Дело мэра Листвянки: свет в конце тоннеля?

Мэра Листвянки Татьяну Казакову выпустили под залог после двух лет содержания в СИЗО без права на свидания. Её обвиняют в ряде экономических преступлений, однако истинная причина злоключений мэра - в том, что она перешла дорогу ФСБ, сообщает The New York Times.
ДАРЬЯ КАЗАКОВА, дочь Татьяны Казаковой: Хочется, чтобы мама была рядом: охота с ней поделиться. Это же на протяжении двух лет. Мы просим свидания – мне отказывают. Я не знаю, почему так происходит.
 
ДМИТРИЙ МАТВЕЕВ, жених Татьяны Казаковой: Очевиден факт мести и расправы с использованием служебного положения.
 
С вами Клиффорд Леви, The New York Times. Мы находимся в Сибири.
 
Татьяна Казакова была видной сибирской предпринимательницей. Несколько лет назад она решила превратить пришедший в запустение посёлок на берегу Байкала в туристическую достопримечательность. Построила гостиницу, была избрана главой местной администрации и приступила к практическому планированию.
 
ТАТЬЯНА КАЗАКОВА, предпринимательница: Вот это вот падь Крестовая…
 
ИГОРЬ СКРИПКИН, житель Листвянки: И сразу она внесла новшества. Ну, извините за выражение, до неё туалетов не было. У нас сейчас и гостиницы появились, и рабочие места появились – это всё благодаря ей.
 
Всё изменилось в декабре 2007 года. Мэр Казакова считала незаконным строительство, которое вело руководство санатория с минеральными водами, поскольку они ставило под угрозу отопительную систему посёлка – жизненно важную в условиях сибирской зимы. Но это был не просто санаторий. Он принадлежал ФСБ – преемнице советского КГБ. Директор санатория мэра проигнорировал.
 
ТИТР: Полковник Валерий Трифонов, директор санатория ФСБ.
 
Она подавала жалобы в область и обратилась со своими опасениями к руководству ФСБ в Москве. Но в нынешней России идти против ФСБ нельзя – и это Казаковой скоро пришлось осознать.
 
ДМИТРИЙ МАТВЕЕВ: 28 марта Татьяну арестовали. 31 марта суд удовлетворил все требования санатория [ФСБ] «Байкал». После этого началась фабрикация этого уголовного дела.
 
С марта 2008 года Татьяна Казакова находится в месте предварительного заключения.
 
Спецслужбы уже не главенствуют в обществе, как это было при коммунизме, но с их мощью по-прежнему ничто не может сравниться. Главный лидер страны, председатель правительства Владимир Путин, – бывший сотрудник КГБ и бывший руководитель ФСБ.
 
Обычно ФСБ расследует вопросы угрозы национальной безопасности и особо крупных преступлений. Но сейчас 25 сотрудников занимаются изучением периода пребывания Казаковой в должности мэра Листвянки, посёлка с населением всего в 1700 человек. Это проходит как «операция контрразведки». ФСБ изучает и вопрос её избрания два года назад, когда в выборах приняло участие 1200 человек. Её обвинили в тяжком уголовном преступлении: в том, что она незаконно зарегистрировала 136 избирателей.
 
ВАЛЕНТИНА ГАЛКИНА, жительница Листвянки: Выборы прошли пять лет назад – и вдруг сейчас стали копошить: правильно или неправильно эти выборы были? Была комиссия избирательная, которая всё считала, смотрела – наблюдали в четыре глаза! Люди за неё голосовали. Это не преступление! Это люди её выбрали!
 
Её также обвинили в получении скрытой прибыли по контракту о техобслуживании посёлка, стоимость которого составляла 120 тыс. долларов.
 
Её семья и адвокаты назвали обвинения сфабрикованными.
 
ДМИТРИЙ МАТВЕЕВ: За два года она вложила собственных средств 35 миллионов на благо людей, живущих в посёлке. Построила здание администрации, например, на свои деньги, линию электропередач. Ей инкриминируют ущерб на начальном этапе – 3 миллиона рублей. То есть где логика?
 
ТИТР: Генерал-майор Сергей Старицын, отвечавший за дело начальник УФСБ по Иркутской области.
 
На вопросы The New York Times в ФСБ не ответили. Не объяснили, почему такие ресурсы были брошены на арест главы администрации поселка. Но представитель прокуратуры заявил, что дело не имеет никакого отношения к санаторию ФСБ.
 
ВЛАДИМИР САЛОВАРОВ, представитель прокураты по Иркутской области: То есть то, что она действительно сделала там для Листвянки, там, да? Слава Богу, и делала бы и дальше. Но есть ещё и вторая сторона. Не надо тогда нарушать законы, понимаете?
 
После недавних скандалов большое внимание стало уделяться тому, как власти давят на обвиняемых и наказывают их в местах предварительного заключения. Сергей Магнитский был юристом, задержанным во время расследования дела об уклонении от уплаты налогов. Он умер в заключении, после того как ему отказались предоставить медицинскую помощь. Вера Трифонова выступала подозреваемой в деле о мошенничестве, но вину свою отрицала. Она умерла, после того как власти проигнорировали то, что у неё был диабет и другие серьёзные проблемы со здоровьем.
 
ОЛЬГА ФАЛОМЕЕВА, мать Татьяны Казаковой: Третий год не дают ни одного свидания ни мне, ни Даше.
 
ДАРЬЯ КАЗАКОВА: Охота просто вот сесть рядом, поговорить, обнять её, поцеловать даже элементарно.
 
Сейчас единственной связью Казаковой с родными стали письма.
 
Прокуратура утверждает, что члены семьи лгут о том, что им не предоставляют свиданий.
 
ВЛАДИМИР САЛОВАРОВ: Предоставлялась неоднократно встреча с родственниками: и с мамой, и с мужем, и с детьми.
 
Но тюремные документы говорят в пользу семьи. В пользу семьи высказывается и высокопоставленный кремлёвский чиновник Павел Астахов.
 
ТИТР: Павел Астахов, кремлёвский уполномоченный по правам ребёнка.
 
Он резко критикует судью и прокурора за то, что те не предоставляют свиданий: «Это огромная несправедливость. Я не могу понять, как это можно обосновать в данном конкретном случае».
 
Астахов – уполномоченный при президенте по правам ребёнка. Он сказал, что его больше всего беспокоит то, как судья обращается с дочерью Казаковой – пятнадцатилетней Дарьей, страдающей от серьёзного неврологического заболевания. Врачи хотят отправить её за границу на лечение, но судья этого не разрешает.
 
ДМИТРИЙ ДМИТРИЕВ, адвокат Казаковой: Несмотря на любые меры защиты, противостоять этой системе практически невозможно ничем. Потому что полная безнаказанность.
 
ТИТР: Иркутский областной суд. Скамья подсудимых. Зал судьи Екатерины Масловой. 

 

Сейчас Казакову судят. В ближайшие недели ожидают вердикта. Но давление не смягчают. Недавно к её жениху приходили сотрудники ФСБ. Ему запретили разговаривать с The New York Times.

ДМИТРИЙ МАТВЕЕВ: Я сказал, что я не буду их слушать. Потому что, я говорю, два с половиной года – это уже много очень. Большая цена за молчание. И поэтому я буду говорить.

ТИТРЫ: В четверг, после того как The New York Times в очередной раз обратилась к ФСБ за разъяснениями по делу Казаковой, её неожиданно выпустили под залог.

Впервые с 2008 года она смогла обнять своих родных.

Сейчас она находится в уединении, но её судебное дело продолжается. Обвинительный приговор грозит ей несколькими годами тюрьмы.

Дата выхода в эфир 04 июля 2010 года.
 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
New York Times США Северная Америка
теги
Байкал бизнес Владимир Путин КГБ Павел Астахов права человека Россия Сергей Магнитский суд судебный процесс ФСБ
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...