CNN USA

Репортер CNN не выдержал словесной дуэли с журналистом RT

Обличительный тон не помог репортеру CNN Крису Куомо в эмоциональном разговоре с известным журналистом RT Питером Лавеллем. Во время прямого включения американец обвинил Россию в попытке скрыть правду о крушении «Боинга», а когда Лавелль попросил его представить факты, попросту разорвал связь.

КРИС КУОМО, ведущий CNN: И снова здравствуйте. Мы ведем прямой эфир из аэропорта Схипхол в Амстердаме, Нидерланды. Это место, откуда MH17 начал свой полет. Позади нас вы видите ряды и ряды цветов и записок со словами сочувствия к жертвам этого рейса и их семьям.

Все это туристы, которые куда-то направляются, некоторые из них местные, друзья погибших, – всех объединяет дух сплоченности, царящий сейчас в Нидерландах.

Однако над всем этим довлеют вопросы: почему это произошло? Кто это сделал? Что будет дальше? Существует множество различных версий, многие страны высказывают обвинения, в особенности Россия, США и Запад.

Прямо сейчас я хочу обратиться к человеку, чья точка зрения отличается от того, что вы, вероятно, слышали до сих пор. Его зовут Питер Лавелль, он работает на канале Russia Today – это часть принадлежащей российскому правительству новостной сети. Питер, вы меня слышите?


ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ, телеведущий RT: Да, слышу, продолжайте.

КРИС КУОМО: Хорошо. Спасибо, что нашли для нас время. Я хочу спросить вас, почему Россия, в частности Владимир Путин... почему он не вышел и четко и прямо не осудил то, как обращались с местом преступления, как достоинство погибших было оскорблено, как эксперты, ведущие расследование, не допускались на место преступления? Почему Россия, почему Владимир Путин не выступил и не осудил то, как обращались с местом преступления?

ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: Я считаю, что ответ на этот вопрос совершенно очевиден и очень прост. Украина – это не часть России. У Владимира Путина нет контроля над местом преступления в другой стране. Я думаю, с вашей стороны было довольно нелепо задать такой вопрос.

Он выступил с требованием полноценного расследования. На самом деле, в этот понедельник Россия предоставила свой собственный анализ данных разведки и наблюдения, спутниковых данных, касающихся того, что происходило на месте преступления. При этом Вашингтон ничего подобного не сделал.

Таким образом, я думаю, вам стоит спросить, почему доводы Госдепартамента опираются на Twitter, YouТube и другие социальные сети, в то время как Россия уже предоставила, по крайней мере, частично, улики, необходимые для раскрытия этого ужасающего преступления.

КРИС КУОМО: Возможно, вы не следили за развитием событий. На самом деле США уже опубликовали множество своих собственных разведданных, которые указывают на связь между крушением MH-17 и действиями российских боевиков, а может быть, и на причастность России к обучению, снабжению или даже, возможно, оказанию помощи в проведении этой чудовищной операции по уничтожению самолета.

ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: О каких именно уликах вы говорите? О каких уликах идет речь? Twitter?

КРИС КУОМО: Они публикуют данные разведки, касающиеся траектории… Нет, не Twitter. Питер, я не думаю, что к этому можно относиться легкомысленно. 298 человек лишились жизни. Давайте не будем здесь играть в политику. Есть множество разведданных…

ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: Я думаю, что Госдепартамент США относится к этому очень легкомысленно! Очень легкомысленно! Где доказательства?

КРИС КУОМО: Послушайте… Я думаю, что…

ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: Вот что нужно, чтобы распутать это преступление.

КРИС КУОМО: Питер…

ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: У Вашингтона их нет. Даже представители разведслужб заявляют, что не знают, кто это сделал. Не знают, откуда был удар. Соединенные Штаты ежегодно тратят сотню миллиардов долларов на глобальную разведку. И они не могут выяснить? Это просто неслыханно! В Черном море находятся корабли НАТО...

КРИС КУОМО: Питер…

ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: Следят за Украиной, как ястребы. Где их данные? Пожалуйста, предъявите нам данные! И тогда мы сможем двигаться дальше...

КРИС КУОМО: Питер! Питер! Питер!

ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: …И, возможно, это поможет урегулировать кризис на Украине.

КРИС КУОМО: Питер… Сделайте глубокий вдох, хорошо? Потому что это не дебаты. Бросаться словами и искажать факты - легко. В этом нет нужды. Потому что я здесь не для того, чтобы вести с вами дебаты о том, кто это сделал. Понятно? Это вы начали…

ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: Я бы, правда, хотел, чтобы вы придерживались фактов. Пожалуйста, придерживайтесь фактов!

КРИС КУОМО: Это вы здесь играете с аргументами. А я задал вам простой вопрос…

ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: Так это вы и играете с аргументами. Я задаю вам простые вопросы.

КРИС КУОМО: Все что я вам говорю... Есть американские разведданные… Питер, почему вы боитесь услышать то, что я говорю? Я ведь не собираюсь с вами драться. Я только что с места преступления, и меньше всего я хочу видеть какое-либо насилие. Словесное или какое-либо еще. Понятно?

ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: А я и не боюсь! Я просто хотел бы, чтобы вы попросили американское правительство опубликовать все свои спутниковые данные и сравнить их с данными России...

КРИС КУОМО: Они именно этим и занимаются!

ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: ...Посмотреть, совпадают они или нет. Нет, они этого не делают! Я не знаю, что…

КРИС КУОМО: Питер…

ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: Вы живете в параллельной вселенной!

КРИС КУОМО: Питер… Питер, успокойтесь. Сделайте вдох. И так уже случилось что-то плохое, не стоит это усугублять…

ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: Задайте мне умный вопрос!

КРИС КУОМО: …Я не представляю здесь правительство США. Вы говорите…

ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: Задайте мне умный вопрос.

КРИС КУОМО: По-моему, я задал вам несколько. Ваши ответы… Не знаю насчет слова «умный», но вопросы были довольно меткими. Позвольте спросить вас снова… Потому что я не представитель Соединенных Штатов. А вы, похоже, ведете себя как представитель России. И я спрашиваю вас: почему Россия не осудила унизительную и позорную ситуацию на месте преступления?

ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: Замечательно! Злостная клевета. Мы ждали злостной клеветы… сколько уже?.. целых пять минут! Вот что вы сейчас сделали.

КРИС КУОМО: …Франция сделала это. Великобритания сделала это. США сделали это. Никто из них не имеет полного контроля над Украиной. Высказалось бесчисленное количество стран, ООН осудила то, что было сделано на месте преступления. Но только не Россия. Только не Владимир Путин.

ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: Владимир Путин выступил за тщательное расследование. Вы неправы. Вы просто фактически неправы.

КРИС КУОМО: Он не осудил то, что было сделано!

ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: Он выступил и сказал, что должно быть расследование.

КРИС КУОМО: Почему он не осудил то, что было сделано?

ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: Попросив провести расследование, он осудил. Хотел бы я, чтобы вы могли быть серьезным в этом вопросе.

КРИС КУОМО: Нет. Сказав, что оставляя тела на солнце, оставляя тела на солнце на протяжении многих дней, отпугивая наблюдателей, которые хотят взглянуть…

ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: О-о! Это вина Владимира Путина! Это просто смехотворно. Смехотворно. Я рассматриваю известные факты. Где расследование? Власти Соединенных Штатов и их союзники осудили Россию еще до того, как тела были подняты с земли! Что это за логика? Что это за сострадание? То, что вы говорите, просто нелепо.

КРИС КУОМО: Питер! Питер! Вот логика. Логика… Питер, то, что вы говорите, пугающе. И, повторюсь, я здесь не для того, чтобы спорить с вами. Я только что вернулся с места преступления…

ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: Вы говорите, как Джен Псаки в Госдепартаменте США.
 
КРИС КУОМО: Я говорю, как репортер, который глубоко сожалеет по поводу 298 погибших людях, которые не причастны к конфликту и не должны быть частью вашего обсуждения по поводу того, что Россию несправедливо обвиняют. Причина, по которой к России относятся должным образом, кроется в том, что если вы пойдете поговорить с самопровозглашенным премьер-министром той области, где был сбит самолет (его окружают российские военные, надо признать, они вам это подтвердят), и если вы спросите этого человека, помогает ли ему Россия, то знаете, что он ответит? Ничего! Он отказывается говорить. Почему человек, которому крайне необходима легитимность, и, который, кажется, контролирует территорию, самопровозглашенный премьер-министр не отрицает, что Россия ему помогает? Почему, Питер? Это прямой вопрос.
 
ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: Я не знаю почему.
 
КРИС КУОМО: Это звучит, как вопрос, на который вы можете ответить фактами.
 
ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: Я не знаю почему.
 
КРИС КУОМО: Вы должны напомнить сами себе, в чем заключается ваша работа, мой друг.
 
ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: И в чем же? В чем? В чем?
 
КРИС КУОМО: Я спрашиваю вас, почему Россия не встала и не осудила то, что объективно неправильно? Никто не займет другой позиции. С учетом того, что на месте преступления не обеспечивается безопасность, с учетом того, как солдаты обстрелами пробивали себе путь, нарушали целостность места преступления, как проявили неуважение к покойным.
 
ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: Кто уже провел расследование? Россия уже провела расследование, опубликовала его, показала всему миру. Почему США не сделают шаг вперед и не сравнят доказательства? Россия поступила правильно, чтобы раскрыть это преступление. У разведки США и понятия нет... Россия же знает, что происходит, и хочет, чтобы мир знал, что происходит на самом деле. Теперь настал черед Вашингтона.
 
КРИС КУОМО: Вот различие между вами и мной, Питер. Вы одержимы идеей снять с России вину. Ладно. Я же сосредоточен на отношении к этому самолету и жертвам.
 
ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: Это ваше мнение, это не факт. Я согласен с вами.
 
КРИС КУОМО: Все, что вы делаете – это отрицаете причастность России. 

ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: Я согласен с вами. То, что необходимо в первую очередь – это выяснить, что именно произошло. Я не говорил этого. Я не знаю, что произошло – у нас нет никаких доказательств, есть ли вина России или нет.
 
КРИС КУОМО: Конечно, мы все хотим это выяснить. Я согласен с вами. Я считаю, что у вас нет никаких доказательств. По-моему, вы ничего не знаете.
 
ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: Вы делаете слишком скоропалительные выводы.
                                                  
КРИС КУОМО: Ни в коей мере. Разве вы слышали, чтобы я утверждал, что знаю, что произошло? Разве я такое говорил?
 
ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: Результаты российского расследования были озвучены в прямом эфире, переведены на английский язык, и в них ни одним словом не обвиняется Украина.
 
КРИС КУОМО: Это фарс какой-то, надо это заканчивать.
 
ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: Российское расследование только задавало вопросы, что и надо делать. В частности, вопросы о том, почему в воздушном пространстве над Украиной происходило то, что происходило. Необходимо сравнить данные с показаниями других радаров на предмет сходств и отличий, проявить беспристрастность.  
 
КРИС КУОМО: Питер. Питер. Питер. Питер. Естественно, все мы хотим беспристрастности, все мы хотим добиться правды. Ведь одна вещь совершенно бесспорна, и я думаю, даже вы, вероятно, согласитесь со мной: люди, погибшие на этом рейсе, не были никоим образом замешаны в этом конфликте, не было никакой причины им быть замешанными, и погибли безвинно. Независимо от того, была ли это «трагическая ошибка», что самолет сбили в воздухе, или намеренный акт терроризма.
 
ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: Я согласен.
 
КРИС КУОМО: То, что произошло – несправедливо, и необходимо узнать, кто это сделал. Вы знаете, что есть разумные основания подозревать, что Россия была в курсе происходящего, потому как есть неоспоримые доказательства связи между российскими* боевиками в регионе и самой Россией. Речь идет о помощи, руководящих указаниях и военнослужащих непосредственно на месте действий. Естественно, что это повод для подозрений. Все, о чем я вас спрашиваю, это почему Россия…
 
ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: Вы очень сильно преувеличиваете степень контроля России над силами сопротивления на Украине. Ее очень сложно определить –  если смотреть на доказательства, конечно.

КРИС КУОМО: Конечно, особенно если действующий премьер-министр…

ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: Но такие люди, как вы, не признают свободу воли населения Восточной Украины. Вы считаете их марионетками России. Это же просто не соответствует действительности.
 
КРИС КУОМО: Это я-то не признаю их свободы воли? Я? Я лично беседовал с самопровозглашенным премьер-министром – его слова услышала вся аудитория CNN. Я спросил его: есть подозрение, что Россия помогает вам и вашим бойцам, обучая их и предоставляя вам оружие. Возможно, они поставили вам то оружие, с помощью которого был сбит самолет. Правда ли это? Знаете, что он ответил? «Не буду отвечать на этот вопрос. Спросите Россию». Я сказал ему: «Но вы же премьер-министр! По вашим словам, именно вы отвечаете за это. Помогают они вам или ответственность несете вы?» А он сказал: «Я не буду отвечать на этот вопрос». И, Питер, не беспокоит ли подобный ответ вас, как журналиста? Не кажется ли вам это подозрительным?
 
ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: Но это не означает, что Россия в чем-либо виновна. Есть ли у вас настоящие доказательства? Нам нужны улики! И вы пытаетесь возложить вину на… Это иностранное государство. Россия – не Украина.
 
КРИС КУОМО: То есть вы просто проигнорируете то, что я сказал. Вы решили не обращать на это внимание. 298 мертвых людей!..
 
ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: Я даже не буду комментировать то, что сказал этот человек. Что вы вообще хотите, чтобы я вам сказал?! Чтобы я согласился или не согласился с ним?! Почему я должен это делать?! Зачем мне это – соглашаться или не соглашаться с ним?!
 
КРИС КУОМО: Ну, я не знаю. Зачем тогда вы прислуживаете России, вы ведь в конце концов журналист?! Почему вы говорите, что у США нет разведки, когда именно она отслеживает ракетный удар? Почему вы утверждаете, что мы не приводим факты, если были перехвачены телефонные переговоры?
 
ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: Я не прислуживаю России! У меня есть платформа для высказываний на телеканале RT, где я веду собственную программу, и у меня есть полномочия делать то, что я хочу. Так что я даже не знаю, что означает в моем случае прислуживать. Вы, например, прислуживаете Госдепартаменту США.
 
КРИС КУОМО: Питер Лавелль, очевидно, у вас есть склонность и желание представлять Россию в лучшем свете вне зависимости от фактов и  затыкать рот людям, задающим закономерные вопросы. Думаю, это ошибочное представление об объективности в отношении жертв катастрофы, а также ваша ошибка, как журналиста.
 
ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: Нет-нет-нет, совсем нет! Я не пускаю в эфир ерунду и глупость.
 
КРИС КУОМО: Что ж, это похоже на правду, но пусть решают зрители.
 
ПИТЕР ЛАВЕЛЛЬ: И я постоянно задаю провокационные вопросы. Этим я занимаюсь все время, этим я зарабатываю на жизнь.
 
КРИС КУОМО: Это простые вопросы. Питер Лавелль, вам придется жить с тем, чем вы зарабатываете на жизнь. Я очень ценю, что вы пришли к нам на программу New Day, чтобы люди смогли услышать ваши ответы и сами подумать над ними. Доброго вам дня!

Ну что сказать? В чем смысл этого разговора? Существуют различные взгляды на разворачивающийся на Украине конфликт. И в то же время идет информационная война. И меньше всего мне хочется разводить бессмысленные обсуждения. Порой вас охватывают эмоции, особенно когда вы были на месте происшествия и видели те объективные факты, на которые нужно обратить внимание и которые любой правитель стал бы отрицать. И то, что сотворили с местом крушения MH17 достойно порицания.
 
С учетом всего сказанного, прошу прощения за то, что на какой-то момент увлекся разговором, который велся скорее на эмоциях, а не на здравом смысле. Но, в конце концов, важны именно ответы. Из-за Кейлеров, с которыми мы общались ранее, и других семей, которые потеряли своих близких на этом рейсе. И поэтому вопросы должны оставаться, а информацию нужно проверять. Поэтому США задействуют разведку, а западные власти пытаются принять участие в процессе. Россия заявляет, что призывает к полноценному расследованию. Но России должно быть что-то известно, поделится ли она собственной информацией. Ведь вот перед вами неоспоримая правда: за местом преступления не установили должного контроля, с телами обошлись непочтительно, их достоинство попрали, что было нецелесообразно и навредило процессу установления правды. Мы следим за тем, как тела возвращают домой, ведь именно они в данном случае важнее всего – 298 человек, которые, без сомнения, были вне всяких нареканий. В отличие от украинского правительства, конечно же, повстанцев, да и России тоже.
 
В общем, так сейчас и обстоят дела. Повторюсь, наша дискуссия стала проходить на слишком уж повышенных тонах, и я прошу за это прощения - ведь мы хотим плодотворно для вас работать и рассказывать вам о том, как развиваются события, хотим, чтобы вы не сомневались в том, что мы будем по-прежнему задавать важные вопросы.
 
А чтобы вы поняли нашу точку зрения, отмечу несколько моментов, истинность которых неоспорима: нам неизвестно, тела скольких пассажиров прибудут на родину - на первом самолете, предположительно, их будет двадцать или больше; о количестве тел точных данных нет и у властей, и некоторые из них, возможно, до сих пор находятся на месте крушения и в прилегающих районах. Точных данных у нас нет, поскольку расследование проводится настолько бездарно, что его, по сути, и нет.
 
Что же касается «черных ящиков», на них будут очень важные данные - а не абсолютно точная информация о том, кто виноват, - но на их расшифровку тоже понадобится время. Голландские власти, которые в этом деле выступали первыми, попросили заняться расшифровкой британское правительство. По мере поступления информации мы будем вам обо всем рассказывать. Кроме того, сегодня, в день национального траура, мы будем присутствовать на мероприятиях, посвященных памяти жертв, которые начнутся после прибытия тел погибших через несколько часов.

 

Материал предоставлен CNN USA.
Перевод выполнен RT.

Дата выхода в эфир 23 июля 2014 года.


Фото: facebook.com/peter.lavelle

* Так сказано в оригинале (прим. RT).
 

 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
CNN USA США Северная Америка
теги
CNN Russia Today авиакатастрофа Россия США Украина
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...