Fox News Оригинал

Гейтс: понять Иран сложнее, чем СССР

Ситуация в Иране, новая стратегия в Афганистане и Ираке, борьба с терроризмом, а также взаимоотношения с Россией и Китаем - таковы главные темы интервью телеканала Fox News с Министром обороны США Робертом Гейтсом.

Выходные представляются очень насыщенными. Но для начала - то, что вы больше нигде не увидите. Программа On the Record отправилась в Рим, в Италию, где взяла интервью у Министра обороны США Роберта Гейтса. Первая остановка – Иран.

 
В новостях из Германии говорится о том, что Иран, министр иностранных дел Ирана, заявил о том, что они были близки к заключению соглашения с МАГАТЭ по обогащению урана. Потом я обратила внимание на Ваше высказывание по этому поводу.
 
РОБЕРТ ГЕЙТС, Министр обороны США: Очевидно, что Ахмадинежад, президент Ахмадинежад, высказался по поводу того, что собирается обогащать материал своими силами в противовес предложению МАГАТЭ, касающемуся исследовательского реактора в Тегеране. Правда - в том, что, помимо усилий президента Обамы по налаживанию сотрудничества с иранцами, добиться этого пытался каждый президент. Я присутствовал на первой встрече официальных представителей США с революционным правительством Ирана в Алжире в октябре 1979 года. С того момента каждый президент США пытался договориться с Ираном, но, я думаю, никому не удалось быть настолько прямым и искренним, насколько это удалось президенту Обаме. Международное сообщество в лице «шестерки» также пыталось поддержать предложение МАГАТЭ об исследовательском реакторе в Тегеране и выступало с предложением о переговорах с Ираном по поводу их ядерной программы. В последние месяцы международное сообщество и США предоставили Ирану множество возможностей, чтобы он мог  предоставить доказательства своих намерений и того, что он  перестанет нарушать  договор  о нераспространении ядерного оружия и различные резолюции ООН. Их реакция постоянно вызывала разочарование. Я думаю, что сейчас мы находимся в ситуации, когда придется встать на путь  давления и заручиться всеобъемлющей поддержкой международного сообщества по ужесточению санкций,  чтобы постараться заставить правительство Ирана изменить свой подход.
 
Что касается сегодняшнего заявления, Ахмадинежад сказал, что хочет обогащать уран до 20%. Это, мне кажется, является низкообогащенным ураном, но тем не менее именно из этого сырья можно сделать ядерное оружие. Вы так же это понимаете?
 
РОБЕРТ ГЕЙТС: Ну, я не настолько являюсь экспертом по физике. Но в соответствии с предложением, они должны отправить 1200 килограммов низкообогащенного урана за пределы страны, в Россию или в любую другую страну, с которой мы сможем договориться. После чего эта другая страна, возможно, это будет Россия, отправит им переработанный до 20% уран для их исследовательского реактора. Это будет осуществляться под контролем МАГАТЭ. Так что мы будем знать, куда он был отправлен и что он не был дообогащен до уровня создания возможного оружия. Это изменилось. Ахмадинежад заявляет теперь, что они будут делать это собственными силами. Я даже не уверен, что им это удастся, но это то, что он сказал.
 
Так в чем же проблема? Я имею в виду, мы сделали им предложение. Международное сообщество сделало им предложение. Вопрос с санкциями отложен. Знаете, в чем же все-таки проблема? Скажите, в чем проблема?
 
РОБЕРТ ГЕЙТС: Думаю… Думаю, это  хороший  вопрос. Помню, как после иранской революции 1979 года президент Картер написал директору ЦРУ: «Я не доволен качеством нашей политической разведки». И с тех пор мы с этим возились, пытаясь разобраться, что происходит в Иране. Во многих отношениях это даже сложнее, чем когда-то с Советским Союзом.

Соглашение МАГАТЭ, из-за которого идёт борьба - борьба с Ираном. Они говорят, что собираются отправить за границу для обогащения часть своего урана, но не весь. Они хотят замедлить процесс, и я полагаю, они хотят оставить часть себе и потом делать с ней всё, что угодно. Как Вы считаете?

РОБЕРТ ГЕЙТС: Я считаю, что, по существу, их стратегия, если они вообще что-нибудь будут делать, – замедлить нас. А в действительности они продолжают обогащение. И один из моментов, на которые я указал в ходе этой поездки: чем дольше они ждут (по данному предложению), тем менее ценно предложение по исследовательскому реактору в Тегеране с точки зрения  предоставления доказательств для  мирового сообщества. Потому что они продолжают обогащение. И на мой взгляд, если они собираются отправлять только 20 или 10, или сколько угодно процентов, а сами будут продолжать обогащение, это предложение, в моем понимании, сильно теряет в цене.

Меня заявление Ахмединежада немного сбило с толку. Они собираются отправлять 20% или обогащать до 20%?

РОБЕРТ ГЕЙТС: Сам я не слышал, что он говорил, но мне говорили, что он сказал, что собирается обогащать до 20%.

Ясно. И что мы можем сделать? Если он действительно собирается нечисто играть, какие у нас варианты?

РОБЕРТ ГЕЙТС: Ну, думаю, простор для давления у нас есть, да и время тоже. Знаете, много лет назад ЦРУ провело исследование международных санкций: когда они эффективны, а когда – нет. И главное в вопросе эффективности – серьёзный и деятельный подход мирового сообщества в вопросе введения санкций. Они были эффективны против Южной Африки и других стран. Неэффективность обуславливалась нечестной игрой ряда государств или их неучастием. Так что я надеюсь, что реакция Ирана придаст мировому сообществу политический стимул для всеобщего участия в санкциях, чтобы те оказали действительный эффект, в особенности на Корпус стражей исламской революции и иранское руководство.

Хорошо. К государствам, которые медлят или не собираются участвовать, относится Китай. И Россия в санкциях тоже, кажется, не слишком заинтересована. Значит, нам надо привлечь Китай и Россию на свою сторону? И как же нам это сделать?

РОБЕРТ ГЕЙТС: Ну, разумеется, нужны переговоры, и мы их только-только начинаем. Пройдёт какое-то время, может, не несколько месяцев, а несколько недель, прежде чем станет ясно, не добьёмся ли мы новой резолюции Совета Безопасности ООН. Думаю, это важно, потому что даст ЕС и отдельным странам юридическую основу для ещё более значительных шагов.

А если нам это сделать не удастся? Или будет брешь, если Китай или кто-нибудь ещё нарушит санкции? Что тогда?
 
РОБЕРТ ГЕЙТС: Что ж, все, что я могу сказать, что нам удалось добиться от Совета Безопасности принятия нескольких резолюций, поэтому я с оптимизмом верю в то, что нам удастся сделать это снова.
 
А Вы с тем же оптимизмом считаете, что санкции окажут воздействие?
 
РОБЕРТ ГЕЙТС: Думаю, то, что действительно изменилось, - внутренняя ситуация в Иране. Власти Ирана испытывают давление, которого не было пару лет назад, а народ ставит под вопрос их легитимность. Считаю, мы на самом деле не знаем, как я уже говорил и раньше, какова политическая ситуация в Тегеране, но, полагаю, нам нужно преодолеть этот шаг.
 
Как Вы считаете, сколько времени у нас есть?
 
РОБЕРТ ГЕЙТС: Аналитики разведки дают разные цифры, но я бы назвал год или два.
 
Мы сейчас ведем три войны: в Афганистане, Ираке и с террористами. Предположим, что они ведутся при помощи различных стратегий. Начнем с Афганистана. Каково положение дел в этой стране?
 
РОБЕРТ ГЕЙТС: Говорят, что генерал Маккристал утверждал, что ситуация серьезная и продолжает ухудшаться. Только на прошедшей неделю, выступая на собрании министров обороны стран НАТО в Стамбуле, он сказал, что ситуация все еще серьезная, но уже не ухудшающаяся. Думаю, мы начинаем видеть эффект от введения морской пехоты в провинцию Гильменд. Мы начинаем видеть эффект от увеличения наших сил и в других местах. 
 
Но здесь также есть то, что, я думаю, чувствуют многие из нас: неуловимый рост доверия и надежды как среди афганцев, так и среди представителей тех стран, которые помогают им. И знаете, будет еще тяжелый бой и трудные времена. Но есть почти незаметные признаки того, что стратегия генерала Маккристала начала приносить плоды.
 
Я так понимаю, ресурсы ограничены: и денежный, и человеческий. Но американцы дают вам все необходимое для этой войны. Не обманываете ли вы нас, говоря о том, что ваши руки связаны?
 
РОБЕРТ ГЕЙТС: Конечно же нет. Что касается американцев, я слышал одно популярное заблуждение о том, что американцы любят войну. На самом же деле война у нас никогда не была популярной. Первые годы Второй мировой пользовались популярностью, но потом люди с нетерпением стали ждать, когда же она закончится, а она все длилась. На самом деле в Штатах не было ни одной популярной войны. Вспомните хотя бы Вьетнам или Корею и так далее.
 
Поэтому я думаю, что, учитывая все испытания и то, что Америка находится в состоянии войны уже 8 лет, американцы показали себя на удивление терпеливыми и отзывчивыми. И безусловно, солдаты - как мужчины, так и женщины - держатся просто невероятно.
 
Дата выхода в эфир 08 февраля 2010 года.
 
 
 
 
Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
Fox News США Северная Америка
теги
Афганистан Барак Обама Белый дом Иран МАГАТЭ Махмуд Ахмадинежад ООН резолюция Роберт Гейтс Россия санкции сотрудничество Стэнли Маккристал США ядерная программа ядерная угроза
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...