Анкл Бен и Мойдодыр

Короткая ссылка
Максим Соколов
Максим Соколов
Родился в 1959 году. Известный российский публицист, писатель и телеведущий, автор книг «Поэтические воззрения россиян на историю», «Чуден Рейн при тихой погоде», «Удовольствие быть сиротой».

Одним из последствий кампании Black Lives Matter стало резкое усиление языковой цензуры. Причём касающееся не только слов и словоупотреблений, которые могут быть обидными для негров, но и таких слов, которые доселе негров совершенно не обижали. И даже более того — доселе им были вообще неизвестны, что совсем затрудняет обиду. 

Также по теме
«Оскорбительное» эскимо и «нетолерантный» крем: как западные корпорации борются с проявлениями «расизма»
Американская компания Johnson & Johnson заявила о прекращении выпуска средств для осветления кожи, которые поставлялись...

Например, в немецкоязычном ареале под запретом оказалось слово mohr, давно уже употреблявшееся в чисто историческом смысле — «мавр», «арап». В русском тоже можно сказать «арап Петра Великого», и никого это не оскорбит. Устарелое «ефиоп» (через е!) тоже никому не обидно. Так было и в Германии, но больше так не будет.

Гонениям подверглись как исторические названия Mohrenplatz и Mohren Apotheke (где номенклатура лекарств и расовый состав посетителей точно такие же, как в других аптеках), так и названия кондитерских изделий. Запрету подверглось пирожное Mohrenkopf, нидерландское Moorkop — «голова мавра». Есть разные рецепты, один из них — профитроль, глазированный шоколадной помадой, сверху которой розочка из взбитых сливок. Столетиями жили, ели, не тужили — теперь нельзя.

В соседней Франции фирма L’Oréal Group приняла решение убрать слова «белый», «светлый» и «осветляющий» из названий всех продуктов для ухода за кожей. Положим, неграм пользоваться такими кремами нынче не подобает, убелившийся паче снега Майкл Джексон — это не наш метод, но если какая-нибудь белокурая бестия решила дополнительно осветлиться — в чём здесь грех?

Австралийские же борцы с расизмом занялись и шахматами, где есть чёрные и белые фигуры, причём белые всегда начинают. От такой демократии и либерализма ошалел даже вельтмейстер Г.К. Каспаров, посоветовав антиподам играть в го — там начинают чёрные.

Сказалась кампания BLM и на индустрии пищевых полуфабрикатов. Uncle Ben’s (рис в пакетиках, а также разные соусы к мясу), Aunt Jemima (смеси для выпекания скороспелых блинчиков, а также сиропы) теперь также забанены. По той причине, что дядюшка Бен изображён патриархальным негром, а это расизм. Тем более что «дядюшка» — это рабское прозвание. Теперь надо говорить «бро». То же и с тётушкой.

В СССР, где крепостное право осуждалось не меньше, чем рабство в Соединённых Штатах, тем не менее выпускался шоколад «Сказки Пушкина», где на обёртке  был изображён поэт и его крепостная рабыня Арина Родионовна. 

Только тётушка Джемайма угощает блинчиками-оладушками, а няня с поэтом пьют из кружки полугар. Цензуры на такую апологию крепостного рабства Главлит не удосужился учинить.

Конечно, бывали и мы впереди планеты всей. В том числе и в области гастрономической. В рамках борьбы с космополитизмом (а ещё двадцатью годами раньше — в рамках борьбы с идеологией царизма) похлёбка боярская преобразовалась в суп картофельный со свежими грибами, щи николаевские — в щи из шинкованной капусты, французская булка — в городскую, а лимбургский сыр — в дорогобужский.

Также по теме
Coca-Cola приостанавливает рекламу в соцсетях из-за «расизма»
Американская корпорация Coca-Cola на месяц приостанавливает рекламу в социальных сетях в знак протеста против отсутствия регулирования...

Это было относительно безобидно, да и в не очень сытое время хоть как назови, лишь бы было чего похлебать, но идеологически боевитая цензура занималась даже жучками, паучками и Мойдодырами, а это уже было не очень приятно.

Строка «А нечистым трубочистам — стыд и срам!» была истолкована в классовом смысле, тем более — строки из «Мухи-Цокотухи» «А жуки рогатые, мужики богатые», в которых было усмотрено сочувствие кулацким элементам. Причём явно анализировал искусственный интеллект — «мужики + богатые = кулаки». Совершенно как у Цукерберга.

И тут не стоит дивиться тому, что в сказке «Крокодил» нашли апологию корниловского мятежа. Интеллект передовых идеологов ещё и не то может.

А вражескую вылазку можно найти где угодно — главное искать. Как искали фашистский знак в невинных картинках и узорах. Да ещё и совсем недавно борцы с сионизмом живо интересовались новогодними снежинками, имевшими гексагональную форму, т. е. явно восходившую к могендовиду.

В СССР совсем усиленная цензура слов и символов всё-таки закончилась в 1950-е. Пережиточно она сохранялась и дальше, но в рудиментарном, уже не страшном виде — и срок нельзя было получить, и даже с работы не выгонят. Совсем идиотически жестокие проявления передовой идеологии при Брежневе сошли на нет. Застой — он и в идейной боевитости застой.

Но передовой Запад сейчас находится в фазе, соответствующей нашим 1920-м — есть куда расти и развиваться. И тут всем интересно: будет ли достигнут пик идеологической лютости или же всё-таки пламенным идеологам дадут по рукам и Black Lives Matter перейдёт в фазу «Ленинского университета миллионов». То есть тоскливой дури, но никого всерьёз не затрагивающей.

При нашей любви к дорогим камням Европы лучше бы застой. Где ты, евробрежнев?

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить