Россия — США: назад к Ельцину?

Короткая ссылка
Павел Святенков
Павел Святенков
Родился в 1975 году. Политолог и журналист, автор книги «Машина порядка».

Президент Дональд Трамп продолжает встречаться с руководителями ключевых союзников США. Вчера это был премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху. С ним Трамп обсуждал палестино-израильское урегулирование. При этом американский президент заявил, что формально готов поддержать как вариант создания палестинского государства, так и вариант, при котором такого не возникнет. Лишь бы об этом договорились израильтяне и палестинцы.

Ранее Трамп встретился с премьер-министром Канады Джастином Трюдо. Канада — ключевой союзник США в Северной Америке и в рамках NAFTA. С учётом напряжённых отношений с Мексикой из-за идеи строительства стены на южной границе США, роль Канады как союзника Америки, пожалуй, даже возрастает.

Прежде чем встретиться с Трюдо, Трамп побеседовал с Синдзо Абэ, премьер-министром Японии. Япония — ключевой союзник США в Юго-Восточной Азии, и Трамп подтвердил обязательства перед японцами, особенно важные в свете подъёма Китая и напряжённости, которая возникла у Белого дома с этой страной: Трамп требует честной политики в отношении курса юаня. Но для Китая повысить курс юаня — значит убить экспортный потенциал страны. Поэтому КНР с настороженностью относится к давлению со стороны США по данному вопросу.

Первые встречи нового главы Белого дома очерчивают геополитическую повестку США. Ранее Америка вела тонкую игру в разных регионах мира. Например, на Ближнем Востоке она ухитрялась одновременно поддерживать Израиль, Саудовскую Аравию и Иран. Три государства находятся в напряжённых отношениях. Маневрируя между ними, обамовский Белый дом надеялся получить свободу рук в регионе. Израиль и Иран в ссоре из-за агрессивной антиизраильской риторики режима аятолл. Саудовская Аравия и Иран в напряжённых отношениях из-за несходства политических систем: шиитская исламская республика является вызовом для ваххабитской абсолютной монархии. Эта тонкая игра, похоже, закончена.

США берут на вооружение старый геополитический принцип, которого они придерживались ранее. В каждом регионе мира выделяется держава — ключевой союзник. Дальше на это государство делается ставка. Именно ему передоверяется установление порядка в подконтрольном регионе. Если же существуют конкуренты, которые порядок установить не дают, то государство-союзник получает карт-бланш на представительство американских интересов. Одновременно союзник становится и ключевой опорой США в регионе.

Эта старая геополитическая схема не работала в последние годы. Похоже, Трамп решил к ней вернуться. Что это значит для России? В 90-е годы, во времена правления Бориса Ельцина, Россия имела американский карт-бланш на действия в регионе постсоветского пространства. В этом смысле Мистер Да — Андрей Козырев — может гордиться: хотя российская дипломатия тех лет шла в фарватере американской политики, на пространстве бывшего СССР Ельцин был не только формальным, но и реальным лидером. Правда, эта комбинация действовала только до тех пор, пока НАТО не расширилось на Восток. После этого встал вопрос о переделе территории бывшего СССР и о прежней схеме забыли.

Сейчас США выделяют главных союзников и, как следствие, главных врагов в важнейших регионах. Например, на Ближнем Востоке союзником номер один становится Израиль. На роль противника выдвигается Иран, с которым Обама пытался наладить отношения. В Юго-Восточной Азии союзником становится Япония (она и раньше им была, но теперь её позиции могут ещё больше укрепиться). Противником — Китай.

Правильная тактика в данном вопросе — попытаться стать союзником США на постсоветском пространстве. Сейчас место союзника вакантно, у США нет серьёзных обязательств перед постсоветскими странами. Но ситуация может измениться, если Россию признают противником.

При таком подходе Украина превращается в ключевого союзника. Во всяком случае, это возможный вариант развития событий. Украинские власти давно говорили о желании получить «статус Израиля» на постсоветском пространстве. Речь шла именно о спецстатусе доверенного государства. Но, в отличие от Израиля или Японии, у Украины нет с США официального союза.

Понятно, что проведение новой политики США делает возможной и контригру. Например, тесное сотрудничество России с Ираном и КНР, которые по новой логике США превратятся в противников в своих регионах. Неясна ситуация в Европе. Но если уходящая из ЕС Британия сохранит свои особые отношения с США и спецстатус (о чём говорят первые встречи Трампа с премьер-министром Британии Терезой Мэй), то тогда в роли противников могут оказаться даже Германия и Франция, формальные союзники по НАТО. Если в Европе сработает этот сценарий, то неожиданно может оказаться, что Россия в одной лодке с ФРГ. Совсем как во времена американского вторжения в Ирак при Буше-младшем.

Иначе говоря, у России есть сценарий ответа на объявление противником, если новая администрация США пойдёт на это под давлением антироссийских сил. Но лучший вариант — это карт-бланш на постсоветском пространстве по модели 90-х годов. Вопрос заключается в том, сможет ли пойти на такой сценарий новая американская администрация. Хватит ли у Трампа ресурса и смелости, чтобы продавить примирение с Москвой, несмотря на позицию Демократической партии и своих оппонентов внутри Республиканской? Трамп обещал быть сильным президентом. Так ли это, увидим в ближайшее время.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...