CNN USA

Что ожидать от России II: бутырское правосудие

Инвестор Уильям Браудер рассказывает в интервью ведущему программы Global Public Square в эфире CNN о травле своего бывшего юриста Сергея Магнитского в России и делает вывод о том, что преступность пронизывает исполнительную власть и правоохранительные органы этой страны.

ФАРИД ЗАКАРИЯ: Мы вновь с Уильямом Браудером, который когда-то был крупнейшим инвестором в России, чтобы поведать о его из ряда вон выходящей истории. Выходит, что вначале они пытались украсть деньги у Ваших компаний, но, когда обнаружили, что у Ваших компаний не осталось средств, они украли деньги у российского государства?

 
УИЛЬЯМ БРАУДЕР: Да, абсолютно точно. Это, как акулы, которые кормятся собственной кровью. И это  самое удивительное. Меня все спрашивают: как правительство допустило это? А ответ в том, что высокопоставленные должностные лица в правительстве были частью заговора.
 
Сергей Магнитский был блестящим юристом, который смог понять то, что было не так просто понять. Была проделана огромная следственная работа, которая заняла 14 месяцев. И как только мы выяснили все обстоятельства, совместно с прокурором мы составили ходатайство на открытие уголовного дела.
 
А потом он [Магнитский] сделал абсолютно необычную вещь. В октябре 2008 года он пришел в Государственный следственный комитет, который является в России чем-то вроде ФБР, и дал показания под присягой. В них он назвал сотрудников милиции, которые были причастны к кражам из наших компаний и воровству 230 миллионов долларов. Он назвал все имена.
 
Месяц спустя к нему домой явились трое подчиненных тех самых офицеров, против которых он давал показания, и в 8 утра арестовали его на глазах у жены и детей. Его посадили в камеру предварительного заключения. По сути, это сделали те же люди, против которых он дал показания. Посадив его за решетку, они начали оказывать давление, чтобы он отказался от своих слов.
 
Они делали действительно страшные вещи. Его посадили в камеру с 8 другими заключенными и 4 кроватями, где приходилось драться из-за кровати и спать по очереди. Они посадили его в камеру с окнами без стекол, так что московской зимой холодный воздух буквально врывался в помещение. Они посадили его в камеру, где нет туалета, просто дырка в полу, и нечистоты с клокотанием просачивались наружу.
 
Через несколько месяцев они пришли к нему и сказали: «Все может стать лучше, если ты откажешься от своих показаний против нас и признаешь себя виновным по сфабрикованному обвинению, которое сможет обосновать то, что мы с тобой сделали».
 
Но Сергей был человеком упрямым и честным. Он сказал: «Нет, мне все равно, что вы сделаете со мной, я не буду менять показания и, конечно, не буду оговаривать себя».
 
И тогда они стали оказывать на него еще большее давление. Его переводили из камеры в камеру. За короткое время он был, по-моему, переведен более 10 раз. И каждый раз, когда его переводили, он терял свое имущество, в том числе один очень важный для него предмет - электрочайник, потому что вода в тюрьме непригодна для питья. Так его лишили возможности стерилизовать воду. Примерно через 6 месяцев он почувствовал себя очень плохо, стал все время болеть, потерял 40 фунтов, начал страдать от острой, мучительный боли в животе. В конце концов, ему дали направление в тюремную больницу. Там ему сказали: «Похоже, у вас панкреатит и желчные камни, Вы должны вернуться примерно через месяц, и мы сделаем ультразвук, а если состояние не улучшится, то придется сделать операцию».
 
Это была не сложная, но жизненно необходимая  операция. К нему вновь пришли и предложили отказаться от показаний, но он не пошел на это. За неделю до операции его внезапно перевели в Бутырскую тюрьму. Это тюрьма строгого режима, самая жесткая, суровая тюрьма в Москве. И в ней не было больницы. В этот момент состояние его здоровья начало стремительно ухудшаться. Он испытывал такую мучительную боль, что не мог даже лежать. Его сокамернику пришлось в течение нескольких часов стучать в дверь, пытаясь добиться медицинской помощи, а когда к нему пришли, то сказали: «Вы можете получить медицинскую помощь, когда выйдете из тюрьмы». Ему становилось все хуже и хуже, и 16 ноября 2009 Сергей Магнитский умер в заключении в возрасте 37 лет.
 
ФАРИД ЗАКАРИЯ: Ему было 37 лет?
 
УИЛЬЯМ БРАУДЕР: Ему было 37 лет. Он был юристом, отцом двоих детей, был женат и умер в расцвете лет.
 
ФАРИД ЗАКАРИЯ: И он не был великим защитником прав человека. Он был всего лишь адвокатом по налоговым делам, который просто оказался порядочным человеком и не стал поддаваться на такого рода давление.
 
УИЛЬЯМ БРАУДЕР: Он не был олигархом, не был активистом-правозащитником. Он не был журналистом, ведущим расследование. Он был моим адвокатом по налоговым делам, который оказался в ситуации, когда должен был выяснить, что происходит. А потом, когда он понял, что происходит, он сказал: «Это невероятно. Это моя страна. Этим людям нельзя позволять творить подобные вещи».
 
Вы знаете, он был не из тех, кто ищет неприятностей, но, когда неприятности сами нашли его, он сделал то, что должен был сделать: повернулся к ним лицом. И это стоило ему жизни.
 
Это был молодой городской житель, профессионал, работающий в юридической фирме, из тех, что покупают кофе в Starbucks по утрам. Он был вырван из своей работы, посажен в тюрьму и подвергнут пыткам, приведшим к его гибели.
 
Они говорят, что мы все можем стать Сергеями Магнитскими. Информация об этом деле с клокотанием просачивается наружу. Об этом пишут в прессе, и, в конце концов, президенту Медведеву придется с этим что-то делать. Он призвал начать уголовное расследование по делу Сергея Магнитского. Но сейчас, спустя 6 месяцев, мы видим, что, несмотря на призыв президента Медведева начать уголовное расследование, ничьи действия так и не были признаны неверными. Ни один человек не был обвинен.

 
ФАРИД ЗАКАРИЯ: Что эта история может сказать о сегодняшней России?
 
УИЛЬЯМ БРАУДЕР: К сожалению, эта история говорит о том, что есть преступность, которая пронизывает правительство и правоохранительные органы на самом высоком уровне. И недопустимо, когда президент страны призывает провести расследование и не получает это расследование. Это говорит нам о том, насколько велика проблема на самом деле. А также о том, что в России не действуют те легитимные нормы, к которым мы привыкли в других странах.
 
ФАРИД ЗАКАРИЯ: Таким образом, это почти что страна, управляемая мафией?
 
УИЛЬЯМ БРАУДЕР: Я уверен, что это государство, в котором многие важные органы контролируются мафией.
 
ФАРИД ЗАКАРИЯ: И Вы не надеетесь, что что-либо изменится?
 
УИЛЬЯМ БРАУДЕР: Ну, одно могу сказать о России, что она всегда меняется. Все может измениться к худшему или измениться в лучшую сторону. Россия никогда не была статичной страной. Но то положение, которое сложилось на сегодняшний день, чрезвычайно сложное.
 
ФАРИД ЗАКАРИЯ: Уильям Браудер, большое Вам спасибо.
 
УИЛЬЯМ БРАУДЕР: Спасибо большое.
 

 

 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
CNN USA США Северная Америка
теги
Hermitage Capital Management Россия Сергей Магнитский Уильям Браудер Фарид Закария
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...