ABC News Оригинал

Медведев устал от вопросов о Путине

В эксклюзивном интервью телеканалу ABC News Дмитрий Медведев расказал, почему Россия оставила за собой право выйти из договора по СНВ и какими должны быть санкции против Ирана. Он также добавил, что ему надоело отвечать на вопрос о тандеме Медведев-Путин.

Президент Медведев планирует вылететь в Вашингтон на саммит, посвященный ядерной безопасности. Но перед его отъездом я взял у него эксклюзивное интервью, в котором мы обсудили множество тем: его взаимоотношения с президентом Обамой, ядерную программу Ирана, проблему терроризма в целом. Также мы затронули договор по СНВ, который был подписан Обамой и Медведевым в Праге в четверг. И я начал интервью с вопроса: могут ли разногласия между Россией и США по поводу системы ПРО подорвать этот договор?

 
Если США продолжат развивать ПРО в Европе, выйдет ли Россия из договора?
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ, Президент России: В результате сложных обсуждений родилась формулировка, которая помещена в преамбулу договора. Эта формулировка гласит о том, что существует взаимосвязь между стратегическими наступательными вооружениями и противоракетными силами, средствами. Если эти обстоятельства изменятся, то это может рассматриваться как повод для того, чтобы поставить под угрозу весь договор. Это не значит, что в силу этого правила, если американская сторона начнёт какое-то наращивание ПРО, этот договор автоматически утратит силу. Но если одна сторона радикальным образом наращивает мощь своей противоракетной обороны, – естественно, что эта противоракетная оборона становится, по сути, частью стратегических ядерных сил, потому что она способна заблокировать действия другой стороны. Возникает неравновесие. И вот это-то как раз и является основанием к пересмотру договора.
 
Итак, если Россия почувствует, что эта система представляет собой угрозу, тогда вы выйдете из договора?
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Тогда мы можем поставить вопрос о том, чтобы досрочно прекратить этот договор. Но я надеюсь, что этого не произойдёт.
 
Вы много раз виделись с президентом Обамой: по крайней мере 15 встреч и телефонных переговоров…
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: 16 раз.
 
16. Я знал, что их было 15, но не был уверен насчёт 16. Как Вы воспринимаете Барака Обаму? Какой он человек?
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Вы знаете, он комфортный партнёр, с ним интересно. Самое, может быть, главное, что отличает его от многих других людей, не буду называть никого конкретно, – он думает, когда говорит.
 
Я думаю, Вы имеете кого-то в виду?
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Конечно, имею, но я не хочу никого обижать. Он старается слышать партнёра. Это для политика важное качество. У меня никогда не было случая, когда бы я общался с президентом Обамой, и он оказался неготовым к какому-то вопросу. Это очень хорошо. И наконец, он просто симпатичный человек, с которым приятно иметь дело.
 
Он говорил также о Вас очень хорошие вещи, когда я беседовал с ним в Праге. И что самое важное, что он сказал о Вас. Я задал ему вопрос, который постоянно задают Вам, я спросил, кто действительно отвечает за дела в России: президент Медведев или премьер-министр Путин? И Президент Обама подчеркнул, что каждый раз, когда он имеет дело с Вами, Вы выполняете свои обязательства и держите слово. Но я хотел бы узнать другое: насколько Вы устали от вопроса: кто отвечает за реальное положение дел в России – Вы или премьер-министр Путин?
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Немножко устал, надоело, честно говоря, это. Вы хотите, чтобы я ещё раз ответил на этот вопрос? Или Вам и так всё ясно?
 
Я знаю, что президент Обама говорил об этом. И я внимательно наблюдал за Вами и за премьер-министром Путиным: кажется, вы работаете в тесном сотрудничестве, хотя иногда выражаетесь по-разному об одних и тех же вещах. Но я хотел бы получить ответ на этот вопрос: как все это работает? Как на самом деле работает эта система между вами двумя? Как ваши взаимоотношения действуют?
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Вы знаете, у нас, действительно, отлажена система взаимоотношений и хорошие личные отношения. А как работает система взаимоотношений между господином Обамой и господином Байденом? Они тоже иногда говорят разные вещи. И у них даже разный бэкграунд, разная биография, наверное, и в чём-то разный набор представлений о мире и о ситуации. Но это всё работает.
 
Я думаю, что Вы только что на него сейчас ответили.
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Я, по сути, на него ответил, но я могу Вам и ещё один ответ дать. Он тривиальный, но он абсолютно правдивый. Решения принимает тот, на кого эти решения возложены законом. Если говорить, например, о вопросах внешней и внутренней политики, обороны, безопасности – это только президент и больше никто.
 
Президенту Медведеву предстоит принять еще одно важное решение: по поводу санкций против иранской ядерной программы.
 
Вы верите в то, что Ирану нужна бомба?
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Я не знаю, что нужно Ирану. Преследуют ли они цель создать ядерное оружие или нет, я не знаю. Но мы должны за этим внимательно наблюдать.
 
Иран не хочет менять свои взгляды сейчас.
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Но мы не можем равнодушно наблюдать за тем, каким образом развивается там эта ядерная программа. Вопрос в том, что дальше? Способны ли санкции мотивировать Иран к правильному поведению?
 
Большое число американских конгрессменов считают, что три резолюции с санкциями, принятые Советом Безопасности, не сработали. И большинство говорит, что сейчас пора принять меры против торговли нефтью, очищенными нефтяными продуктами, бензином. Почему это плохая мысль?
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Я не говорю о том, что это плохая мысль или хорошая мысль. Какими должны быть санкции? Санкции должны быть эффективными, и санкции должны быть «умными».
 
А что это означает?
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Они не должны приводить к тому, что в результате этих санкций произойдёт гуманитарная катастрофа, и всё иранское общество будет ненавидеть весь мир. А если говорить об энергетических санкциях, то я Вам скажу своё мнение. Я думаю, что по этому вопросу вряд ли удастся добиться консолидированной позиции мирового сообщества. Санкции не могут быть парализующими. Они не должны быть мучительными.
 
Еще одна общая и для США угроза – терроризм. В прошлом месяце две смертницы с Северного Кавказа убили 40 человек в московском метро.
 
Во всех газетах на первых полосах были вот такие фотографии, по всем США. Как это происходит, и что Вы с этим делаете?
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Вы знаете, это, на мой взгляд, очень печальная история. Эта женщина практически ребёнок, ей 17 лет. Для того чтобы бороться с такого рода проявлениями, нужно изменить психологию людей, нужно создать нормальные условия для жизни на Кавказе, нужно уничтожить всех, кто приехал с террористическими целями в нашу страну, а такие лица проникают из-за границы.
 
Из Афганистана, Пакистана.
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Да, из Афганистана, из Пакистана.
 
Это та же самая угроза, которая стоит перед США.
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Я считаю, что это абсолютно одна и та же угроза.
 
Нам повезло, что это пока еще не произошло в США.
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ: Вы знаете, я именно об этом вчера сказал Бараку Обаме. Я сказал ему: «Барак, имей в виду, метро есть в самых разных местах, и транспортом нужно заниматься». Но это борьба, которую нам придётся вести ещё довольно продолжительное время.
 
Дата выхода в эфир 12 апреля 2010 года.

 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
ABC News США Северная Америка
теги
Барак Обама взрыв Владимир Путин Дмитрий Медведев Иран ПРО санкции смертницы СНВ США теракт терроризм ядерная программа ядерное разоружение
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG