Ласточки и мыши

Короткая ссылка
Дмитрий Самойлов
Дмитрий Самойлов
Журналист, литературный критик

В Калининграде есть Парк миниатюр, где выставлены копии зданий из разных русских городов в масштабе 1:25. Храм в Кижах, Храм на Крови в Екатеринбурге, дом пермского пароходчика Мешкова, замок «Ласточкино гнездо» в Гаспре. Каждое сооружение примерно в треть человеческого роста.

Также по теме
В Крыму рассказали о реставрации Ласточкина гнезда
В Крыму рассказали о реставрации дворца Ласточкино гнездо.

Отчего-то людям нравятся уменьшенные копии всего на свете. Потому такой популярностью пользуются макеты, фарфоровые куклы, модели железных дорог. В уменьшенных копиях есть соразмерность — то, что можно охватить взглядом, можно интуитивно понять, осознать. Человек чувствует свою значимость, находясь рядом с макетом, видит своё место в мире.

Оказывается, нужно это не только человеку — вот это ощущение собственной значимости рядом с уменьшенной копией чего-то бывает необходимо целым государствам. Вчера США ввели санкции против Калининградского парка миниатюр — там же стоит замок «Ласточкино гнездо»! Пусть не сам, пусть уменьшенная копия. И тем не менее позвольте! Необходимо ввести санкции и, например, исключить аудиогид парка из магазина приложений компании Apple.

Конечно, дико звучит, что страна, считающая себя мировым гегемоном, вводит адресные санкции против учреждения культуры, которое выставляет у себя макет памятника культурного наследия.

Что дальше? Под санкции и под полный запрет попадут книги поэта Хармса, у которого в одном детском стихотворении есть строчка «Учёные ласточки совьют золотые гнёзда»?

Есть китайское блюдо «ласточкины гнёзда». Полагаю, его нужно запретить во всех китайских ресторанах Нью-Йорка. Конечно, немного пострадает то, что называется diversity, зато окрепнет принципиальная позиция страны по международным делам.

Это похоже на реализацию какого-то комплекса. Не можешь ответить по делу равному — издевайся над теми, кого с высоты твоего роста даже не видно. Так прыщавый обиженный старшеклассник, чтобы подкормить свою манию величия, жжёт муравьёв увеличительным стеклом, в бессильной злобе топает ногами, бьётся головой об стол.

— Вы захватили кусок суверенного государства!

— Вообще-то нет, это наша земля. Да и не ваше дело.

— А мы тогда! Вы себе не представляете, что мы сделаем! Мы введём санкции против парка миниатюрных макетов разных там зданий! Вот так! Не больше и не меньше!

Эта история демонстрирует, как вообще работают санкции.

При нынешних средствах коммуникации и логистических возможностях можно сказать, что мир более или менее един и гомогенен. Свобода торговли и передвижения материальных ценностей так или иначе выгодна всем участникам торгово-денежных отношений.

По крайней мере в долгосрочной перспективе. Исключения могут быть только тогда, когда кто-то хочет получить преимущество методами, скажем так, не совсем рыночными.

Вот представим: есть у вас магазин, где вы торгуете миниатюрными копиями зданий. Согласен, странный ассортимент, но представьте. И вот рядом с вами открывается точно такой же магазин. С теми же самыми миниатюрными зданиями.

А миниатюрные здания имеют ограниченный спрос — рынок для такого товара не бесконечен.

Также по теме
МИД назвал число введённых США с 2011 года ограничений против России
Официальный представитель российского МИД Мария Захарова прокомментировала возможные новые санкции США против России.

В рамках рыночной логики более успешным должен стать тот магазин, у которого товар лучше и дешевле и в котором работает более приветливый продавец.

В рамках логики рыночного беспредела ваш конкурент может в одностороннем порядке объявить, что ваш товар заражён бубонной чумой, и потратить значительные ресурсы для того, чтобы всех в этом убедить.

Это не очень эффективно, потому что рано или поздно приводит к ответным мерам, к общему пониманию того, что кто-то действует не совсем честно, к постепенному схлопыванию рынка, к прямому обману покупателей, в конце концов.

Но важно тут другое. Глобальный мир — не маленький городок с ограниченным количеством потребителей, страны — не совсем магазины, а главное — способов продать что-то (то есть обойти санкции, найти другие пути, найти другие рынки, выстроить иную логистику) в мире очень много. Что мы и видим: санкции усиливаются, а коллапса экономики что-то не происходит.

Зато происходит истерика там, где видят, что откровенно нерыночные методы не приносят желаемого эффекта.

Как потерявшая оба глаза героиня из фильма Тарантино «Убить Билла», страна — мнимый гегемон — мечется по разрушенному трейлеру, вертит головой в разные стороны и кричит: «Я убью тебя!» Но внутри уже никого нет. Все уже заняты другими делами.

Тогда нужно грести мелкой сетью всё, что можно захватить, всё, чему можно навредить. Культурные памятники? Под санкции! Приложения в AppStore? Запретить! Парк миниатюр — вот оно! Теперь-то мы их накажем!

Что мы знаем о санкциях теперь?

Санкции — это смешно, нелепо и неэффективно.

Рано или поздно эти меры выявляют несоразмерность субъекта и выбранных им действий. Макеты хороши на выставке, но в межгосударственной экономической борьбе они смотрятся абсурдно.

Я очень люблю США: я вырос на материальной культуре этой страны. Я некоторое время там учился, я всю жизнь слушаю музыку оттуда, читаю американские книги и смотрю американские фильмы. Мне всегда нравился размах — эта страна смогла заполнить собой горизонт: куда ни кинь — всё так или иначе связано с Америкой.

И сегодня я хотел бы пожелать этой великой стране остановиться — иначе её ждёт участь карликов из известного анекдота, рискующих уменьшиться до размеров мыши.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить