Fox News Оригинал

СНВ ратифицируют не скоро

Договор об СНВ вряд ли будет ратифицирован Сенатом США в 2010 году, считает сенатор Ламар Александер. Вместе с тем он выразил большие надежды на вашингтонский саммит по ядерной безопасности.

Спасибо, что нашли время, господин сенатор.

 
ЛАМАР АЛЕКСАНДЕР, сенатор США: Рад Вас видеть, Грета.
 
Господин сенатор, на прошлой неделе президент был в Праге и подписал с российским президентом договор, СНВ-2*. Будет ли он в этом году ратифицирован в США?
 
ЛАМАР АЛЕКСАНДЕР: Нет. В этом году, думаю, нет. Потом, это маленький шаг, но в нужном направлении. Такие шаги делали Никсон, Рейган, первый Буш, второй Буш – сейчас у нас останется всего 1500 развёрнутых ядерных боеголовок. Этого достаточно, чтобы при желании отправить кого угодно на тот свет. Но, чтобы прийти к такому решению, потребовалось полтора года. Нам задают множество вопросов. И если мы сумеем найти правильные ответы, то, возможно, наберём 67 голосов.
 
Хорошо. Но почему вы не попытаетесь, по крайней мере, протолкнуть его? Я понимаю, вы партия меньшинства, но почему не протолкнуть ратификацию договора? Что вам необходимо знать?
 
ЛАМАР АЛЕКСАНДЕР: Мы, конечно, можем, этим заняться. Но это не законопроект о здравоохранении – мы хотим его прочитать. И для его принятия нужно 67 голосов. Так что мы можем на этом настаивать. До мая мы даже не сможем в полной мере им заняться. Сейчас будет назначение судей Верховного суда – на это будет уходить большая часть времени в ближайшие 3-4 месяца. Нам нужно знать, сможем ли мы осуществлять проверки. Со времён СНВ-1 технологии ушли вперёд. Сможет ли администрация параллельно модернизировать наши ядерные вооружения – этот вопрос нас тоже интересует. Сможем ли мы создавать новые ракеты? Вопросов много. В 1991 году на ратификацию договора ушёл 431 день. Думаю, и в этот раз потребуется столько же.
 
Я хорошо представляю себе, что произойдёт, если документ будет ратифицирован. А если, предположим, Сенат не ратифицирует его – что будет тогда?
 
ЛАМАР АЛЕКСАНДЕР: На текущий момент Россия и США согласились продолжать следовать процессу, заданному предыдущим договором (срок которого истёк в декабре). Ведётся большая работа. Мы вот берём их старое ядерное вооружение, в большинстве случаев отправляем его в Окридж, штат Теннеси, делаем из него слаборадиоактивный материал, который мы можем использовать на АЭС, например. Так что президент Буш* и нынешняя администрация продолжат выполнение старого соглашения до тех пор, пока мы не сможем работать по новому документу.
 
Как Вам известно, у нас есть несколько ядерных боеголовок, которые могут сто раз отправить нас всех на тот свет. Я понимаю, Вам ещё нужно ознакомиться с текстом договора, но в Вашем нынешнем его понимании: не ослабит ли он нас?
 
ЛАМАР АЛЕКСАНДЕР: Если ослабит, мы не должны его одобрять. Одна из наших главных целей – удостовериться в том, что он не ослабляет нашу обороноспособность.
 
А сколько нам нужно? То есть, что нам нужно ещё?
 
ЛАМАР АЛЕКСАНДЕР: Ну, 1500 боеголовок было бы достаточно. Вопрос в том, достаточно ли они современны – в частности, об этом думают многие из нас. Мы уже давно не проводили модернизацию вооружений. Потом, будем ли мы знать, что делает Россия? Президент Рейган говорил: «Доверяй, но проверяй». Но технология изменилась, и может так оказаться, что доверять и проверять в 2011 году – совсем не то же самое, что в 1991-м.
 
Есть ли причина полагать, что наши существующие современные боеголовки недостаточно современны, и если случится такая ужасная, кошмарная ситуация, что их придётся использовать, они не смогут справиться с задачей?
 
ЛАМАР АЛЕКСАНДЕР: Причин немало. Была организована совместная комиссия на высшем уровне, в неё входил бывший министр обороны Перри, входивший в администрацию Клинтона, – и он сказал, что в настоящий момент у нас есть серьёзные проблемы с нашими ядерными вооружениями. Им необходима модернизация, нужно быть уверенными, что они в рабочем состоянии, и что у нас (это особенно важно) есть серьёзная программа, цель которой – обеспечить работоспособность наших вооружений, в то время как мы будем сокращать их количество.
 
Насколько Вы верите в то, что сегодняшний ядерный саммит, организованный президентом в Вашингтоне, будет способствовать интересам США? Особенно, учитывая критику по поводу того, что в нём не участвуют Северная Корея и Иран. Это первая порция критики. Почему они не участвуют, понятно. А во-вторых, на этом саммите, кажется, не уделяют большого внимания Индии и Пакистану – а ведь эти страны «на ножах», и у обеих есть ядерное оружие.
 
ЛАМАР АЛЕКСАНДЕР: Мне хочется, чтобы саммит был полезным. Думаю, этого должен хотеть каждый американец. Ядерный терроризм – серьёзная проблема. И правильно, что саммит посвящён этому. Потом, нам хочется, чтобы он был более значимым, чем саммит по вопросам здравоохранения или изменению климата, – чтобы был какой-то практический результат. То есть, что Россия и Китай согласятся с идеей, что нужно снова сказать Ирану: «Для работы АЭС вам не нужно предприятие по обогащению урана. Мы предоставим вам низкообогащённый уран и заберём его, когда он будет отработан». Тогда проблемы у нас не будет. Или что Пакистан согласится повысить уровень защиты своих объектов. Сегодня ходили разговоры, что Украина откажется от высокообогащённого урана, доставшегося ей ещё со времён Советского Союза, - возможно, мы сможем взять его в Окридж, понизить его уровень и использовать на наших атомных электростанциях. Мне хочется, чтобы саммит был полезным. Посмотрим.
 
Хорошо. Я знаю, что Вы большой сторонник использования ядерной энергии. Почему.
 
ЛАМАР АЛЕКСАНДЕР: На этом саммите нужно внимательно посмотреть на мир: в 16 странах идёт сооружение 55 новых реакторов. Нужно обеспечить такой процесс, чтобы он не вызвал никаких проблем. Пример задают Южная Корея и Объединённые Арабские Эмираты. Южная Корея проводит базовое обогащение урана до низкого уровня, достаточного для АЭС (но отнюдь не для бомбы), предоставляет его ОАЭ, а когда материал отработан, забирает его обратно. Строить АЭС нужно в большом количестве и по всему миру. Нам нужна чистая энергия. Если для США начнётся война, мы же не законсервируем атомные подлодки и не пересядем на парусники? И раз нам нужна чистая энергия, не стоит отказываться от АЭС и переключаться на ветроэлектростанции, как мы это делаем. У нас в стране проводится политика ветровой энергии: за 30 лет мы не построили ни одной АЭС. А это 70% нашего чистого электричества. И мы можем – мы же это изобрели! – мы должны вести мир за собой в этом направлении, использовать этот саммит, чтобы обеспечить такое использование низкообогащённого урана на АЭС (в наше время Китай запускает новую станцию раз в три месяца!), чтобы не было риска перепутать его с использованием в военных целях.
 
Спасибо, господин сенатор.
 
ЛАМАР АЛЕКСАНДЕР: Вам спасибо, Грета.
 
Дата выхода в эфир 13 апреля 2010 года. 
 
* Так сказано в оригинале (прим. RT).
 
 

 

Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
США Северная Америка
теги
АЭС Барак Обама Вашингтон Иран Россия Северная Корея СНВ Советский Союз США терроризм энергетика Южная Корея ядерное оружие ядерное разоружение ядерное топливо ядерные ракеты
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...