God hates cowards

Короткая ссылка
Кирилл Бенедиктов
Кирилл Бенедиктов
политолог, автор политической биографии Дональда Трампа «Чёрный лебедь»

«Без осторожности нет и доблести», — писал Шекспир в «Генрихе IV». С лёгкой руки великого драматурга эти слова превратились в популярную английскую пословицу, которая с тех пор часто служит оправданием поведения, где осмотрительность опасно граничит с трусостью.

На борту Air Force One, направлявшемся из Вашингтона в Манчестер, штат Нью-Гемпшир, кто-то из журналистов президентского пула спросил заместителя пресс-секретаря Белого дома Хогана Гидли, собирается ли Дональд Трамп поздравлять российского президента Владимира Путина с победой на состоявшихся накануне выборах. Ответ чиновника достоин того, чтобы процитировать его целиком.

«Белый дом воздержался от поздравлений российскому президенту Владимиру Путину, — заявил Гидли. — Его победа не стала для нас сюрпризом, и в расписании президента Дональда Трампа не запланирован поздравительный звонок в Россию».

«Что это значит?» — не унимались журналисты. «Это значит, — терпеливо повторил Гидли, — что мы не удивлены итогами выборов. Мы будем работать над тем, чтобы улучшить отношения с Россией, и мы заставим Россию заплатить цену в тех случаях, когда она угрожает нашим интересам. Но мы также изучаем возможности для совместной работы, когда это отвечает нашим интересам».

Переведём с официально-бюрократического на русский: США собираются пользоваться услугами нашей страны там, где это им выгодно (например, чтобы усмирить Северную Корею), но в целом планируют обращаться с Россией как со страной-изгоем («заставим заплатить цену»), которая не заслуживает того, чтобы с ней общались на равных. Поэтому и поздравления лидеру России в связи с его победой на выборах как бы не обязательны.

Хотя вашингтонским журналистам это может быть неизвестно, с точки зрения дипломатического этикета избрание и вступление в должность главы государства — это события, которые не могут оставаться незамеченными. Проигнорировать их означает грубо нарушить нормы международной вежливости. Звонить, впрочем, не обязательно: можно, например, направить поздравительную телеграмму (как сделала канцлер Германии Ангела Меркель). Больше того, по старым правилам дипломатического протокола письменное поздравление считалось даже более предпочтительным, чем устное. Но и о поздравительной телеграмме Путину от Трампа пока ничего не слышно (и вряд ли будет слышно в ближайшее время).

Американский президент предпочёл повести себя как невоспитанный человек, лишь бы в очередной раз не стать мальчиком для битья. Ему, видно, до смерти надоели обвинения в том, что он чересчур симпатизирует Владимиру Путину. И он благоразумно решил «не обострять».

Не в первый раз, замечу. Когда британская премьерша Тереза Мэй обвинила Россию в отравлении предателя Сергея Скрипаля, Трамп сначала отреагировал достаточно сдержанно: «Похоже, британцы считают, что это сделала Россия. Как только мы получим факты… и если мы согласимся с ними, мы осудим Россию — или кто бы это ни был», — заявил он 13 марта. Но уже 15 марта, во время телефонного разговора с премьером Ирландии, Трамп сменил тон: «Очень печальная ситуация. Безусловно, это выглядит так, что русские стоят за этим». А потом и вовсе поставил свою подпись под «заявлением четырёх», в котором вместе с Терезой Мэй, Эммануэлем Макроном и Ангелой Меркель официально возложил ответственность за химическую атаку в Солсбери на Россию.

Погодите, а это точно тот самый Дональд Трамп, который не боялся говорить о необходимости дружбы с Россией даже в самые критические дни своей предвыборной кампании? Который в июле 2016 года заявил на митинге во Флориде, что «рассматривает возможность» отмены антироссийских санкций и признания Крыма российским?

Увы, тот же самый. Конечно, миф о Дональде Трампе как о «друге» или тем более «агенте» Владимира Путина был создан и раздут до неприличных масштабов враждебными ему политическими силами и СМИ. Отчасти виноват в этом и сам Большой Дональд, который любил рассказывать небылицы о своих контактах с российским лидером ещё в те благословенные времена, когда он был «простым бизнесменом», приезжавшим в Москву вместе с конкурсом «Мисс Вселенная». Чего стоит только история о том, как Трамп и Путин якобы снимались в одной передаче на CBS осенью 2015 года. На самом деле они действительно появились в одной программе, вот только интервью с Путиным записывалось в Москве, а с Трампом, естественно, в США. А если послушать Трампа, выходило, что они с президентом России сидели едва ли не в соседних креслах в телестудии…

Но, убедив американские СМИ в том, что он лично знаком с Путиным (в реальности их первая встреча произошла в Гамбурге в июле 2017-го), Трамп сам себя загнал в ловушку. Его постоянно обвиняли в том, что он защищает интересы России в ущерб интересам Соединённых Штатов. А от ярлыков, наклеенных прессой и телевидением, очень сложно избавиться. Если выборы Дональд Трамп выиграл как политик с подозрительно пророссийскими симпатиями, то последовавшие события — расследование комиссией конгресса так называемого русского вмешательства в выборы и деятельность спецпрокурора Мюллера, выяснявшего, что связывало Трампа с Кремлём, — привели к тому, что в глазах многих своих соотечественников он стал первым президентом, которого в Белый дом привели русские. Трампу пришлось потратить немало сил, чтобы убедить вашингтонский истеблишмент в том, что он не агент Кремля, — и сказать, что ему это однозначно удалось, было бы преувеличением.

Именно поэтому Трамп и не решился позвонить в Москву, чтобы поздравить Владимира Путина. Этот звонок наверняка спровоцировал бы новую волну обвинений в адрес хозяина Белого дома: как может «лидер свободного мира» поздравлять «воплощение вселенского Зла»? Кроме того, Трамп находился в неудобном положении из-за политиков Старого Света, убедивших его в вине России в инциденте в Солсбери. Впрочем, и Макрон, и Меркель российского президента всё же поздравили: сказалось европейское воспитание.

А Трамп остался в одной лодке с истеричной и злобной британской премьершей, которую раньше ценил не слишком высоко (в ноябре прошлого года между ними возник конфликт, в ходе которого американский президент посоветовал Мэй не лезть не в своё дело).

Но главное — вряд ли демарш Трампа убедил его противников в том, что он похоронил свои симпатии к Путину в самом дальнем уголке своей души. Те, кто считал Трампа марионеткой, продолжат так думать — что бы ни сделал 45-й президент США (за исключением, возможно, приказа о начале ядерной войны с Россией). Больше того — то, что в расписании Трампа не оказалось пяти минут, чтобы поговорить с российским лидером, может быть воспринято ими как хитрый ход президента, рассчитанный на то, чтобы отвести от себя подозрения.

В общем, какими бы соображениями ни руководствовался Трамп, отказавшись поздравить своего российского коллегу, никаких бонусов он на этом не заработал. А вот потерять — потерял. Прежде всего — некоторую толику уважения тех, кто искренне симпатизировал ему в нашей стране.

Можно даже предположить, что в глубине души Дональд Трамп сожалеет о том, что поддался давлению обстоятельств и не поздравил с победой на выборах человека, который будет возглавлять вторую ядерную державу мира ещё шесть лет — столько, сколько проведёт в Белом доме сам Трамп при самом благоприятном раскладе. Вероятно, он догадывается, что, если ему удастся выиграть президентскую гонку в 2020 году (а это будет непросто), президент России позвонит и найдёт для него добрые слова, сделав вид, что не помнит, как уклонился от поздравлений его американский коллега. Возможно, Трамп даже утешает себя словами Шекспира, что без осторожности нет доблести.

Но мне бы хотелось вспомнить слова известного евангелистского проповедника Франклина Грэма (сына ещё более знаменитого пастыря президентов Билли Грэма), сказанные им на собрании пасторов в 2014 году в Вашингтоне (кстати, в 2015-м Ф. Грэм во время визита в Россию призвал молиться за президента Путина, защищающего традиционное христианство).

В своей вашингтонской проповеди Франклин Грэм говорил о трусах — о тех мужчинах и женщинах, которые знают истину, но отказываются её провозглашать.

«God hates cowards», — сказал Грэм. Бог ненавидит трусов.

Лично мне кажется, что Трампу, как доброму христианину, следовало бы прислушаться не к Шекспиру, а к Грэму.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции. 

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...