Foreign Policy Оригинал

Foreign Policy: Обама неверно оценивает стратегию Путина в Сирии

Обама старается представить кампанию в Сирии как «признак слабости России», забывая о том, что все попытки США свергнуть Асада до сих пор оказались безрезультатными, пишет Foreign Policy. На самом деле экономические проблемы и сокращающийся бюджет «ничуть не ослабили русского медведя», и Москва больше озабочена снижением цен на нефть, чем санкциями Запада, говорится в статье.
Foreign Policy: Обама неверно оценивает стратегию Путина в Сирии

Президент США считает, что военная операция российского лидера Владимира Путина в Сирии — это «действия отчаявшегося человека, у которого в стране экономика слабеет под давлением западных финансовых санкций», пишет Дэвид Фрэнсис в статье для Foreign Policy. Обама старается представить эту кампанию как «признак слабости России», а не свидетельство того, что почти 5-летние попытки США свергнуть Асада оказались безрезультатными, отмечается в статье.

Например, недавно в эфире CBS  американский президент иронично оценил стратегическое видение Кремля, подчеркнув, что «втаптывание экономики страны в землю и отправка войск для того, чтобы поддержать своего единственного союзника», вряд ли является эффективным методом управления. А действия России в отношении Сирии Обама назвал «стратегией волка-одиночки», не сумевшей получить международной поддержки.
 
Однако для российской экономики падение цен на нефть и снижение спроса в Азии на самом деле гораздо важнее санкций, поясняет Foreign Policy — поэтому неудивительно, что в России «ситуацию видят совершенно иначе». В частности, президент Путин на днях заявил, что «пик экономического кризиса, возможно, уже преодолен». А министр финансов Антон Силуанов считает, что Россия «выходит из сложной ситуации» во многом благодаря политике экономической стабилизации, которую начала проводить Москва, и рост российской экономики «возобновится уже в следующем году». Хотя по прогнозам Всемирного банка сокращение российской экономики России продолжится и в следующем году, а возобновление роста ожидается не раньше 2017 года, подчеркивается в статье.
 
Так или иначе, экономические проблемы и сокращающийся бюджет «ничуть не ослабили русского медведя», и за первые семь месяцев 2015 года расходы Москвы на оборонные нужды увеличились более чем на 30%, пишет Foreign Policy. По мнению автора, санкции Запада «вводились не для того, чтобы ослабить Россию в ближайшей перспективе», а чтобы ограничить ей доступ к западным финансовым рынкам и технологиям, необходимым для реализации нефтегазовых проектов. В число таких проектов входит и разведка месторождений в Арктике, и освоение многочисленных российских месторождений сланцевой нефти. Пока они не играют особой роли в экспорте энергоресурсов, однако крайне важны для обеспечения объемов добычи нефти и газа в следующие десять лет, считает автор.
 
В течение последнего года российская экономика находится в шатком положении, а ВВП по прогнозам сократится в 2015 году на 3,8%, что является наихудшим показателем для страны за период с 2009 года, когда в мире бушевал экономический кризис. Но вряд ли это вызвано исключительно санкциями Запада в отношении российского энергетического, финансового и оборонного секторов. Гораздо более важным фактором являются низкие цены на нефть, которые за период с лета 2014 года сократились примерно на 50% — и это означает, что государственная казна пустеет, констатирует Foreign Policy. По словам  министра финансов Антона Силуанова, доходы от продажи нефти и газа, которые в 2014 году обеспечивали более половины поступлений в федеральный бюджет России, сейчас понизились до уровня чуть более 40%. Глава правления государственного банка ВТБ Андрей Костин тоже уверен, что двумя главными проблемами российской экономики являются дешевая нефть и экономический застой в Азии, и лишь затем идут западные санкции.
 
Всемирный банк также называет низкие цены на сырьевые товары, в том числе и нефть, «доминирующим» фактором функционирования российской экономики. Однако это не означает, что санкции не оказывают никакого действия, поясняет автор: ведь даже сомнения относительно того, какие сделки разрешены, уже могут оказать негативное влияние на инвестиции, торговлю и совместные предприятия, даже если не касаются напрямую лиц и компаний, находящихся в санкционных списках. «Санкции работают, хотя их действие не идет ни в какое сравнение с последствиями падения цен на нефть», — заявил в интервью Foreign Policy эксперт по России из Института Брукингса Клиффорд Гэдди, один из авторов биографии президента Путина.
 
В то время как Элизабет Розенберг (сотрудница американского казначейства, сейчас работающая в вашингтонском Центре новой американской безопасности), уверена: «Соблюдение санкционного режима — это сплошной кошмар. Их спектр воздействия широк и выходит за рамки попавших под санкции людей и компаний». Кроме общего кризиса перепроизводства нефти, которому способствовал рост добычи нефти и газа в США, в своих экономических бедах отчасти виновата и сама Россия, пишет Foreign Policy. Несмотря на обвал цен, она продолжает качать нефть. В итоге в сентябре объемы добычи нефти в России достигли рекордного уровня и составили 10,74 миллиона баррелей в день.
 
Как полагает Клиффорд Гэдди, настойчивые заявления Обамы о том, что для сдерживания Путина достаточно санкций, свидетельствуют: глава Белого дома не понимает, какие силы поддерживают российского президента. Потому что те, кто попал под санкции из числа ближнего окружения Путина, потеряют гораздо больше, если начнут убеждать его вести себя менее жестко: «Они ни при каких обстоятельствах не осмелятся сказать ему, чтобы он отказался от своего и пошел на уступки. Они лучше будут терпеть болезненные санкции, чем создавать себе гораздо более серьезные проблемы», — пояснил эксперт.
 
Гэдди думает, что «интервенция России в Сирию» — это не столько спонтанная реакция на ослабление экономики страны, сколько попытка вновь вернуть Россию на главную сцену международных событий, включая Ближневосточный регион, который долгие годы находился в сфере влияния Москвы. «Будущее Асада для Путина — вопрос второстепенный. Россия не хочет портить отношения с США. Она хочет попасть туда, где принимаются решения, хочет быть частью процесса принятия решений. Россия предпринимает такой смелый шаг, чтобы заставить США сесть с ней за стол переговоров», — заключил автор биографии Путина в интервью Foreign Policy.
 
Фото: Reuters

 

источник
США Северная Америка
теги
вооруженный конфликт Запад информационная война Россия русофобия санкции Сирия США терроризм Украина экономический кризис

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG