FP: ГРУ вернуло себе статус главного инструмента внешней стратегии Москвы

В ходе кризиса на Украине Главное разведывательное управление России доказало свою актуальность в эпоху новых конфликтов, сочетающих диверсии и секретность с силовыми методами по принципу «нелинейной войны», пишет Foreign Policy. Страны Запада пока не придумали ничего, что можно было бы противопоставить этому «секретному оружию Путина», если тот решит сеять хаос в других странах Европы.
FP: ГРУ вернуло себе статус главного инструмента внешней стратегии Москвы
Разведывательное ведомство может доказать свою ценность двумя способами: добывать точную информацию, необходимую для достижения целей государства, или вызывать страх и неприязнь врагов, которые считают его серьезной угрозой, пишет Foreign Policy. Последние события показали, что с этими двумя основными задачами отлично справляется агентство российской военной разведки ГРУ.
Еще в начале 2013 года Главное разведывательное управление, казалось, было на краю полного краха и забвения. Часто сменялись руководители ведомства, не находившие общего языка с Кремлем, ведь даже в сфере основной его деятельности – на ближнем зарубежье, оно не достигало поставленных целей. Управление теряло агентов и финансирование как раз в тот период, когда бюджеты большинства разведывательных и контрразведывательных ведомств в России стабильно увеличивались, подчеркивает автор.
 
С началом кризиса на Украине все недостатки управления, манера поведения которого, по мнению издания, не соответствовала пониманию Москвы о разведке «в эпоху кибервойн и нефтяной политики», в одночасье превратились в достоинства.

ГРУ продемонстрировало свою пригодность как внешнеполитического инструмента Кремля, сочетающего маскировочную и диверсионную деятельность с «хирургически точным» применением силы, причем так, чтобы впоследствии иметь возможность отрицать свое участие в происходящем, подчеркивает автор Марк Галеотти.

Как утверждает издание, почти бескровный захват Крыма в марте проводился по планам, составленным в Главном оперативном управлении Генерального штаба, которое в значительной мере полагалось на разведывательную информацию из ГРУ. Операция не только строилась на основании полученной ГРУ информации, но и выполнялась с участием и под руководством спецназовцев управления. Все больше доказательств того, что так называемый министр обороны сепаратистской Донецкой Народной Республики Игорь Стрелков, которого на самом деле зовут Игорь Гиркин, является либо действующим офицером ГРУ, либо состоит в его резерве, пишет Foreign Policy.

На полномасштабную вовлеченность ГРУ указывает и появление на востоке Украины батальона «Восток», который носит то же название, что и распущенное в 2008 аналогичное чеченское подразделение при поддержке управления. Бойцы «Востока» сразу же заняли администрацию Донецка, выдворив оттуда разношерстых ополченцев. Только укрепившись в позиции лидера, батальон начал набирать в свои ряды местных добровольцев, пишет Галеотти.

Командиром батальона провозгласил себя перебежчик из Службы безопасности Украины Александр Ходаковский – однако это произошло лишь спустя несколько дней после захвата здания в Донецке, отмечает американское издание. Изначально батальоном командовали, видимо, сотрудники ГРУ, что говорит о том, что «Восток» предназначался в основном не для борьбы с регулярными украинскими войсками, а для принудительного установления воли Кремля над разнообразными военизированными формированиями в случае необходимости.

Такой образ действия недвусмысленно показал, что стратегия Москвы – в ведении «нелинейной войны» для завоевания и поддержания гегемонии в Евразии. Причем родилась она не как спонтанная реакция на украинский кризис, а задолго до него, о чем писал начальник Генерального штаба Валерий Герасимов еще в прошлом году в одном из малоизвестных российских военных журналов, подчеркивает Foreign Policy. Суть ее – в сочетании неприкрытого применения силы, дезинформации, политического и экономического давления и всякого рода тайных операций, на которых как раз и специализируется ГРУ.
 
При этом, ГРУ имеет определенное преимущество перед своим гражданским аналогом СВР, которой формально запрещено осуществлять свою деятельность в государствах СНГ Алма-Атинской декларацией 1992 года. А теперь Киев выслал с Украины военно-морского атташе, назвав его офицером ГРУ, а начальник управления Игорь Сергун попал в список людей, на которых распространяются санкции Запада.
 
«Ни одно из этих действий не нанесло разведывательному ведомству никакого вреда. Они скорее подняли престиж ГРУ», - заключает Foreign Policy. Его репутация вполне восстановлена и не идет речи о понижении статуса «главного управления» до просто «управления», как это было около года назад.
 
Готовность ГРУ работать с любым контингентом – «от партизан до бандитов» – также расширяет действенность агентства, заодно затрудняя задачу определения круга его агентов. Не гнушаются они и убийствами за рубежом, утверждает Foreign Policy. По данным издания, широко распространено мнение, что осужденный торговец оружием Виктор Бут был внештатным агентом ГРУ.
 
НАТО же как военный союз, созданный для коллективной обороны против агрессора, пока не сформировал достойный ответ новым типам конфликтов. Так, например, альянс ничего не мог противопоставить кибератакам против Эстонии в 2007 году, напоминает автор. Если России удастся разжечь на Западе такие политические волнения, при которых станут возможными подобные опосредованные диверсионные операции – а именно на это нацеливается Главное разведывательное управление, – преимущество НАТО по количеству танков и качеству истребителей не будет иметь значения.

Фото: VIKTOR DRACHEV / AFP
Все самые актуальные зарубежные статьи на нашей странице в Facebook
источник
США Северная Америка
теги
Донецк Крым разведка Россия Украина Чечня
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...