NYT: В Европе никто не ждет украинцев с распростертыми объятьями

Несмотря на увеличивающийся поток украинских беженцев в страны ЕС, принимают их туда не очень охотно, пишет New York Times. Конфликт в Донбассе носит локальный характер, поэтому европейские власти не видят причины, по которой украинцам стоит покидать свою страну.
NYT: В Европе никто не ждет украинцев с распростертыми объятьями

«Когда пророссийские сепаратисты на востоке Украины пришли в его автомойку в городе Антрацит и потребовали его помощи в изготовлении и ремонте оружия, Владимир Зеленюк понял, что пришло время уносить ноги», – пишет New York Times. Поэтому он и его жена быстро собрались, взяв только самое необходимое, и бежали через близлежащую границу с Россией, пока после долгих скитаний  не оказались на границе с Польшей, у которой они просят убежища.

«Я не знаю, что я буду делать, если мне откажут, – признается Зеленюк. – Но особого оптимизма не испытываю».
 
Зеленюк оказался в довольно типичной ситуации. Он и его жена оставили машину в Киеве и добрались до украино-польской границы. Украинские таможенники пропустили их, несмотря на отсутствие виз. На польской стороне их попросили заполнить какие-то формы, сфотографировали, сняли отпечатки пальцев и сказали, чтобы они доложили о своем прибытии в центр приема беженцев в течение следующих двух дней.
 
«Центр приема беженцев находится у черта на куличках», – жалуется Зеленюк. Его посетители ежемесячно получают порядка 20 долларов, но тратить их особенно не на что.
 
С начала конфликта на Украине поток украинских иммигрантов и беженцев в Польшу и другие европейские страны неуклонно растет. Но эти государства не спешат встречать украинцев с распростертыми объятьями, подчеркивает издание.
 
Польша, Германия, Италия и другие страны в подавляющем большинстве случаев отказывают украинским соискателям в убежище или откладывает рассмотрение их просьб. Эти государств, «которые не горят желанием открыть свои границы для очередного вероятного потока голодных иммигрантов», указывают на тот факт, что «сепаратистский конфликт» пока не затронул большую часть Украины.
 
«Причина отказа вполне очевидна, – считает координатор миграционного проекта в варшавском Центре восточных исследований Марта Ярошевич. – Украина – огромная страна. Небезопасно только на части ее территории, поэтому жители страны могут переселяться, не покидая ее пределов».
 
Как отмечается в статье, число украинских мигрантов все еще относительно невелико – особенно в сравнении с десятками тысяч беженцев с Ближнего Востока и из Африки. Тем не менее, в настоящий момент украинцы представляют собой крупнейшую группу соискателей на прибежище в ряде европейских государств.
 
И в Польше с ее очень однородным населением и одними из самых либеральных законов о визе в Евросоюзе, а также отсутствием опыта обращения с огромным количеством иммигрантов, эта проблема стоит особенно остро. Глубокие культурные и этнические связи с Западной Украиной делают эту страну логичным пунктом назначения для украинцев.
 
По оценке Ярошевич, сейчас в Польше проживает порядка 400 тысяч украинцев, многие из них приехали в страну с началом конфликта. В прошлом году более 300 тысяч украинцев подали заявление на краткосрочные рабочие визы. Это первый шаг, чтобы получить то, чего они больше всего добиваются – официальный статус резидента.
 
«Подавляющее большинство украинцев, которые бегут сюда, предпочитают подавать заявление на визу, а не убежище, – заявляет пресс-секретарь польского Управления по делам иностранцев Эва Пичота. – Как только они получают временную визу, то фактически могут оставаться в Польше на неопределенный срок».
 
Тем тысячам украинцев, которые не могут получить такую визу, даже с учетом довольно либеральных польских законов, остается только просить убежища. Но шансы на его получение очень низки.
 
В прошлом году украинцы занимали первое место среди национальных групп, ищущих прибежище в Чехии и Эстонии. В Польше, Испании, Латвии и Исландии они были вторыми. И хотя ЕС в большинстве случаев принимает заявления соискателей на убежище из разрываемых войной стран – к примеру, 95 процентов сирийцев и 89 процентов эритрийцев получили статус беженцев – украинцы сталкиваются с бюрократическими проволочками или отказом. В 2014 году только 22 процента украинских соискателей получили статус беженцев.
 
Все же, по словам издания, этот показатель лучше, чем у иммигрантов из Косово и Сербии, которые пытались попасть в ЕС в 2014 году. Не имея даже такого оправдания, как конфликт, с которым столкнулись украинцы, только 8 процентов косоваров и 2 процента сербов, подавших запрос, были признаны беженцами.
 
«Я даже не буду пытаться просить убежища», – говорит украинка Анастасия Павлюченко, которая берет уроки в варшавском техническом училище, чтобы получить визу. «Мне его не дадут. Никому его не дадут», – добавляет она.
 
Женатая пара Альберт и Наталья Бакуровы покинули восток Украины более года назад. Они приехали в Польшу в поисках работы и убежища, но им было отказано. Они сделали повторный запрос. Но если польские власти им откажут вновь, у них не останется иного выбора, кроме как вернуться назад на Украину, заключает издание. 
 
Фото: Reuters
источник
США Северная Америка
теги
беженцы вооруженный конфликт Германия Европа Евросоюз Италия Польша Россия Украина

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG