Конкретный отказ

Короткая ссылка
Сергей Аксёнов
Сергей Аксёнов
Журналист, политолог, писатель

Хочешь мира — готовься к войне. Пусть и немного избитая, но верная истина эта вынужденно вспоминается в последние годы всё чаще. Оказалось, что советское заклинание «Миру — мир!» на фоне вполне мускулистой, даже наступательной внешней политики нашей страны того периода было не странным парадоксом, а здоровой и умной реакцией уважающего себя государства, основанной на мудрости древних. И такая политика Москвы, хотя и не без эксцессов, вполне успешно обеспечивала стратегическую стабильность на планете в течение полувека.

Также по теме
Запуск ракеты / символика НАТО «Признают превосходство России»: почему в НАТО заявили о готовности обсуждать с Москвой ограничения ракетных вооружений
Североатлантический альянс готов к переговорам, нацеленным на восстановление «определённых ограничений, касающихся ракет», при...

При чём здесь СССР? А при том, что российские переговорщики с Западом, столь ярко солирующие в первые рабочие дни наступившего года, вышли из советской дипломатической школы. И это ключ к пониманию происходящего. И будущего, которое формируется вот прямо в эти самые дни в старых европейских столицах — Женеве, Брюсселе и Вене, где только что завершились три этапа консультаций по предложениям о безопасности, переданным Москвой заинтересованным сторонам — США и НАТО — ещё в конце прошлого года.

Увы, скептики оказались правы. Как вынужден был констатировать замглавы МИД РФ Сергей Рябков, США и НАТО не готовы идти навстречу России по ключевым требованиям: нерасширению военного блока на восток, свёртыванию его инфраструктуры и возвращению к рубежам 1997 года. Тем более никто не собирается давать Москве юридически обязывающих гарантий неразмещения ударных систем в непосредственной близости от наших границ. И хотя окончательное «нет» формально ещё не сказано, смысла в продолжении переговоров наш дипломат сейчас не видит.

Рябков назвал позицию противоположной стороны «лукавой и двуличной». Ох, как это «свежо». По его словам, роль закопёрщиков в западной политической шайке по-прежнему играет «англосаксонская группа». То есть альянс Вашингтона и Лондона, в котором последний, кажется, даже более деструктивен. Не имея сопоставимой с США силы, но имея амбиции бывшей сверхдержавы, подзуживает, подначивает старшего брата на антироссийские действия. В данном случае бездействия. Эх, англичанка...

Лидер англосаксонской группы — США — определяет курс НАТО. Не зря же генсек блока Йенс Столтенберг назвал его расширение «распространением демократии». А в качестве примера привёл растерзанную американскими стервятниками Югославию. На пагубность такого подхода указал глава комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий. «Коллективный Запад по-прежнему недостаточно серьёзно относится к предложениям Москвы, которые, простите за прямоту, имеют непосредственную проекцию на вопросы европейской безопасности», — подчеркнул он.

Но что англосаксам до европейской безопасности? Европа как политическое образование играет здесь подчинённую роль. Столтенберг прямо доносит до министров обороны европейских участников НАТО их волю, выстраивая реальность под военные задачи. Политическое же руководство ЕС, скорее, изображает участие в рамках, отведённых ему старшим партнёром. Отсюда и дерзкая риторика главы европейской дипломатии Жозепа Борреля о том, что Россия получила «предельно конкретный отказ» на свои требования. Сильные не нуждаются в эмоциональной накачке своих заявлений.

Однако европейским бюрократам хочется чувствовать себя взрослыми, и потому в Брюсселе всерьёз рассуждают об отправке на Украину некой миссии по «подготовке кадров высокого уровня» для тамошней армии. Мол, мы тоже можем хоть на что-то влиять. Решения пока нет, поедет миссия в Незалежную или нет, пока неясно даже самому Боррелю, но уж больно охота понадувать щёки для важности.

Позорнее этого только бесконечные просьбы Киева к Западу не обсуждать будущее Украины без неё самой. Но всё равно обсуждают. Даже стыдно за бывших соотечественников.

В Киеве никак не осознают, что их ценность для Запада — не в проявлении самостоятельности, а в том, чтобы служить предлогом для антироссийских действий со стороны серьёзных игроков мировой политики. Вот и сейчас все переговоры строились вокруг якобы желания Москвы напасть на Украину. Ровно для этого и поддерживали в своё время «майдан», и ставили на нужные должности своих людей, чтобы потом ссылаться. Рябков и другие наши дипломаты — Александр Грушко и Александр Лукашевич, которые вели переговоры по линии НАТО и ОБСЕ, наслушались этого за последние дни.

Также по теме
Генсек НАТО Столтенберг: альянс не пойдёт на компромиссы по размещению войск на востоке
Североатлантический альянс не пойдёт на компромиссы в вопросах расширения организации и размещения войск на востоке, заявил генсек...

Притом что российские представители ясно заверили своих визави из Госдепартамента в том, что никакого наступления стройных танковых колонн на Киев не будет. Им можно верить. Политическая культура наших дипломатов такова, что они не станут дезориентировать противника подобным образом. Зачем делать то, чего так хотят, прямо-таки жаждут, оппоненты? Ждёте нас на Украине? А мы зайдём в Казахстан. И не как агрессор, а как друг и союзник. Вот это по-нашему. Ситуация в Казахстане хотя и не обсуждалась, но этот вопрос «был фоном», отметил Рябков.

Если бы не было Украины, её надо было бы выдумать. Другого такого безупречного повода для словесных интервенций Запада против России не найти. Вот и в последнем раунде американцы использовали Киев по назначению, пригрозив среди прочего санкциями российскому президенту лично. Введение санкций против главы государства — это запредельная мера, чреватая разрывом межгосударственных отношений, заявил Дмитрий Песков. Сергей Лавров был более холоден. «У американцев нервный срыв», — припечатал руководитель российской дипломатии.

При этом Лавров пообещал реагировать не на американское бла-бла-бла, а на реальное развитие событий. Понимание того, как такая реакция может выглядеть, приходит при внимательном изучении стенограммы его интервью программе «Большая игра» на Первом канале по итогам трёхдневных переговоров. Для нашего МИД было принципиально важно выполнить «прямое поручение президента России». Результатом исполнения поручения там считают ответ США и НАТО, изложенный «на бумаге». «После чего мы с министром обороны Сергеем Шойгу будем докладывать Владимиру Путину», — пояснил Лавров.

Упоминание в этом контексте министра обороны России заставляет вспомнить предварительное обещание нашей дипломатии дать военно-технический ответ на давление Запада, если там откажутся уладить беспокоящие нас вопросы по-хорошему, политическими мерами. И если официальные лица в силу своей высокой ответственности пока высказываются неопределённо, то свободному от обязательств публицисту нетрудно предположить, что речь может идти о симметричной угрозе Европе и США, аналогичной той, что была создана Москвой во время Карибского кризиса 1961—1962 годов.

На практике это может означать развёртывание российских ударных систем на территории стран Центральной и Южной Америки: на Кубе, в Венесуэле, Боливии или в Никарагуа (этого уже не исключил Рябков), организацию постоянного дежурства наших подводных ядерных беспилотников в непосредственной близости от восточного (и западного) побережья США, размещение ядерного оружия в Белоруссии и Калининградской области, усиление военно-технического сотрудничества с Китаем вплоть до создания военного союза двух сверхдержав. Да мало ли ещё мер можно придумать.

Есть над чем поразмыслить Вашингтону и Брюсселю.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
Уважаемые читатели, оставленные вами ранее комментарии в процессе миграции из-за смены платформы. В ближайшее время все диалоги вернутся
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить