CNN Оригинал

Диалог с Ираном продуктивнее санкций - Виталий Чуркин

Кристиан Аманпур беседует с постоянным представителем РФ при ООН Виталием Чуркиным о позиции России в отношении ядерной программы Ирана, ее обеспокоенности этим вопросом, отношениях с МАГАТЭ, судебном процессе над Радованом Караджичем и правах человека в России.
КРИСТИАН АМАНПУР: Со мной в студии находится постоянный представитель России при ООН Виталий Чуркин. Рада видеть Вас в моей программе, господин Чуркин.
 
ВИТАЛИЙ ЧУРКИН: Спасибо большое, Кристиан.
 
КРИСТИАН АМАНПУР: Сначала давайте поговорим об Иране. Как известно, в воскресенье инспекторы МАГАТЭ посетили предприятие в городе Коме, серьезно охраняемое предприятие, которое было открыто общественности как ядерный объект. Возможно ли уже сейчас сказать о том, что там было обнаружено?  
 
ВИТАЛИЙ ЧУРКИН: Не думаю. Эксперты продолжат свою работу завтра, и полагаю, что о результатах своей работы и о том, что им удалось там обнаружить, они сообщат МАГАТЭ в ближайшее время.
 
КРИСТИАН АМАНПУР: Давайте теперь поговорим об этом очень интересном предложении, вызвавшем озабоченность, между Ираном, МАГАТЭ и странами-членами Совета Безопасности. Россия является ключевым участником этого соглашения по низкообогащенному урану. Сейчас, похоже, внутри Ирана мы слышим различные мнения. Министерство иностранных дел заявляет, что смотрит на ситуацию положительно, по крайней мере, что касается некоторого количества низкообогащенного урана. Спикер иранского парламента считает предложение Запада по вопросу ядерной программы Ирана «обманом». Как Вы считаете, что произойдет?
 
ВИТАЛИЙ ЧУРКИН: Я считаю это предложение очень важным для иранской стороны с точки зрения того, что вызывает  их обеспокоенность. Мы прорабатывали эту схему совместно с США, МАГАТЭ и другими достаточно долго. И конечно, мы надеемся на то, что предложение, с которым выступил господин эль-Барадеи по итогам встречи экспертной комиссии в Вене несколько дней назад,  одобренное также  Россией, Францией и США, будет принято Ираном. Это очень благоприятная возможность для них. Надеюсь, они этим воспользуются.
 
КРИСТИАН АМАНПУР: Вчера нам стало известно, что на прошедших выходных президент Обама говорил по телефону с вашим президентом, президентом России, и обратился к нему с просьбой убедить Иран принять предложение.
 
ВИТАЛИЙ ЧУРКИН: Мы тесно сотрудничаем с иранской стороной, используя все возможные каналы сотрудничества, как-то: на высшем уровне, на уровне МИДа, на уровне президента и дипломатического сотрудничества. Мы стараемся звучать как можно более убедительно и призываем США к активному участию в переговорах. Теперь - что касается более широкого вопроса ядерной программы Ирана. Для Ирана это замечательная возможность вести переговоры. Они должны показать свой серьезный настрой в отношении переговоров. Для «шестерки», куда входят США, Россия, Франция, Великобритания, Германия и Китай, иранский ядерный вопрос – самый важный. Иран имеет более обширную программу ведения этих переговоров. «Шестерка» не отказалась вступить в эту более обширную программу переговоров. Мы ожидаем от Ирана более серьезного диалога в отношении их ядерной программы.
 
 КРИСТИАН АМАНПУР: На что Вы можете надеяться в лучшем случае? Какое количество урана необходимо вывезти из Ирана в Россию для переработки?
 
ВИТАЛИЙ ЧУРКИН: Понимаете, это  отдельно обсуждаемый вопрос, касающийся обогащенного урана в Натанзе и его использования в ядерном реакторе в Тегеране. Я не знаю точно, какое количество было указано в предложении господина эль-Барадеи. Надеюсь, они (Иран) это предложение одобрят, как оно есть. Символично само принятие этого предложения. Иран готов показать, что не хочет держать обогащенный уран у себя, и готов использовать его в исследовательском реакторе.
 
КРИСТИАН АМАНПУР: По данным МАГАТЭ, вывозу подлежит около 70% урана. Но позвольте мне спросить Вас. Если Иран откажется принять предложение, о котором Вы только что говорили, будет ли в таком случае Россия оказывать большую поддержку Западу в отношении более жестких санкций?
 
ВИТАЛИЙ ЧУРКИН: Вопрос по предприятию в Натанзе есть не что иное, как важный символический жест, но он не является самым главным. Ключевым остается вопрос, обсуждаемый между странами «шестерки» и Тегераном, который был инициирован господином Соланой 1 октября и рассматривается в течение всего месяца. Сейчас обсуждаются даты возобновления переговоров.
 
КРИСТИАН АМАНПУР: Будет ли Россия оказывать большую поддержку?
 
ВИТАЛИЙ ЧУРКИН: Мы должны целиком оценить ситуацию. Очень сложно давать общую оценку ситуации. Это будет зависеть от того, что они ответят по Натанзу. Если они примут предложение эль-Барадеи, это будет рассматриваться как положительный шаг. Многое будет зависеть от исхода переговоров между странами «шестерки» и Ираном.
 
КРИСТИАН АМАНПУР: Позвольте мне кое-что прояснить, точнее - Вы мне поясните. Министр иностранных дел Сергей Лавров сказал по поводу санкций, что применение санкций – это не выход, и Россия их не поддержит. Президент Медведев заявил, что «иногда применение санкций неизбежно». Какова же все-таки позиция России?
 
ВИТАЛИЙ ЧУРКИН: В Москве все задаются именно этим вопросом. Сейчас не самое удачное время обсуждать вопрос введения санкций. Сейчас важен вопрос дипломатии. Мы следуем тройным путем: визит инспекторов МАГАТЭ в Ком, переговоры по обогащенному урану в Натанзе и его использованию в тегеранском реакторе, а также решение общего вопроса по ядерной программе Ирана и отношениям между Ираном и мировым сообществом в целом.
 
КРИСТИАН АМАНПУР: Если сейчас неподходящее время говорить о санкциях, то подходящим ли будет спросить, что заставит Россию занервничать? Как Вы знаете, Америка, Европа и Израиль убеждены, что Иран продолжает увеличивать потенциал в отношении ядерного оружия. Россия в это не верит. В целом Россия не так сильно взволнована, как остальные страны. Что же должно произойти, что заставит Россию занервничать? Тесты ядерного оружия? Дообогащение урана до уровня создания ядерного оружия?
 
ВИТАЛИЙ ЧУРКИН: Россия никогда не волнуется. Иногда мы обеспокоены. Что касается конкретно этого вопроса, то он вызывает нашу обеспокоенность. Мы должны быть полностью уверены, что иранская ядерная программа не содержит военного компонента, что их деятельность не направлена на создание ядерного оружия. В этом смысле ни у кого:  ни у России, ни у какой-либо другой страны - нет доказательств, подтверждающих факт военного компонента в отношении их ядерной программы. Но некоторые вопросы до сих пор остаются без ответа. На некоторые вопросы ответы были получены далеко не сразу. Мы надеемся получить все ответы в ходе диалога между Ираном и МАГАТЭ. Также мы надеемся, что этому также будут способствовать переговоры между Ираном и странами «шестерки».
 
КРИСТИАН АМАНПУР: Давайте перейдем к вопросу о правах человека и суде над Караджичем. Вкратце, Россия является частью Совета Безопасности, что, как вы думаете, мы увидим в этом случае? Произойдет ли фиаско, как в процессе над Слободаном Милошевичем, который избежал суда и умер до вынесения приговора?
 
ВИТАЛИЙ ЧУРКИН: Надеюсь на то, что это будет справедливый и беспристрастный процесс. Мы знаем о случаях, когда, например, бывший президент Сербии Милан Милутинович находился под стражей в течение пяти лет, после чего Международный трибунал ООН по бывшей Югославии признал его невиновным. Обвинения против Караджича довольно тяжелые…
 
КРИСТИАН АМАНПУР: Геноцид, например.
 
ВИТАЛИЙ ЧУРКИН: Да, очень серьезные обвинения. И мы, конечно же, помним все те ужасные вещи, что творились в Боснии во время его правления, но мы же поддержали деятельность Международного трибунала ООН по бывшей Югославии. На самом деле мы даже жаловались на то, что трибунал был иногда чересчур снисходительным, когда, например, рассматривал дело об освободительной армии Косово и в других ситуациях, подобных этой. Но с объективной точки зрения, оценка всех преступлений Трибуналом была, на наш взгляд, абсолютно верной.
 
КРИСТИАН АМАНПУР: А как обстоят дела с защитой прав человека в вашей собственной стране? Только на этой неделе был убит еще один правозащитник. И это после убийства Натальи Эстемировой и Анны Политковской несколько лет назад и так далее, и тому подобное… Это все продолжается и продолжается. Что по этому поводу собирается предпринять Россия?
 
ВИТАЛИЙ ЧУРКИН: Это довольно ужасно. Власти расследуют эти преступления. Да, у нас бывают сложные ситуации на Северном Кавказе, например, в Ингушетии…
 
КРИСТИАН АМАНПУР: Но найдете ли Вы ответственных за эти преступления? Это вопрос, на который многие хотят знать ответ.
 
ВИТАЛИЙ ЧУРКИН: Безусловно. Сейчас ведется тщательное расследование и, конечно же, мы надеемся найти и должным образом наказать преступников.
 
КРИСТИАН АМАНПУР: Что касается, например, Политковской. Дело расследуется уже довольно долго, и до сих пор нет никакого заключения суда.
 
ВИТАЛИЙ ЧУРКИН: Все это очень плохо, вот что я могу Вам сказать. Я надеюсь, мы все надеемся, что дело пойдет быстрее и преступников наконец найдут. Вы же знаете, что нескольких людей назвали виновными по делу Анны Политковской, они, конечно, не были ключевыми фигурами по делу, но даже их оправдали присяжные. Очень сложно расследовать подобное дело, я полагаю. Также не так прост и судебный процесс. 
 
КРИСТИАН АМАНПУР: Мы бы хотели, чтобы в ближайшее время Вы снова посетили нашу передачу и рассказали о так называемой «перезагрузке» отношений США и России. Спасибо за беседу.
 
Материал предоставлен CNN International. Перевод выполнен RT.
 
Дата выхода в эфир 26 октября 2009 года.
 

 

В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
США Северная Америка
теги
Анна Политковская Виталий Чуркин Ингушетия Иран права человека Радован Караджич Россия Северный Кавказ Сербия Слободан Милошевич ядерная программа
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...