CSM: Церемония в Сочи отклонилась от основной идеи

Церемония открытия Олимпиады в Сочи не обошлась без неполадок и множества слащавых моментов, считает журналист The Christian Science Monitor Марк Саппенфилд. В целом она отклонилась от основной идеи - представить миру новую Россию, которая отпустила прошлое, считает автор. Однако, в конце концов, все сложилось в настоящее и вызывающее неподдельные эмоции шоу.
CSM: Церемония в Сочи отклонилась от основной идеи
ADRIAN DENNIS / AFP

Если Владимир Путин надеялся на то, что Олимпиада покажет миру, что Россия стряхнула с себя обломки тесного для нее прошлого и направилась в безграничное будущее, то церемония открытия не слишком точно выразила его мнение, считает журналист. В итоге, во вчерашней церемонии открытия XXII зимних Олимпийских игр каждый нашел что-то для себя. 

Порой церемония выглядела карикатурой на саму себя, это была в меру развлекательная попытка обыграть все те штампы, что должны быть на всех церемониях открытия: от приукрашенного взгляда на прошлое страны-хозяйки Игр до парящего в воздухе ребенка и целого карнавала плывущих и сверкающих штуковин, напоминающих о Cirque du Soleil.
 
Местами, по мнению Марка Саппенфилда, не обошлось и без технических неполадок, которые обсуждаются в Twitter. Так, пятая - парящая и сверкающая - снежинка так и не стала олимпийским кольцом. «Казалось, мы услышали, как Владимир Путин шлепнул себя ладонью по лбу», - пишет журналист.
 
В то же время зрители моментами могли прочувствовать загадочную русскую душу, когда неестественная художественность происходящего превращалась в нечто настоящее и трогательное. Что характерно, отмечает журналист, это было свойственно «советской» части программы.
 
В целом же, утверждает Саппенфилд, церемония открытия отклонилась от ее основной идеи. По структуре шоу было выстроено в хронологическом порядке. Зрители узнали, что основатели государства Российского выглядели как актеры из «300 спартанцев». Зрители увидели знаменитую (опять же плывущую и сверкающую) русскую тройку, образ которой, видимо, глубоко укоренился в русской культуре. Даже потенциально мощная постановка сцен из романа Льва Толстого «Война и мира» не смогла донести до зрителей основную мысль. «Неужели было необходимо настолько буквально воспроизводить сцены из «Войны и мира»? Казалось, создатели шоу чувствовали, что просто должны это сделать, но вряд ли эти сцены их глубоко трогали, - утверждает журналист. – Однако затем пришло время Октябрьской революции, и все изменилось».
 
Если Путин прав, и Россия превращается в совершенно новую страну, то она делает это, эволюционируя из Советской России, утверждает Марк Саппенфилд. К примеру, в Лондоне режиссер церемонии Дэнни Бойл представил миру Новую Великобританию, показав, что бывшая мировая сверхдержава приемлет как хорошее, так и плохое в своей истории. Если бы режиссеры церемонии открытия сочинской Олимпиады решились на такой смелый шаг, это могло бы стать художественным подтверждением заявлений Путина, а миру не пришлось бы ждать 90 минут прежде, чем начнется самое интересное. Это подчеркивает весьма осторожное отношение России к своему прошлому. Зато, когда началось осмысление прошлого страны, зрелище стало захватывающим.
 
Коммунистический строй, установившийся после революции, был означен какофонией – пульсирующим ритмом, одновременно пугающим и опьяняющим. Над сценой  соединялись и распадались элементы промышленных конструкций — символ великих устремлений, которые не смогли перерасти в нечто большее. А внизу зловещие машины казались более приспособленными для того, чтобы раздавить людей, чем помочь им построить пролетарскую утопию, описывает увиденное журналист.
 
Тут, по крайней мере, начали появляться ответы на вопросы, которые задает себе Новая Россия: кем был Ленин? Кем был Сталин? В чем заключается наследие советской эпохи? Принимает ли Россия его? Или она решит, что этого никогда не было?
 
Ответ на вопросы не такой уж и ностальгический, считает Марк Саппенфилд. После этой сцены последовала самая трогательная и радостная часть всего шоу.
 
Выросшая из революции, на сцене появилась советская Москва. Над головами зрителей плыли тяжеловесные символы советского государства: серп и молот, гигантские бюсты рабочего и колхозницы. Внизу же ездили автомобили 50-х годов, а дядя Степа, милиционер из советских детских стихов, помогал пешеходам переходить улицу. Вся искусственность шоу куда-то исчезла, на глазах у зрителей появилось то, что берет свое начало в самом сердце России. Это и есть настоящие мы, как будто говорили авторы церемонии открытия, в строчках из детских стихов, в сценках из историй, услышанных от родителей, пусть не идеальных, зато искренне любимых.
 
На сцене появился водоворот из детских колясок. Когда женщины взяли своих детей на руки, все поняли, что именно они и есть современная Россия, рожденная в сложные времена, но тем не менее любимая ими. «Неужели это и есть Новая Россия?» - задается вопросом автор.
 
Перед зажжением огня девочка, через сны которой мы увидели всю историю России, выпустила в небо один красный шарик. И в какой-то момент все плывущие и сверкающие образы обрели для Марка Саппенфилда смысл. 
 
«Кажется, Россия учится отпускать. Но что будет дальше? Чтобы узнать ответ на этот вопрос, нам, видимо, придется дождаться церемонии открытия следующих Олимпийских игр в России», - делает вывод журналист.

Фото: ADRIAN DENNIS / AFP
 
Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
Christian Science Monitor США Северная Америка
теги
Олимпийские игры-2014 Сочи
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...