Своевременная бронза: чему должна научиться сборная России на ЧМ по биатлону за год до Олимпиады

Чемпионат мира в Поклюке, на котором Россия перед завершающим днём имеет одну бронзовую награду, стал генеральной репетицией перед Олимпийскими играми в Пекине. О том, чему он научил и какие выводы заставил сделать, — в материале RT.
Своевременная бронза: чему должна научиться сборная России на ЧМ по биатлону за год до Олимпиады
  • Reuters
  • © Borut Zivulovic

В спорте не бывает поражений, из которых нельзя было бы извлечь позитивную составляющую, если только речь не идёт о завершающем выступлении в карьере. Весь нынешний чемпионат мира стал для российского биатлона как раз таким поражением. Болезненным, но крайне необходимым.

Бронзовая медаль, завоёванная в субботу мужской четвёркой в составе Карима Халили, Матвея Елисеева, Александра Логинова и Эдуарда Латыпова, здесь ничего не меняет. И уж тем более не позволяет считать главный старт года успешным. Медаль — штрих, безусловно, приятный, особенно на фоне того, что происходило с командой на протяжении чемпионата в Поклюке. Но если мы сейчас вслух заявим о том, что бронза в мужской эстафете — это предел тренерских и болельщицких мечтаний, то российский биатлон можно будет закрывать за ненадобностью.

Также по теме
«Было настолько плохо, что не могла встать»: как биатлонистки и тренеры оправдывались после провала в эстафете на ЧМ
Женская эстафета на чемпионате мира по биатлону в Поклюке стала для Евгении Павловой самым неудачным стартом в сезоне. Об этом после...

За шквалом неудач, тренерских стычек и потока критики со стороны на второй план ушло главное: старты в Поклюке стали генеральной репетицией перед Олимпийскими играми 2022 года в Пекине — возможно, вторым по значимости стартом за всё олимпийское четырехлетие. Чему же этот старт научил конкретно нас?

Во-первых, тому, что в спорте не уместны никакие триумвираты. Особенно когда речь идет о некоем спортивном моменте истины. То есть о результате.

50 с лишним лет назад, когда СССР готовился отправить на Луну самоходный аппарат, в советской космической индустрии родилась легенда. Среди учёных в то время господствовала гипотеза астронома Томаса Голда, которая гласила, что лунная поверхность покрыта толстым слоем пыли из-за микрометеоритной бомбардировки. Сам Сергей Королёв придерживался иного мнения и на одном из совещаний предложил считать, что грунт на Луне твёрдый. И услышал возражение: мол, говорить-то можно всё что угодно, но кто возьмёт на себя смелость подписаться под решением? Королёв усмехнулся, взял лист бумаги и крупным почерком написал «Луна — твёрдая. С. Королёв». 

Люди, готовые брать на себя смелость принимать решения, зная, что за эти решения придется отвечать, — самый большой дефицит в любой отрасли человеческой деятельности. Какое бы то ни было равноправие власти здесь неуместно — именно потому, что размывает ответственность. Чемпионат в Поклюке с двумя старшими тренерами команд и главнокомандующим Валерием Польховским стал в этом отношении всего лишь очередной иллюстрацией. Допустим, неудачно спланированный заключительный сбор был действительно навязан старшим тренерам команды их более высокопоставленным коллегой. Но ведь как ни крути, и Михаил Шашилов, и Юрий Каминский эти условия приняли? И кто тогда виноват в том, что на главном старте команда функционально рассыпалась?

Бронзовая медаль российских мужчин, завоёванная в эстафете, оказалась очень своевременной. Масс-старты — это всё-таки иная история: более личная, выборочная. Здесь же мы увидели, что у мужской команды есть потенциал и есть на кого делать ставку, даже если свои кондиции не восстановят (или же не захотят вернуться в команду под общее руководство) наиболее опытные Александр Логинов и Матвей Елисеев.

Даже удивительно: до чемпионата мира было принято по умолчанию считать, что Логинов — некий символ российского биатлона, чьи действия и решения вообще не должны подвергаться критике: спас же он честь вида спорта год назад в Антхольце, выиграв золото в спринте? Была ещё и бронза, завоёванная Александром в гонке преследования, но это уже иная история. Так сложилось, что в спорте атлету позволительно диктовать свои условия лишь тогда, когда на финише он первый, а соперники глотают пыль, брызги или снежные хлопья. Если бы Логинов стал чемпионом и в Поклюке, выиграв, допустим, индивидуальную гонку, как это до старта прочили многие, не думаю, что кто-то из руководства вообще стал бы поднимать тему тренировок атлета вне команды.

А вот нынешняя эстафетная бронза никаких индульгенций уже не подразумевает как в отношении Логинова, так и в отношении Матвея Елисеева, который провёл весь сезон, работая под руководством собственного отца Павла, но так и не сумел трансформировать всё наработанное в мало-мальски достойный результат. Ну если не считать пределом мечтаний субботнюю эстафету.

В интервью «Матч ТВ» в Поклюке пятикратный олимпийский чемпион Мартен Фуркад подметил очень важную и правильную вещь. Рассуждая о российской сборной, он сказал: 

«Что меня шокирует, когда я смотрю на российскую команду, — это то, что у многих ваших спортсменов всегда рядом персональные тренеры. В других странах один наставник на всю сборную. Так ведь проще создать прочный коллектив, где один за всех и все за одного».

Также по теме
«Счастливы, но это невероятно тяжело»: Бьорндален и Домрачева о работе в Китае, жизни в отеле и ЧМ в Поклюке
Китайская зима достаточно сурова для биатлона, но мотивирует работать ещё больше. Об этом в интервью RT заявил легендарный биатлонист...

К словам француза можно относиться по-разному, но в одном он, безусловно, прав: не лидер создаёт команду, а команда — лидера. Поддерживает его, выталкивает наверх или прикрывает, если лидер вдруг теряет позиции. В российском биатлоне сейчас, похоже, только начинается выстраивание подобной команды, и всем нам очень повезёт, если заложить её фундамент получится в оставшееся до Олимпийских игр время. Но хорошо бы понять уже сейчас: времени на разборки, эксперименты или капризы уже не осталось. Должны быть жёсткая дисциплина и единоначалие. И то и другое — обязательные условия.

Выдающийся хоккейный специалист Виктор Тихонов, с которым при его жизни мы часто общались, обсуждая тренерскую профессию, как-то раз сказал:

«Меня однажды приятно удивила Клара Лучко, которую я увидел в какой-то телепередаче о победах. Там многие довольно категорично высказывались на тему тренерской жестокости. А она вдруг очень спокойно и мягко произнесла: «Бывает, и режиссёр до слёз доводит. Но слушаешь именно его. А что касается спорта, наверное, немногие представляют себе, что значит бороться за первое место в мире».

Возможно, всем нам сейчас нужно просто попробовать не мешать работать ни Шашилову, ни Каминскому. Не навязывать им начальников, не пытаться руководить процессом из начальственных кабинетов или через СМИ. Для обоих тренеров чемпионат мира стал прекрасным, хоть и очень жестоким, экзаменом. Но это, похоже, не испугало ни одного, ни другого.  

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Добавьте RT в список ваших источников
Загрузка...
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить