Washington Post Оригинал

Washington Post: Агрессивность России можно измерить ценой на нефть

Современная политика Кремля вполне укладывается в рамки «теории нефтяного государства», пишет The Washington Post. Чем выше мировые цены на нефть, тем такое государство становится более агрессивным по отношению к своим соседям. И история России последних лет это наглядно подтверждает.
Washington Post: Агрессивность России можно измерить ценой на нефть
Reuters

Мнения экспертов о мотивации Кремля в украинском конфликте разделились: некоторые считают Россию «жадной страной, которая по своей идеологии стремится к территориальной экспансии». В то время как другие специалисты видят в ней «опасную слабеющую супердержаву, защищающуюся от НАТО». Однако на самом деле «агрессивное поведение Москвы» лучше всего объясняет «теория нефтяного государства», пишет The Washington Post.

«Реалисты», к числу которых, по данным недавнего опроса журнала Foreign Affairs, в основном относятся специалисты по международным отношениям, уверены, что текущий конфликт между Россией и Украиной был спровоцирован расширением НАТО на восток. И в первую очередь — в Грузию и на Украину, которые были «стратегическими зонами влияния России». А их оппоненты, и в первую очередь — региональные эксперты, как правило, обвиняют в конфликте Россию, отмечает The Washington Post.
 
По мнению американского издания, в рассуждениях реалистов «есть много нестыковок» — например, в их полемике не уделяется достаточно внимания временным рамкам «российской агрессии на Украине». С момента расширения НАТО в страны Балтии в 2004 году сухопутная граница России со странами альянса «стала более чем в два раза длиннее, чем ее наземная граница с Грузией», однако Москва «почему-то выжидала и отреагировала лишь в 2008 году», отмечается в статье.
 
Бывший посол США в России Майкл Макфол также подчеркнул, что в ходе многочисленных встреч между президентом Обамой, президентом Путиным и премьер-министром Медведевым «вопрос о расширении НАТО за пять лет ни разу не поднимался». Более того, Россия на протяжении большей части президентского срока Владимира Путина принимала активное участие в многочисленных совместных проектах НАТО, включая различные военные учения и миротворческие операции — и все это время «совершенно не обращала внимания на угрозы своему существованию со стороны альянса».
 
Реалисты допускают еще более серьезную ошибку, рассматривая Россию, Кремль или Путина как «нечто монолитное и неизменное» на протяжении всех 15 лет нахождения Путина у власти. Однако «если бы Россия была единым целым, то СССР никогда бы не распался», полагает The Washington Post. А непоследовательность в поведении Кремля, которую реалистические теории по-разному пытаются объяснить, можно легко понять, если вспомнить, что Россия — не столько «опасная супердержава», сколько «нефтяное государство», подчеркивается в статье.
 
Как показывает исследование политолога Каллена Хендрикса, который рассмотрел поведение 153 стран за 50-летний период, из-за высоких цен страны-экспортеры нефти «становятся значительно агрессивнее по отношению к своим ближайшим соседям», в то время как на поведение остальных стран рост цен никак не сказывается. «Если цена на нефть превышает пороговые 77 долларов за баррель при покупательной способности доллара на уровне 2008 года, то нефтяные государства в среднем становятся на 30% более агрессивными по сравнению со странами, не экспортирующими нефть», — утверждает американское издание.
 
Другой американский эксперт Джефф Колган из Брауновского университета проанализировал конфликты с применением военной силы в 170 странах за период с 1945 по 2001 годы и выяснил, что страны, в которых чистый доход от экспорта нефти составляет более 10% ВВП, «являются самыми воинственными в мире» и вступали в вооруженные конфликты на 50% чаще, чем страны, не являющиеся экспортерами нефти. Автор объясняет такое агрессивное поведение тем, что доходы от продажи нефти способствуют наращиванию военного потенциала и обеспечивают финансирование военных расходов. Кроме того, высокие доходы «способствуют снижению личной политической ответственности властей внутри страны и их ответственности за принятие политических решений, что ведет к повышению авантюризма на международной арене», пишет The Washington Post.
 
С этой точки зрения Россия «является не столько опасной супердержавой, сколько типичным нефтяным государством, не строящим долгосрочных планов, которое становится агрессивным и амбициозным, как только накопит существенные доходы от продажи нефти». Поскольку еще в начале 2000-х годов, когда цена на нефть составляла всего 25 долларов за баррель, «Путин был другом США и не возражал против расширения НАТО», говорится в статье. Согласно результатам исследованию Хендрикса, именно таким образом ведут себя нефтяные государства при ценах ниже 33 долларов за баррель — в таких условиях «экспортеры нефти становятся даже более миролюбивыми», чем остальные страны.Например, в 2002 году, когда цена на нефть марки Urals составляла около 20 долларов, Путин в своем послании к Федеральному Собранию называл приоритетами для России обеспечение европейской интеграции и активное сотрудничество по созданию единого экономического пространства с ЕС. А в 2014 году, когда цена на нефть достигла 110 долларов, он «вторгся на Украину, чтобы наказать ее за стремление к созданию такого же единого экономического пространства с ЕС», подчеркивает The Washington Post.
 
Вскоре после того, как цены впервые подскочили до максимума в 75 долларов за баррель нефти, Путин произнес в 2007 году свою знаменитую «мюнхенскую речь», в которой «впервые бросил вызов гегемонии США, однако по-прежнему был полон надежд в отношении перспектив конструктивного партнерства с США и Европой». А в 2014 году, когда цена на нефть выросла до 100 долларов, президент России в своей «валдайской речи» практически полностью отверг возможность какого-либо конструктивного сотрудничества с США, пишет The Washington Post. В 1979 году, когда СССР ввел войска в Афганистан, цена на нефть была на максимальном для того времени уровне в 101 доллар за баррель. А «недавние авантюры России» в Грузии в 2008 году и на Украине в 2014 году были предприняты, когда цены на нефть побили максимумы 1980 и 2008 года, отмечается в статье. Все это происходило «в полном соответствии с теорией об агрессивном поведении нефтяных государств», поэтому можно предположить, что позиция НАТО никак не повлияла на «агрессивную политику» Москвы в отношении Грузии и Украины — разве что послужила «удобным предлогом для разжигания ее амбиций».
 
Для сторонних наблюдателей Россия, вероятно, выглядит «великой державой со стареющим, сокращающимся населением и ослабевающей экономикой» — однако представители кремлевской элиты, «накопившие огромные резервы», явно так не считают, пишет The Washington Post: «Они, наоборот, причисляют Россию к трем мировым супердержавам наряду с США и Китаем, постоянно называют ее энергетической супердержавой, второй в мире страной по поставкам оружия и так далее. На российских государственных каналах регулярно дают понять, что при необходимости российская армия может дойти до Восточной Европы, Берлина или Лондона за несколько дней». На Западе хорошо известно высказывание Роберта Джервиса о том, что «личные представления ключевых лиц государства и то, как они искажают действительность, имеют гораздо большее значение, чем принято думать». И скорее всего, подобное «искажение действительности» еще более важно для правильной оценки, если речь идет о лидерах нефтяных государств — независимо от того, чего хочет или что думает НАТО, заключает The Washington Post.
 
Фото: Reuters
Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
Washington Post США Северная Америка
теги
Владимир Путин геополитика евромайдан Евросоюз Запад информационная война нефть референдум Россия санкции Украина экономический кризис энергопотребление
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG