TV5 Monde Оригинал

Европа вновь гадает на газовой трубе

Газ уже давно стал разменной монетой в руках политиков. Поможет ли строительство новых газопроводов решить эту проблему, и останется ли Европа этой зимой вновь без «голубого топлива»? На эти и другие вопросы ответил эксперт и бывший вице-президент Gas de France Жак Дерменджан.

Существует информация, что не все так просто в этом «королевстве газа». Что касается проекта «Набукко», мы увидели, что итальянцы действуют в одиночку, и, кажется, Франция выбирает такой же путь. Сейчас мы узнаем, почему. В программу «Геополитика» мы пригласили Жака Дерменджана, эксперта, бывшего руководителя Gas de France, члена и учредителя Газового центра Европейской экономической комиссии ООН в Женеве. У нас сложилось впечатление, что эта газовая война сильно политизирована? Вы не согласны?

                       
ЖАК ДЕРМЕНДЖАН: Вы абсолютно правы. Это газовый кризис между Украиной и Россией. И прежде всего, это кризис в политике. Газ – это его причина. Этот кризис взял в заложники газ. А украинцы взяли в заложники не только газ, но и россиян, европейских потребителей.
 
Скажите, эта газовая война, как ее называют, возобновится? Случится ли то же самое, что и прошлой зимой: недовольный Путин или Медведев перекроет кран?
 
ЖАК ДЕРМЕНДЖАН: Да. Но не из-за газовых вопросов, а из-за политических. Потому что президентские выборы на Украине состоятся в середине января, и в этот период всё возможно. Украина балансирует между Европой, НАТО и Россией. Получается, что настоящая причина этого кризиса – кризис между Россией и Западом, который является  последствием  развала Советского Союза 20 лет назад.
 
Вы как эксперт по поставкам, объясните нам, почему Европа до такой степени зависима от российского газа, проходящего через Украину?
 
ЖАК ДЕРМЕНДЖАН: На самом деле Европа выбрала российский газ более двадцати лет назад. И этот выбор был удачным, потому что все эти годы сначала СССР, а потом и Россия полностью соблюдали условия контракта. Никогда не было никаких трудностей по снабжению. Этот газ должен проходить через страны, занимающие географическое промежуточное положение между Россией и Европой. Это  Украина, Белоруссия и Польша. И изначально транзит газа проходил через Украину, чтобы сократить стоимость перевозок. И не было сомнений, что Украина на тот момент была самым тесным союзником.
 
Мы поняли, что геополитические особенности изменились. Почему Евросоюз, я продолжу мой предыдущий вопрос, не может закупать газ в другом месте, чтобы избежать всех этих проблем? Например, у Норвегии или Алжира?
 
ЖАК ДЕРМЕНДЖАН: Советский Союз распался, и Россия разнообразила пути поставок газа в Европу. Так, был  построен газопровод «Ямал-Европа», который идет через Белоруссию и Польшу. Также Россия договорилась с Турцией о строительстве газопровода «Южный поток», который пройдет по дну Черного моря в обход Украины.
 
Значит, строительство газопроводов ведется, чтобы избежать в будущем проблем. Не получится ли так, что мы построим несколько газопроводов, а газ по ним так и не пойдет? 
 
ЖАК ДЕРМЕНДЖАН: Да, это хороший вопрос. На сегодняшний день есть инвестиции в строительство газовой инфраструктуры, которые обезопасят поставки газа в Европу. Вы упомянули также Норвегию. Сегодня Россия поставляет Европе только четвертую часть всего объема. Он также импортируется  из Норвегии и Алжира. А треть сырья доставляется из Нигерии, Египта и т.д. Получается: коридор для импорта широкий. Но не стоит, конечно, забывать, что Россия поставляет большую часть газа.
 
Все эти газопроводы, стоящие целое состояние, а речь идет о миллиардах долларов,  - это политический интерес, или они нам правда необходимы?
 
ЖАК ДЕРМЕНДЖАН: Я уверен, что все эти газопроводы, пока еще находящиеся в стадии проектов, нам необходимы. Параллельно с ними будут построены также газопроводы из Ливии и Алжира в Европу.
 
Европа поделена газопроводами. Так, в строительстве «Северного потока», по которому газ пойдет из Санкт-Петербурга на север Германии через Балтийское море, участвует «Газпром», две немецкие компании и одна голландская, а также партнером хочет стать GasdeFrance. Я считаю, что этот газопровод будет построен и будет построен первым. С технической стороны у него нет никаких проблем. Я думаю, что нет ничего плохого в таком  разнообразии, ведь рыбы еще никогда не мешали газопроводам.    
 
Хорошо, это важная экологическая информация. Объясните кое-что относительно Газового центра, который находится здесь в Женеве, рядом с ООН. Как Вам удается им руководить и регулировать те проблемы, о которых Вы сказали и которые назвали очень политизированными?
 
ЖАК ДЕРМЕНДЖАН: Что касается газовой сферы, то здесь нам удается регулировать эти вопросы. Мы их изучили, обменялись своими мнениями, а затем руководство делает все остальное. Обычно эти решения принимают предприятия, но постепенно этим начинает заниматься правительство.
 
Это происходит, потому что эти газопроводы, эти крупные проекты по строительству газопроводов, стали элементом дипломатических переговоров. Так, это коснулось и «Южного потока»,  согласно которому газопровод будет проложен через Черное море с востока на запад. Глубина Черного моря составляет 2000 метров.
 
Данный газопровод действительно станет первым международным газопроводом. Я думаю, с технической точки зрения это возможно, поскольку несколько лет назад «Газпром» совместно с итальянской компанией Eni, несмотря на многочисленные сомнения,  успешно построили газопровод, о котором я только что говорил. А именно: «Голубой поток», по которому газ поступает из России в Турцию. Газопровод расположен на глубине 2000 метров.
 
Честно говоря, я немного запутался во всех этих газопроводах: «Южный поток», «Северный поток». Скажите, не замерзнет ли Европа этой зимой?
 
ЖАК ДЕРМЕНДЖАН: Нет, я могу Вас заверить, что Европа, и в частности Швейцария, не замерзнут.
 
Спасибо, господин Дерменджан. Хочу напомнить, что у нас в гостях был эксперт, член и учредитель газового центра при ООН, который расположен в Женеве.
 
Он осмелился. Он решил сделать то, что никто до него никогда не делал. Он перекрыл газ и закрыл кран. Он - это Владимир Путин.
 
Он осмелился так оскорбить всю Европу. Он понял, что газ, энергия - это слабое место Евросоюза. Перед лицом немного высокомерной Европы, которая минимизирует свои собственные недостаточные энергетические запасы, российский лидер преподал урок, который объяснил так: у меня есть газ - у вас нет, я контролирую кран - а вы не можете ничего сделать.
 
Газ - это политическое оружие, как и всё другое, без чего нельзя обойтись. Путин воспользовался этой ситуацией, чтобы укрепить свое положение. Одним словом, он получил дивиденды от столкновений, которые унижают Европу и делают бывшие страны СССР менее заносчивыми. Никогда, никогда Советский Союз, который поставлял газ в Европу, в эпоху Хрущева и Брежнева, никогда Советский Союз не прерывал поставки газа.
 
Мы видели, как вели борьбу, используя ракеты, но не видели борьбу, где в качестве оружия выступал газ. Газ еще никогда не был оружием, но сегодня действительно наступило время Холодной войны.  
 
Все самые актуальные зарубежные статьи на нашей странице в Facebook
источник
Франция Европа
теги
Владимир Путин газ газопровод Европа ООН Россия Украина Южный поток
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...