New Statesman

New Statesman: Горбачев смог покончить с СССР, но не с водкой

Водка традиционно поддерживает не только русский стоицизм, помогая «залить» все горести, но и российскую экономику, пишет New Statesman. Поэтому попытки последнего советского лидера Михаила Горбачева «отлучить» сограждан от привычного напитка показали, что даже «коммунизм оказался менее устойчивым», чем водка, говорится в статье.

New Statesman: Украина теперь для России отрезанный ломоть

«Гибридная война» Владимира Путина на Украине позволила кристаллизоваться новой украинской идентичности, считает New Statesman. Однако спустя полтора года российский лидер нехотя признал, что его попытка удержать Украину в сфере влияния Москвы провалилась, и стал сворачивать военные действия на Донбассе. Из-за этого украинские олигархи могут начать почивать на лаврах и бросить реформирование страны, опасается издание.

New Statesman: Сохранение Крыма в России для Путина дело личное

Крым никогда не должен был покидать состав России, пишет британский журналист Джон Симпсон в New Statesman. А теперь, когда Владимир Путин вернул его, главная задача президента - любой ценой отвлечь внимание Запада от важнейшего полуострова провокациями на Украине и в Прибалтике. Ведь, по мнению Симпсона, потеря Крыма для Путина будет означать конец карьеры.

New Statesman вычислил главного противника Путина

Российская оппозиция из сетевого движения превратилась в «культ личности Навального», поскольку средний класс в Москве соскучился без харизматичного политического лидера, утверждает аналитик New Statesman. Российская власть в борьбе с Навальным тоже изменилась – она стала более «репрессивной, ксенофобской и гомофобской», добавляет он.

За кулисами Russia Today: противовес основным СМИ или рупор Путина?

За последние несколько лет аудитория RT заметно увеличилась. В одной Великобритании этот телеканал смотрят от 2 до 2,5 миллионов человек. В причинах такого успеха попытался разобраться Оливер Буллоу, автор книги «Последний человек в России».

Показать еще