Смерть как издевательство

Короткая ссылка
Дмитрий Самойлов
Дмитрий Самойлов
Журналист, литературный критик

Есть кинопремия, которую называют «европейский Оскар», — European Film Award. И вот в этом году на эту премию, в категории «Комедия», среди главных претендентов есть фильм о России. Вернее, фильм, посвящённый стереотипному и поверхностному осмыслению некоторых эпизодов российской истории, — «Смерть Сталина».

Этот фильм вышел в прошлом году и, в полном отрыве даже не от наличествующих, а хотя бы потенциальных художественных достоинств, стал предметом живого интереса многих, кто никогда не слышал о таком сатирике, как Армандо Ианнуччи, не смотрел его телешоу, да, может быть, и вообще в кино не собирался.

Этот фильм яростно осуждали в Государственной думе, Министерство культуры отказало фильму в прокатном удостоверении, а в кинотеатр, который этот фильм без удостоверения попытался показать, пришли полицейские — но не смотреть фильм, а прекращать сеанс.

Также по теме
«Не должна выходить в России»: у комедии «Смерть Сталина» отозвали прокатное удостоверение
Министерство культуры России отозвало прокатное удостоверение у комедии Армандо Ианнуччи «Смерть Сталина», которая должна была выйти...

Фильм рассказывает довольно простую историю. В 1953 году пианистка из оркестра, запись которого попросил прислать ему Сталин, вкладывает в конверт с пластинкой записку с пожеланием смерти вождя. Сталин видит записку — и падает замертво. Наутро его находят. И начинается борьба за власть между Берией и Хрущёвым. Первого играет Саймон Рассел Бил, а второго — неожиданно — Стив Бушеми. И это, пожалуй, лучшая шутка фильма.

Благодаря некоторому информационному шуму вокруг казалось, что фильм будет по крайней мере остроумным — ведь трудно себе представить, чтобы депутаты испытывали такое ярко выраженное отвращение к чему-то по-настоящему плохому. Если фильм возмутил Никиту Михалкова, значит, есть надежда, что фильм этот снят в творческой манере, Михалкову полярной. Были, в общем, основания полагать, что фильм стоит шума и внимания.

К сожалению, выяснилось, что все три достойные шутки уместились в трейлер, к тому же они становятся несмешными при переводе на русский язык.

В одной в комнату входит пьяный Василий Сталин и говорит, что хочет выступить на похоронах отца. Маленков, которого играет Джеффри Тэмбор, отвечает : «No problem!» Все смотрят на него недоуменно, и он поправляется: «I said, no! Problem». Не бог весть какая игра слов, но хорошие актёры её достойно разыграли.

Остальное в этом фильме — такой довольно стандартный сортирный юмор: все должны показать свою физиологическую сторону. Описаться или обкакаться. Ещё — рыгнуть или выматериться. Василия Сталина, разумеется, тошнит.

Предполагается, что фильм этот сатирический, но кто предмет этой сатиры? Давно умерших людей сатирой не только не задеть — подобной сатирой даже не высветить уже предмета пародии.

Армандо Ианнуччи снимал телевизионный мокьюментари-фильм о британском бюрократическом аппарате. Там в нескольких сезонах у чиновников всё ломалось, пропадало и отправлялось не туда. Так зрителю демонстрировали неочевидные, скрытые струны политической и общественной жизни. Мол, всё так, как оно есть, исключительно благодаря общей глупости и нелепости.

Потом был сериал об актуальной политике в США — «Вице-президент».

Это всё была сатира на что-то понятное, актуальное, повседневное.

Далее режиссёр решил снять фильм либо о политической жизни в России, либо о режиме Эрдогана в Турции. Должно быть, не хватило материала. А может быть, не хватило смелости.

Как бы там ни было, в руки режиссёру попал французский комикс «Смерть Сталина. История истинно… советская». И как-то было решено сатиру остросоциальную заменить на обычное историческое издевательство.

Зачем разбираться в тонкостях реальной жизни целой страны, если можно взять несколько анекдотических стереотипов и придумать, как именно каждый из актёров обгадится в кадре.

Также по теме
«Не смешно!»: первые зрители увидели комедию «Смерть Сталина» вопреки запрету Минкульта
Сотрудники правоохранительных органов 26 января прибыли с проверкой в московский «Пионер» после того, как в кинотеатре накануне...

Смеяться можно над чем угодно — и уж конечно, можно смеяться над Сталиным и даже его смертью. Вопрос тут в том, кому это смешно и зачем над этим заставляют смеяться.

Я фильм смотрел, но не чувствовал веселья: после трёх гэгов первых десяти минут ничего там смешного нет.

Скажем, русскому человеку неприятно смотреть, как в комическом ключе обыгрываются аресты людей в квартирах, как инсценируются шутя расстрелы, как, подхихикивая, актёры изображают растерянность во время ночных визитов сотрудников органов государственной безопасности.

Если допустить, что народ может обижаться на шутки, то русский народ может обижаться именно на такие. Нельзя же в Израиле шутить о холокосте, а в США — о рабстве.

Тут не в Сталине дело — тут дело в том, что над людьми пробуют смеяться те, кто в жизни этого народа даже не попытался разобраться. Можно выучить исторические даты и прочитать о некоторых конкретных фактах, но гораздо труднее понять, что те или иные исторические эпизоды значат для людей, которые имеют к ним отношение.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавьте RT в список ваших источников
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить