недель.
 
Что именно произойдет?
 
УИЛЬЯМ ХЕЙГ: Осмысленные переговоры и обсуждение иранской ядерной программы. Но они должны иметь значение и касаться всей ядреной программы – не только какого-то отдельного ее аспекта. Не просто попытка разделить международное сообщество или оттянуть применение санкций – нас на этом не проведешь.  

Однако дипломатический диалог с Ираном и применение санкций длятся годами, верно? Жесткая дипломатия, серьезные санкции – кажется, они усиливают давление на Иран. Но видите ли вы какие-нибудь подвижки в его позиции?

УИЛЬЯМ ХЕЙГ: Думаю, говорить об этом еще рано, таков реалистичный ответ. Это верно, что мы долго применяли санкции против Ирана, но также верно и то, что в этом году при помощи санкций мы сильно продвинулись. Принятие Советом Безопасности ООН при поддержке Китая и России Резолюции 1929 в июне было очень важным моментом.  Затем, этим летом 27 государств-членов ЕС поддержали США в введении довольно значительных дополнительных санкций. Очень серьезных санкций. Так что, думаю, впервые Иран на самом деле почувствовал давление со стороны других государств при помощи этих санкций.    

 

Вы обеспокоены тем, что Израиль может оказаться менее терпеливым, чем Вы?
 
УИЛЬЯМ ХЕЙГ: Да. И думаю, одним из аргументов в пользу санкций… аргументом, который я выдвигаю, когда объясняю другим странам мира, почему нам нужны санкции, является то, что санкции – это законное, мирное средство давления на Иран. Они снижают вероятность конфликта, они могут также затормозить иранскую ядерную программу и таким образом хотя бы выторговать время для решения этого вопроса. Так что перед Ираном сейчас стоит важный выбор. Намерены ли они принять серьезное предложение, вступить в серьезные переговоры? Или они намерены заявить всему остальному миру: «Продолжайте со своими санкциями, потому что уж мы-то точно продолжим вести себя так же, как сейчас»?
 
Чтобы подробнее обсудить эту тему, мы связались с нашим главным политическим корреспондентом – Кенди Краули. Она ведет программу «О положении в стране», которая выходит каждое воскресенье в 9 утра. Кенди, какое политическое давление сейчас оказывается на президента, чтобы он что-то предпринял в отношении Ирана?
 
КЕНДИ КРАУЛИ, главный политический корреспондент CNN: Ну, думаю, у него пока еще есть время. Кажется, об этом только что говорилось в интервью. Проблема в том, что ему необходимо пытаться действовать через ООН, и он именно это и делал. Конечно, США ввело и другие, односторонние санкции, но на каком-то этапе для Ирана настанет момент истины. Президент, как Вы помните, сказал… Ну, говоря о кнуте и прянике. Во время своей предвыборной кампании он сказал, что нам надо пытаться договариваться. И на данном этапе мы пытаемся договориться. Но в определенный момент придется действовать жестче. Вопрос, как Вы только что слышали, заключается в том, что считать более жесткими мерами? То же самое, но в большем количестве? Я хочу сказать, что ключевой вопрос: как двигаться дальше?
 
У Обамы очень много внутриполитических проблем, с которыми он должен что-то делать. Экономика и занятость. Эти проблемы, проблемы национальной безопасности очень важны, но, по мнению некоторых, они сейчас отвлекают его от того, что он должен сделать для восстановления экономики.
 
КЕНДИ КРАУЛИ: Этот человек во время своей избирательной кампании говорил, что президент должен уметь ходить и жевать жвачку одновременно. И Ближний Восток всегда был на повестке дня: если не Иран, то палестино-израильский конфликт. Знаете, у Обамы там огромная команда, они, конечно же, пытаются вести переговоры с Израилем и Палестиной. Это отвлекающий фактор? Думаю, в каком-то смысле, да: эта тема часто мелькает в газетных заголовках. Но пока и Обама, и пресса больше говорят об экономике.
 
Если Вы прочли длинную «Клятву Америке», которую сегодня издали республиканцы… А я прочитал ее всю. Там было так уж много говорилось о национальной безопасности, но там были кое-какие предупреждения о том, что они будут не менее жесткими по отношению к Ирану, чем кто-либо другой.
 
КЕНДИ КРАУЛИ: Да. И это… знаете, это всегда было… Каков следующий шаг? Я хочу сказать, это подразумевается, когда вы рассуждаете о том, что произойдет, если Иран продолжит реализовывать свою программу. Что в таких случаях происходит? Всё, что Вы слышите, это то, что Израиль обо всем позаботится. Знаете, имеется в виду, что Израиль, может быть, начнет  бомбить Иран. Я думаю, что президент, подталкиваемый республиканцами, пытается завоевать какой-то авторитет, чтобы, когда он снова выйдет к мировому сообществу и скажет, что нужны более жесткие меры, он мог заявить: «Посмотрите, я целых два года пытался с ними договориться, и ничего не изменилось!». Вот чего он добивается сейчас.
 
Мы еще увидим Вас в программе «О положении в стране» в воскресенье!
 
КЕНДИ КРАУЛИ: Конечно, увидите!
 
Спасибо, Кенди.
 
Материал предоставлен CNN USA. Перевод выполнен RT.
 
Дата выхода в эфир 23 сентября 2010 года.

 

В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
США Северная Америка
теги
Барак Обама Генеральная Ассамблея ООН Израиль Иран Китай Махмуд Ахмадинежад ООН Палестина речь Россия санкции Совет Безопасности ООН США ядерная программа
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...