Школы, а не мечети

Короткая ссылка
Юлия Юзик
Юлия Юзик
Журналист

Я редко пишу о российской повестке, но есть новость, которая не оставляет мне шансов замолчать её или проигнорировать.

Также по теме
«Объяснение только одно — попытка сдержать развитие»: Путин — о санкциях в научной сфере
В среду, 8 декабря, в парке науки и искусства «Сириус» открылся конгресс молодых учёных. В рамках первого дня мероприятия с молодыми...

Речь идёт о моём любимом Дагестане и о том, что, кажется, впервые за новейшую 20-летнюю историю здесь будут строить школы для одарённых детей, а не мечети и не спортивные школы. Здесь, в Дагестане, начинают строить большой центр для одарённых детей «Сириус», какой раньше был только в Сочи.

Наконец-то государство обратило внимание на умных, талантливых детей Северного Кавказа.

Почему я говорю о последнем двадцатилетии и почему так переживаю о Дагестане? Расскажу.

Я родилась на Северном Кавказе, но не в Дагестане. И первые годы моей юности, начиная от факультета журналистики РГУ и газеты КП, прошли в Ростове-на-Дону. А в Дагестане я впервые оказалась в 2001-м и, когда работала в Чечне над своей первой книгой и репортажами для своей газеты, чтобы перевести дух, приезжала в Дагестан.

Это было очень странное ощущение: ты пересекаешь КПП «Герзельский мост» — и из войны попадаешь в мир.

Помню то первое «пересечение границы» из войны в мир. Зима, какое-то село под Хасавюртом, куда мы заехали поужинать перед дорогой в Махачкалу: равнина, присыпанная снегом, нежно-розовое, тронутое закатом небо, запах пекущихся пшеничных лепёшек, дров, дыма, блеяние овец, вечерний азан. Быт, мало изменившийся со времён «Хаджи-Мурата» Толстого. Только что появились машины и телефоны.

Также по теме
Подразделения ВДВ РФ на территории Дагестана, 23 августа 1999 года «Выполнили свой долг»: как была отбита террористическая атака на Дагестан в 1999 году
20 лет назад министр обороны РФ Игорь Сергеев доложил председателю правительства Владимиру Путину о том, что территория Дагестана...

Дагестан устоял в самые сложные моменты нашей новейшей истории — несмотря на провокации в 1999-м, несмотря на дагестанский «котёл» из десятков национальностей (плесни керосина в пламя под «котлом» — и разнесёт всё), исламистские движения, «флешки», Сирию и прочее.

Но за все эти 20 бурных, сложных лет Дагестан выстоял. Потому что Дагестан сложен, но мудр. За это я его и полюбила. С Ростовом, моей настоящей малой родиной, меня роднит уже гораздо меньше, чем с ним — суровым, дерзким, грубым — краем моего сердца.

В 2016-м, когда я решила попробовать свои силы в политике и баллотировалась в депутаты Госдумы, я выбрала для этой «пробы пера» Дагестан. Самый сложный — 12-й южный округ: невиданные расстояния между населёнными пунктами, почти весь суровый горный Аваристан, немного кумыкских и ногайских степей и космический, почти лунный пейзаж Южного Дагестана.

Проехавший со мной вместе в один день избирательной кампании корреспондент Der Spiegel был потрясён: до рассвета мы выехали в аварский горный Гергебиль, где провели встречу с местными фермерами (село славно абрикосовыми садами), потом отправились на равнину в Бабаюртовский район, где выцветшая бескрайняя бледно-зелёная степь, из которой под ночь отправились обратно в Махачкалу. «Этот ваш Дагестан — почти как вся Германия», — пошутил немецкий коллега.

За несколько месяцев избирательной кампании я объездила почти весь округ, поднимаясь на уазике в самые труднодоступные горные районы, где на обычной машине можно было уже не проехать.

Словом, Дагестан — это место, где я работала, избиралась, пусть и не выиграв, зато опыт этот был бесценен, и место, куда мне хотелось бы переехать и остаться там жить.

И вот все эти два десятилетия я отчаянно пыталась понять: почему в этом талантливом, пусть и немного необузданном краю все эти десятилетия строят мечети — много мечетей, разных мечетей, но никто не строит новые школы?

Также по теме
Путин заявил о необходимости наращивать темпы цифровой трансформации
Российский лидер Владимир Путин на международной конференции по искусственному интеллекту и анализу данных AI Journey 2021 заявил о...

Почему считается престижным попасть в спортивную школу к какому-то крутому тренеру, стать «борцухой», щеголяя поломанными ушами и — если сильно повезёт — олимпийской медалью, но не считается престижным быть умным, гордиться школьной золотой медалью, гордиться научными достижениями?

Самое парадоксальное, что в Дагестане серьёзнейшая научная школа — техническая, медицинская, в IT-акселераторах за минувшее десятилетие взращены десятки, сотни талантов. Но победителю международной олимпиады по математике или информатике квартиру или машину, например, не давали. Да даже в аэропорту не встречали. А спортсменам давали всё.

Так было всегда. До настоящего момента.

И вот наконец-то всё стало меняться. 2021 год меня порадовал, как никакой другой.

12 ноября 2021-го, онлайн-конференция по искусственному интеллекту и анализу данных Artificial Intelligence Journey 2021 с участием президента В. Путина.

Вопрос задаёт ученик 11-го класса школы №2 города Каспийска Саид Азизов:

  • Саид Азизов из Дагестана спросил у Владимира Путина о возможности открытия «Кванториума» в Каспийске

«Здравствуйте! В нашем небольшом городе нет таких образовательных организаций, как, например, в Севастополе «Кванториум» и «Технолидеры», не проводятся соревнования в сфере IT и в робототехнике, это очень обидно. (Да, мой мальчик, это несправедливо и неправильно, я согласна с тобой. — Ю.Ю.) Я знаю, что по вашему указу был создан прекрасный учебный центр «Сириус» в Сочи. Не планируется ли в небольших городах создание подобных учебных центров или, может быть, какого-либо единого онлайн-ресурса, на котором каждый желающий сможет обучиться основам программирования искусственного интеллекта абсолютно бесплатно?»

Также по теме
Путин призвал убирать барьеры на пути развития искусственного интеллекта
Президент России Владимир Путин в рамках выступления на заседании конференции «Путешествие в мир искусственного интеллекта» заявил о...

Отвечает президент:

«Что касается «Кванториумов» — действительно, сеть подобных структур развивается, и мы будем делать это дальше. Здесь нам нужно решить сначала первую на этом этапе тривиальную задачу — нужно обеспечить все наши школы, все наши населённые пункты, в том числе малые, скоростным интернетом. Без этого решать задачи, которыми вы занимаетесь, просто невозможно. Это первая задача, и она государством решаться обязательно будет... Что касается Каспийска — город замечательный, давайте отдельно поговорим, Дагестан этого заслуживает, чтобы, не откладывая в долгий ящик, решить эту задачу в самое ближайшее время».

Тут я, как, возможно, будущий житель Каспийска, маленького современного городка, лежащего на берегу Каспийского моря рядом с Махачкалой, хочу сказать огромное спасибо.

Россия наша многострадальная, пережив крушение СССР, бурные сепаратистские 1990-е, все нулевые и десятые, всё искала решение «кавказской проблемы»: сепаратизм, религиозный радикализм и уход в криминал или в «горы» кавказской молодёжи.

Всегда считала, что ставка на образование, на новое поколение, которому нужно просто дать шанс развиваться другим путём, не только через сито спортивных школ и проповеди религиозных лидеров, — это наш общий шанс увидеть другой Северный Кавказ.

Я говорила об этом всю свою избирательную кампанию. Потому что я точно знаю, насколько талантливы дагестанские дети. Каково было моё восхищение, например, когда я, доехав по камням в труднодоступные высокогорные районы, видела школы, от которых захватывало дух.

Вот, например, школа села Гадири Цумадинского района. Высота над уровнем моря — 1754 м. Хотя чуть подальше в том же Цумадинском районе высота гор достигает уже 4151 м! Выше только небо.

Всего в Гадири прописаны 416 человек, так сообщает Википедия. Я насчитала тогда всего пару десятков увиденных мною человек. Потому что в лучшем случае половина из тех 416 — на заработках. Детей в селе осталось мало. В некоторых классах учатся один или два ребёнка. Но для них всё равно проводят уроки.

Совершенно космические ощущения — девочка в платке сидит за единственной партой в классе и учит английский. Вокруг по-настоящему драматичные горы, покрытые столетним лесом, — летом дети собирают в них чернику, а зимой снегопадами заносит дороги так, что не видно ни зги, кроме верхушек гор и завывающего ветра. И при этом дети всё равно добираются до своей школы, освещающей окнами дорогу.

  • Кабинет английского языка в школе села Гадири Цумадинского района Дагестана
  • © Юлия Юзик

И вот тут самое интересное. Вот скажите, на скольких языках говорили вы, учась в школе? Ваши родные языки?

У меня только русский. Да, с пятого класса я начала учить в школе французский, ибо английский был роскошью, доступной тем, кто жил «в центре» нашего крошечного шахтёрского городка в донской степи. Нам, на окраине, поселковым детям, в школе почему-то достался изящный французский — ирония Господа не знает границ.

  • Кабинет биологии в школе в Агвали Цумадинского района
  • © Юлия Юзик

Но для меня и моих горе-одноклассников это был именно процесс обучения языку. Здесь, в Гадири или Агвали, например, дети с малолетства говорят на трёх языках!

1. Диалект аварского, свойственный именно этому географическому району и малой народности.

2. «Классический» аварский, который им преподают в школах, — он отличается от того разговорного диалекта, на котором они говорят дома с рождения.

3. Русский — государственный язык Российской Федерации, цементирующий все народы Дагестана и Северного Кавказа. Он для этих деток не родной, они его также учат с ранних лет, это важно понимать.

И к этим трём языкам добавляется четвёртый в школе — чаще всего это, конечно, английский. Тем, кто попробует иронично фыркнуть (вроде как «знаем мы их английский»), верну мяч обратно — в Дагестане сильнейшая переводческая кафедра иностранных языков в ДГУ и других вузах.

Научно доказано, что интеллектуальные способности детей-билингвов или трилингвов выше их одноязычных собратьев. И если способности этих детей будут развивать и придадут этому наконец должное значение, уже лет через десять мы увидим другой Дагестан, другой Северный Кавказ — образованный, продвинутый, интеллектуальный, способный стать центром притяжения новых идей и технологий. Мы забудем, что когда-то «сепаратизм» и «терроризм» были синонимами этого региона.

Я в этом абсолютно убеждена.

Ещё одна новость уходящего года, радующая моё сердце: глава Республики Дагестан Сергей Меликов передал 14 га своей резиденции на знакомой каждому дагестанцу горе Тарки-Тау под центр поддержки одарённых детей «Альтаир».

  • © Пресс-служба Главы Республики Дагестан

На Тарки-Тау, кроме учебного корпуса и места для прогулок, будет создано общежитие для постоянного проживания талантливых детей. Да-да, 320 мест учебного корпуса и 240 мест в двух корпусах общежития. Двери центра откроются для учащихся в сентябре 2022 года.

И, по уверениям Министерства образования и науки, центр, построенный по точной модели сочинского «Сириуса», будет оснащён новейшим учебно-лабораторным оборудованием в рамках национального проекта «Образование» и станет лучшим в стране.

Вот тут как раз та девочка из далёкой цумадинской школы, добирающаяся зимой в школу, преодолевающая снежные километры дороги и зубрящая английские глаголы, имеет шансы для реализации.

«В Дагестане одарёнными детьми на протяжении многих лет занимается Дагестанский госуниверситет народного хозяйства, в выходные и дни зимних каникул там проводится подготовка к участию во всероссийских предметных олимпиадах. К информационному будущему детей готовят теперь в «Кванториуме» и «IT-Кубе», честь Дагестана на математических олимпиадах защищают ученики математической школы «Надежда». В области культуры и искусства работают школа для одарённых детей Мурада Кажлаева и множество художественных школ республики. Я считаю крайне важным объединить усилия всех структур, занимающихся подготовкой талантливых детей, и надеюсь, что «Сириус-Альтаир» вместе с вузами Дагестана будут разрабатывать совместные программы и предлагать индивидуальные траектории для одарённых детей. Дагестанское региональное отделение общества «Знание» обязательно включится в эту важнейшую для будущего республики работу», — говорит Саид Ниналалов, директор дагестанского отделения общества «Знание».

В Дагестане есть совершенно невероятная школа «Люминарий», которая для меня олицетворяет тот будущий Дагестан, который я, надеюсь, когда-нибудь в своей жизни увижу.

  • Дети в центре просвещения Luminary в дагестанском селе Хрюг
  • РИА Новости
  • © Алексей Куденко

Но здесь самое важное — то, что, в отличие от того же прекрасного «Люминария», ограниченного географией села (учиться там могут те, кто в селе родился, там и пригодился), «Сириус» — не частный, не спонсорский, зависящий от воли и финансирования частного лица, а государственный проект.

Стратегический.

Новая парадигма, если хотите, — российское государство не делит детей на «своих» и «чужих», лиц «кавказской национальности» и остальных «россиян», не создаёт блистательный образовательный «Сириус» только в Сочи — для тех, кому повезло, а даёт шанс всем наравне — и кавказским детям тоже.

В этот момент я чувствую, что мы и есть одна страна.

Сильная многонациональная Россия.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавьте RT в список ваших источников
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить