После Медведева Путин не сможет закручивать гайки, как раньше

Гости программы «Поединок» - видеопроекта русской службы «Голоса Америки» - подвели итоги президентства Дмитрия Медведева и поставили ему оценки. Эксперты назвали истекающий срок российского лидера «президентством упущенных возможностей».
Здравствуйте, вы смотрите видеопроект русской службы «Голоса Америки» «Поединок». Сегодня его веду я, Александр Григорьев, и мы обсудим итоги четырехлетнего правления Дмитрия Медведева. С экспертами мы будем общаться по Skype. В Москве с нами Дмитрий Суслов, заместитель директора центра комплексных европейских и международных исследований Высшей школы экономики. В Атланте - профессор Томас Ремингтон из университета Эмори.
Для начала вспомним, чем могло запомниться городу и миру президентство Дмитрия Медведева.
 
На выборах 2008 года, на которые Дмитрий Медведев шел в ранге официального преемника Владимира Путина, он набрал более 70% голосов. Давайте попробуем кратко перечислить то, что сделал Медведев в России. Он призвал перестать «кошмарить» бизнес, организовал проект Сколково, который призван стать российским аналогом Кремниевой долины.
 
По его инициативе были внесены изменения в конституцию России, которые увеличили срок президентства до 6 лет. Медведев переименовал милицию в полицию и начал крупномасштабную реформу вооруженных сил.
 
Медведев неоднократно заявлял о необходимости борьбы с коррупцией, отменил переход страны на зимнее время и провел реформу часовых поясов. Он стал первым российским президентом, который активно публиковался в Интернете.
 
Однако события последних месяцев продемонстрировали, что значительная часть россиян разочаровалась в том, что Медведев проведет либерализацию политической системы страны.
 
На внешней арене Дмитрий Медведев руководил Россией во время пятидневной войны с Грузией и впоследствии признал независимость Южной Осетии и Абхазии. Он безуспешно предлагал подписать новый договор о европейской безопасности и кардинально перестроить глобальные финансовые структуры. Медведев активно поддерживал экономическую, политическую и военную интеграцию постсоветских государств. У него сложились теплые отношения с президентом Бараком Обамой, что, вероятно, способствовало прогрессу политики «перезагрузки» и заключению договора СНВ-3 о сокращении ядерных арсеналов.
 
В то же время в годы президентства Медведева Россия пережила ряд кризисов в отношениях с  США и европейскими союзниками. Наиболее известные острые противоречия по вопросам ПРО, Ирана и Ливии.
 
В 2008 году в своей инаугурационной речи третий президент России заявил, что считает своей важнейшей задачей, цитата, «дальнейшее развитие гражданских и экономических свобод, создание новых самых широких возможностей для самореализации граждан».
 
Пришло время судить о том, как Дмитрий Медведев выполнил свои обещания.
 
Итак, удалось ли Медведеву, я читаю, «обеспечить дальнейшее развитие гражданских и экономических свобод в России?» Первый вопрос по традиции мы задаем нашему эксперту в Москве.
 
ДМИТРИЙ СУСЛОВ, заместитель директора центра комплексных европейских и международных исследований Высшей школы экономики: Мне кажется, что это обещание выполнилось само  собой. Вне зависимости от действия, во многом даже вопреки действиям Медведева, но благодаря самому факту его появления.
 
Дело в том, что главный итог медведевского президентства в России, - это то, что российское общество за прошедшие четыре года радикально изменилось. Появился средний класс, и он осознал себя как одна из движущих сил развития России. Появилось общественное, массовое самосознание. По крайней мере в рамках этого нарождающегося среднего класса в Москве и Петербурге, симптомы чего мы видели на протяжении последних нескольких месяцев в виде массовых демонстраций в России.
 
Мне кажется, что если бы у нас не было президента Медведева, при всем том, что он не сделал, при всех невыполненных обещаниях, при всей отсутствующей модернизации, при всей отсутствующей реальной реформе политической системы. Так вот, если бы у нас не было президента Медведева, возможно, вот этого вот выплеска общественного самосознания и не произошло бы. Дело в том, что Медведев самим фактом своего появления, самим фактом своей риторики, которую мы от него слышали на протяжении последних лет, его статья «Россия - вперед», его заявление, упомянутое в вашем сюжете, о том, что не стоит «кошмарить» бизнес, и то, что свобода лучше, чем несвобода - все это породило у российского мыслящего класса очень серьезные ожидания.
 
Да, эти ожидания не сбылись, и, собственно, не сбылись они опять-таки благодаря Медведеву. Благодаря тому, что, как мы видим, Путин с Медведевым изначально договорились обо всем. Да, не спросив мнения не только общества, но даже российской политической элиты, все были поставлены перед фактом. И всех просто проинформировали, что эти четыре года были переходным периодом и, собственно, ничего серьезного, да, шутка. Вот... и...
 
Дмитрий, позвольте предоставить слово профессору Ремингтону. Что вы думаете?
 
ТОМАС РЕМИНГТОН: профессор университета Эмори:  Я отчасти согласен с Дмитрием, кстати, и мог бы добавить еще кое-какие вещи, которые появились при президентстве Медведева. Это, я бы сказал, расширение диалога между властью и гражданским обществом. Отчасти на основе президентских комиссий, в том числе президентской комиссии по человеческим правам. Но здесь очень большое но! Те фальсификации выборов, которые появились в двухтысячные годы вообще, при президентстве Путине, они тоже расширялись при президенте Медведеве. Надо сказать, что парламентские выборы в декабре, которые вызвали эту волну протестов, после того были президентские выборы в этом году, применение тех старых трюков и приемов, которые обеспечивали победу партии власти и самого Путина. Это, по-моему, признак того, что ничего существенного не изменилось в политической системе.
 
Известно, что в России любят сильных правителей, как вот в английском языке есть понятие strong man - человек, который проявляет силу, для того чтобы продавливать свои решения. Медведев, по всеобщему мнению, не был сильным правителем, он был слабым правителем. То есть он говорил о том, что его слова отлиты в граните, но при этом многие его указы, как и многие его решения, как уже становится очевидным, не выполнялись. Но в то же время гражданское общество пробудилось. Может быть, для России выгоден слабый правитель, а не сильный? Что вы об этом думаете? Вопрос - Москве.
 
ДМИТРИЙ СУСЛОВ: Ну, я не знаю, что лучше, что хуже, мне кажется, и то, и другое имеет однозначно свои плюсы, свои минусы, но факт остается фактом. Благодаря самому феномену медведевского президентства, Россия радикально... ну, не радикально, но меняется. Продолжение той политики, которая осуществлялась Путиным во второй половине и середине двухтысячных годов, невозможно. И поэтому мне кажется, что третий Путин, или второй Путин, смотря как считать, и его президентство будет уже другим. И Путин уже не будет таким, знаете, «железным человеком», который будет «закручивать гайки». Я согласен с Томасом в том, что да, стиль действия властей в отношении общества... при Медведеве мало что поменялось. Но оно неизбежно изменится. Оно неизбежно изменится после Медведева, поскольку продолжать жить, как сейчас, уже невозможно. И власть уже пытается. Мы видим последние решения Медведева, или Путина-Медведева.
 
На самом деле очень сложно оценивать феномен самого медведевского президентства, потому что Медведев не был абсолютно самостоятелен. Он выполнял определенную роль, он не был самостоятельным политиком. Он был временным заместителем лидера страны, которым оставался и остается Владимир Путин. Так вот, продолжение политики «закручивания гаек» невозможно. Поэтому в новых условиях, а я настаиваю, что сейчас в России действительно появляются новые условия, уже старые штампы «сильный лидер» - «слабый лидер», «жесткий Путин» - «либеральный Медведев», или «псевдолиберальный Медведев», они уже в любом случае работать не будут. А если власть будет пытаться действовать по-старому, что, скорее всего, не будет, то мы получим очень серьезный кризис всей политической системы, а то и российской государственности. Но я надеюсь, что до этого не дойдет.
 
Спасибо, Андрей, я прерву вас. Профессор Ремингтон, глядя со стороны, если вы посмотрите на президента Дмитрия Медведева не как ученый, а как историк. На ваш взгляд, кем он останется в истории, как его будут оценивать через 20 лет, через 50, через 100, или вообще про него забудут?
 
ТОМАС РЕМИНГТОН: Не забудут. Это все-таки уникальный случай. Это правление тандема все-таки, и отношения между премьер-министром Путиным и Медведевым – это чрезвычайно интересные отношения. Наверное, это уникальный случай, Медведев не был «своим человеком». С другой стороны, некоторые оттенки в его выступлениях, в его действиях дали, по-моему, обществу возможность уже осмыслить некоторые довольно серьезные проблемы в экономике, отчасти в проблеме правового государства, в проблеме вообще политических институтов. То есть сигналы были даны при президенте Медведеве. Но поскольку не было сильного... не было сильного чего-то нового, развития в новом направлении, были только слова, не было каких-то конкретных действий, которые бы вывели страну действительно на новый путь.
 
Мы говорим о сильном правительстве. Все в мире любят, когда у них лидеры являются крепкими. Но как политолог я бы сказал: сила правителя зависит от силы институтов. И при Медведеве очень много ученых людей, экспертов, наблюдателей то же самое говорили. Постоянно повторяли, что нужны институты, и не только ручное управление. Сам Медведев сказал то же самое. Просто у них не было возможности, по-видимому, или, может быть, не было желания создавать эти сильные институты. Вот, по-моему, не трагедия, а просто жалкий факт президентства Медведева.
 
Дмитрий, когда Путин провел в Кремле два срока, некоторые эксперты говорили, что в результате правления Путина Россия испытала деградацию важнейших органов власти. Парламент превратился в какую-то копию администрации президента, суд превратился в исполнителя приказов президента, средства массовой информации, «четвертая власть», превратились, в значительной степени, в отдел пропаганды и агитации. А после прихода к власти Медведева, после четырех лет его правления, можно ли говорить о том, что дискредитирован последний оплот российской государственности, то есть институт президентства?
 
ДМИТРИЙ СУСЛОВ: Я бы не стал оценивать все вот так настолько негативно, как вы это описали. Поскольку да, действительно, при Путине расцвела коррупция чудовищным образом, при Путине исчезла свобода слова, при Путине исчезла независимость судов и, действительно, с институциональной точки зрения, государственное... качество государственного управления в России ухудшилось. Но при этом, по сравнению с девяностыми годами, возросла их управляемость. И мне кажется, что отчасти Путин таким вот образом, устанавливая систему «ручного управления», восстанавливал просто элементарную управляемость, восстанавливал страну из хаоса девяностых годов.
 
А при Медведеве дальше у общества появилось ожидание о том, что теперь после восстановления управляемости страна сделает следующий шаг в сторону модернизации, в сторону как раз строительства эффективного государственного управления и эффективных государственных институтов. Но этого сделано не было. И президентство Медведева – это президентство упущенных возможностей на самом деле. Но их изначально невозможно было выполнить эти возможности. Почему? Потому что перед Медведевым не ставилась такая задача. Как только мы говорим, что Медведев – несамостоятельная политическая фигура, все, с него как бы и спрашивать как-то особо нечего. Он выполнил с честью, блестяще выполнил ту роль, которая на него возлагалась. Это как бы роль промежуточного звена между первым Путиным и вторым Путиным.
 
А что касается дискредитации самого института президентства, я не думаю на самом деле, здесь тандем действовал очень осмотрительно и осторожно. Вспомните несколько эпизодов, когда были разногласия между Путиным и Медведевым. Например, по делу «Мечела», например, по Ливии, по ряду других вопросов, и если бы следовать в логике вашего вопроса, то Путин должен был как бы сказать: «Минуточку, я национальный лидер - и давайте-ка послушаем меня». Но тем не менее Медведеву был дан карт-бланш действовать по собственному усмотрению. И с этой точки зрения президентский... институт президентства не был дискредитирован. Ну и конечно, институт президентства не был дискредитирован в августе 2008 года, когда действительно Медведев принял, не будем говорить самостоятельно или несамостоятельно, но ряд чрезвычайно важных решений, которые показали, что президент по-прежнему является президентом. Это война с Грузией, признание независимости Абхазии и Южной Осетии. Дальше… Да.
 
Спасибо. Вопрос к профессору Ремингтону. На ваш взгляд, приход к власти в России вот такого молодого современного президента, который интересуется Twitter и iPhone, который делает ставку на модернизацию, который пытается говорить правильные слова о том, что Россия должна развиваться и так далее. Каким-то образом улучшил имидж России на международной арене? Стала ли Россия ассоциироваться вот с теми всеми образами и программами, которые так активно продвигал Дмитрий Медведев?
 
ТОМАС РЕМИНГТОН: Тут я вижу какой-то разрыв между современными навыками, интересами Медведева и его действиями. Снова-таки разрыв между словами и делами, если хотите. Там стиль, стилистика этого президента действительно была современная, поскольку он постоянно сообщал по своему видеоблогу и был открыт, доступен, он мог общаться с разными слоями общества и, что более важно, как я думаю, он дал возможность, как я уже говорил, разным слоям общества естественно обсуждать серьезные вопросы. Это все, по-моему, его заслуга.
 
С другой стороны, открывая темы современности, то есть борьба с коррупцией, например, или насущная потребность диверсифицировать экономику, окончить наконец эту фатальную зависимость от сырьевого экспорта. Тут все его видеоблоги и Twitter ничего не могли сделать. Он постоянно жаловался, что его указы в сторону... об уменьшении коррупции, они просто не выполнялись. Они были брошены на ветер. Так что с одной стороны - стилистика, с другой стороны - конкретные последствия его правления. И последние, я думаю, были разочаровательные.
 
Если мы попробуем оценить итоги президентства Медведева по пятибалльной шкале: от единицы – низшая оценка, до пятерки – высшая оценка. Какую бы вы поставили ему отметку? Дмитрий, как бы вы оценили работу Медведева?
 
ДМИТРИЙ СУСЛОВ: Ну, если оценивать ее по критерию выполнения той задачи, которую перед ним поставил Путин, то я бы оценил его… то я поставил бы ему две оценки на самом деле. Одной здесь не ограничиться. Я бы ему поставил пятерку за техническое выполнение той задачи, которая перед ним стояла, и двойку по тем результатам, к которым техническое выполнение этих задач привело.
 
Что касается внешней политики. Кстати, если можно вот буквально два слова, дополняя профессора Ремингтона. Мне кажется, что во внешней политике с Медведевым и его восприятием во внешнем мире произошло то же самое, что в России во внутренней политике. Сначала был период очень позитивных ожиданий. Новый лидер молодой, говорит правильные вещи. Вспомните, с каким энтузиазмом администрация Обамы занялась «перезагрузкой» и какие ставки действительно делались на Медведева, и доподлинно уже на сегодняшний день известно, что администрация Обамы очень сильно хотела, чтобы Медведев шел на второй срок.
 
А потом, когда становилось все более очевидно, что это всего лишь слова, за которыми вряд ли последуют действия, а суть российской внешней политики при Медведеве не очень сильно отличалась от сути внешней политики при Путине. Да? Если абстрагироваться от риторики, то тут началось разочарование, которое, конечно же, достигло своего апогея после знаменитого выступления Медведева на съезде «Единой России» в сентябре 2011 года, когда он сказал, что он, собственно, был промежуточным звеном. Вот, ну и все, конечно же, вылилось в полный абсурд сейчас, когда Медведев вступил в партию «Единая Россия». Это конец на самом деле его политической карьеры как самостоятельной политической фигуры.
 
Спасибо, Дмитрий. Профессор Ремингтон. Какую оценку вы поставите президенту Медведеву?
 
 
ТОМАС РЕМИНГТОН: Пожалуй, тройку. Все-таки я согласен  с коллегой по поводу того, что ожидания были более высокими, но это те ожидания, которые президент Медведев сам, по-моему, повысил. Он возбудил эти ожидания. А на самом деле, я думаю, ему, наверное, довольно досадно, что просто очень во многом ему не удалось достичь тех результатов, которые он хотел.
 
И последний вопрос. Я попрошу ответить одной фразой, потому что время нашей программы подходит к концу. Представьте ситуацию, что вы живете в каком-то государстве выдуманном, в Антарктиде. И на пост государства...  главы этого государства баллотируется Дмитрий Медведев, который может стать вашим президентом. Вы бы за него проголосовали или нет?
 
ДМИТРИЙ СУСЛОВ: Если бы вместе с ним на выборы шел Владимир Путин в качестве оппонента, то я бы проголосовал, пожалуй, за Дмитрия Медведева.
 
Профессор Ремингтон.
 
ТОМАС РЕМИНГТОН: Зависит от другого кандидата. Я голосовал в Америке за кандидатов, которых я не особенно любил, но их оппонент был намного хуже.
 
ДМИТРИЙ СУСЛОВ: Если бы вместе с Медведевым шел Барак Обама, то, скорее всего, проголосовал бы за Барака Обаму. Живя в Антарктиде особенно.
 
Спасибо огромное, время нашей программы подходит к концу. Я благодарю наших гостей. С нами в студии были Дмитрий Суслов, заместитель директора центра комплексных европейских и международных исследований Высшей школы экономики и профессор Томас Ремингтон из университета Эмори. Вы смотрели видеопроект русской службы «Голоса Америки» «Поединок». Подробная информация о событиях в США, России и мире доступна на нашем сайте golosameriki.us. Программу провел я, Александр Григорьев. До новых встреч и удачи.
 
Дата выхода в эфир 03 мая 2012 года.
Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
Voice of America США Северная Америка
теги
Абхазия Владимир Путин выборы Грузия демократия Дмитрий Медведев Кремль Россия США
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...