CNN USA

Обмен выгоднее суда

Обмен шпионами выгоден и России, и США: Москва не хочет, чтобы методы российской разведки ежедневно перетирались в СМИ, а у Америки просто недостаточно доказательств, говорит бывший сотрудник ФБР Томас Фуэнтес.
Итак, перейдём к перспективе обмена шпионами. В последний раз он происходил 24 года назад, когда по мосту между Потсдамом и Берлином прошёл Натан Щаранский – это был последний раз. Том, думаете, сейчас это повторится?
 
ТОМАС ФУЭНТЕС, сотрудник CNN: Похоже на то. Мне известно, что сейчас идут переговоры. И очень деликатные. Если сторонам удастся достичь соглашения, обмен может произойти очень скоро. Возможно, уже сегодня.
 
А почему обменять шпионов для США выгоднее, чем продолжать разбирательство?
 
ТОМАС ФУЭНТЕС: Во-первых, нужно учитывать геополитическую обстановку: США и Россия стремятся к «перезагрузке» отношений, недавно президент Обама принимал у себя Медведева. Понимаете, им хочется сгладить этот вопрос. Думаю, обе стороны хотят, чтобы дело было закрыто: ну, нейтрализована группа, прекращена её деятельность - хватит и этого. К тому же полноценных обвинений в шпионаже нет.
 
Верно.
 
ТОМАС ФУЭНТЕС: До американских государственных тайн они не добрались и стянуть их не сумели. Так что пожизненное им в США не грозит – приговорить их могли бы только к меньшим срокам лишения свободы. И если обмен для США более выгодный, надо осуществлять обмен.
 
Верно.
 
ТОМАС ФУЭНТЕС: И, разумеется, Российской Федерации не хочется, чтобы каждый день по мере продвижения судебного разбирательства по телевидению перемывались их шпионские методы, чтобы мир увидел, чем эти люди занимались и какие методы использовали – а это может всплыть в суде.
 
Итак, Россия предложила для обмена Игоря Сутягина, российского ядерщика, осуждённого в 2004 году за передачу секретов Соединённым Штатам. Насколько он для нас ценен?
 
ТОМАС ФУЭНТЕС: Сейчас не могу сказать. Вряд ли он занимался наукой, пока был в ГУЛАГе. Так что на нынешний момент он вряд ли представляет такую уж ценность. Но важна сама идея обмена, в котором обе стороны, как кажется, получают для себя что-то ценное.
 
И каков же обмен? Какова формула? Десять за одного? Десять за десять? Влияет ли на соотношение значимость задержанных?
 
ТОМАС ФУЭНТЕС: Необязательно. Может быть, и десять за одного. Может, в процесс включат и других людей. Кажется, сейчас в российских тюрьмах кроме Сутягина нет никого, кто работал бы на США и подлежал такому обмену. Так что необязательно, что обменяют всех. Но русским хотелось бы получить всех десятерых, чтобы закончить судебное разбирательство в США, чтобы их не крутили по телевидению каждый день по нескольку недель подряд, рассказывая, чем конкретно занималась эта группа.
 
Но по словам одного из адвокатов, не все 10 обвиняемых стремятся в Россию. Адвокат Вики Пелаес говорит, что ей в Россию ехать незачем. Может ли обмен из-за этого сорваться или в нём просто будут участвовать меньше людей?
 
ТОМАС ФУЭНТЕС: Уверен, вопрос того, кто собирается ехать и кто не собирается, подлежит обсуждению. Но знаете, проблема возвращения возникала даже в годы Советского Союза и КГБ. Агентов готовили, финансировали – а потом они приезжали сюда и понимали, что в США не так уж плохо, и домой им не хочется. И я хорошо могу представить себе, что они чувствуют. Их снабдила деньгами российская СВР, в США им хорошо жилось (некоторым почти десять лет) – зачем же им возвращаться? Кроме того, вернувшись, они могут получить от СВР разнос за то, что их здесь поймали.
 
Но в прошлом агентов тоже разоблачали, а потом их портреты печатали на российских или советских марках.
 
ТОМАС ФУЭНТЕС: Прошу прощения, но эти-то никаких государственных тайн не узнали. Так что эту миссию можно по ряду параметров назвать проваленной. Понимаю, Джон, Вам горько расставаться с Анной Чапман, но, думаю, Вы скоро увидите её в ток-шоу. Когда всё уладится, эти люди станут знаменитостями.
 
Том, дома мне придётся оправдываться перед женой.
 
ТОМАС ФУЭНТЕС: Мда.
 
Спасибо за то, что были с нами, Том. Спасибо, что нашли для нас время.
 
ТОМАС ФУЭНТЕС: Пожалуйста.
 
КЕЙТ БОЛДУЭН, ведущая: Покраснел! У меня никогда не получалось тебя смутить, а у Тома Фуэнтеса получилось.
 
Да уж, думаю, теперь у меня лицо цвета волос Анны Чапман.
 
Материал предоставлен CNN. Перевод выполнен RT.
 
Дата выхода в эфир 08 июля 2010 года.
Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
CNN USA США Северная Америка
теги
Анна Чапман Игорь Сутягин Россия США ФБР шпионаж
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...