«Коронавирус передаётся через телевизор»: Крылов о пандемии, выступлении без зрителей и бое Нурмагомедова с Фергюсоном

Боец UFC Никита Крылов заявил в интервью RT, что больший шанс заразиться коронавирусом имеют те, кто «постоянно думает» об опасности заболевания. Десятый номер полутяжёлого веса рассказал о своём успехе в бою с Джонни Уокером, ответил, каково было выступать без зрителей на турнире в Бразилии, и признался, как обстоят дела с получением российского паспорта. Кроме того, он поделился ожиданиями от поединка Хабиба Нурмагомедова с Тони Фергюсоном и мнением о задержании Джона Джонса.
«Коронавирус передаётся через телевизор»: Крылов о пандемии, выступлении без зрителей и бое Нурмагомедова с Фергюсоном
  • Gettyimages.ru
  • © Logan Riely

— На турнире UFC в Бразилии вы взяли верх над Джонни Уокером. По ходу боя складывалось впечатление, что вы были значительно сильнее бразильца. Вы чувствовали что-то похожее?

— Сложно сказать. Скорее ощущал напряжение. Джонни очень крепок физически, поэтому приходилось прикладывать серьёзные усилия. При этом ещё до схватки понимал, что в плане навыков превосхожу Уокера. А уже по ходу лишь убедился в этом.

— Вы ожидали, что будете настолько сильнее Уокера в борьбе?

— Да, на этом строился наш план.

— Уокеру хоть чем-то удалось удивить вас?

— Отметил, что у него очень жёсткие удары. И это независимо от амплитуды — он очень тяжело бьёт, даже находясь на земле.

— Уокер прославился именно как яркий нокаутёр, но в стойке вы ему фактически не уступили. На ваш взгляд, причина в усталости Джонни или в том, что ваши умения в стойке серьёзно недооценивают?

— Нам практически не удалось поработать на ногах. Успели провести всего пару разменов. Но Джонни очень сильно замедлился после первого раунда. На протяжении пяти минут он пытался подняться на ноги, из-за чего терял силы. Впоследствии он уже не был таким взрывным, но всё ещё оставался опасным. Что касается моей стойки, то мне непонятно, как меня можно недооценивать в данном аспекте. Я провёл достаточно поединков, в которых продемонстрировал свой арсенал как в ударной технике, так и в борьбе.

Также по теме
Сенсационный успех Крылова, досрочная победа Оливейры и второе поражение Кунченко: как прошёл турнир UFC в Бразилии
В столице Бразилии состоялся турнир UFC Fight Night 170. В главном поединке Чарльз Оливейра одержал досрочную победу над Кевином Ли,...

— На ваш взгляд, кто сильнее в стойке — вы или Уокер?

— Не очень люблю сравнивать себя с кем-то. Понимаю, каким я был некоторое время назад и каким становлюсь сейчас. Я вижу свои рост и развитие, это главное.

— В чём именно вы добились прогресса?

— Как минимум в умении подводить себя к поединкам в идеальных кондициях. В данном случае повлияло то, что тренировочный лагерь прошёл в Майами. В плане климата это место и Бразилия довольно схожи, поэтому по прилёте на турнир чувствовал себя комфортно. Уверен, если бы отправился в Южную Америку прямо из России, было бы значительно сложнее.

— В каком зале готовились?

— American Top Team.

— С кем удалось поработать?

— По большей части общение проходило с главным тренером ATT Конаном Сильвейрой. Одним из основных спарринг-партнёров был экс-чемпион Bellator в среднем весе Рафаэль Карвальо, который сейчас выступает в полутяжёлом. Неплохой ударник, чувствует дистанцию, у него длинные руки (размах 198 см. — RT). С ним было очень комфортно готовиться. При этом обошлись без лишних заруб и травмоопасных движений. Также был ещё один парень по имени Витор, превосходящий Уокера в росте на десять сантиметров. Но с ним работали в более лёгком режиме.

— После прихода в UFC Уокер одержал сразу несколько побед, после чего его стали считать будущим претендентом на титул. Вы разделяли такое мнение или уже тогда были уверены, что у него слишком много слабых мест?

— Наверное, пробелы видел с самого начала, но акцентировал на них внимание уже в процессе подготовки. По большому счёту любого спортсмена из топ-10 можно смело записывать в число возможных претендентов на пояс. Почти каждый из них сможет дать бой в сражении за титул. Что касается Уокера, то мне сразу захотелось с ним подраться.

— Значит, переговоры об организации дуэли с Уокером прошли легко?

— Когда поступило предложение от UFC, время на раздумья понадобилось не мне самому, а моей команде. Тренеры взвесили все за и против, но я уже тогда был уверен, что мы встретимся в октагоне.

— К битве с Уокером вы подходили, имея в пассиве поражение от Гловера Тейшейры. Как считаете, результат был справедливым?

— Мне достаточно того, что вердикт оказался именно таким. Не хочу рассуждать о действиях других людей, мне нужно выполнять свою работу. Если я смотрелся недостаточно убедительно, то это моя проблема.

— Вы пересматривали дуэль с Тейшейрой?

— Несколько раз делал это. Лично я увидел там ничью. Не могу сказать, что это была победа. Но при этом понимаю, из-за чего судьи могли встать на сторону Гловера. Бой действительно был очень близким.

— Показалось, что в сражении с Тейшейрой вы зачастую действовали слишком осторожно, а в этот раз, наоборот, старались работать исключительно первым номером. Это был совет тренеров?

— В бою с Тейшейрой имели место определённые обстоятельства, связанные со здоровьем. Иногда мне приходилось отступать, пятиться, а атаковать я не мог из-за самочувствия. Кроме того, тогда не было задачи давить Гловера.

— Почему решили, что это будет уместно в битве с Уокером?

— Джонни комфортно чувствует себя, когда ты предоставляешь ему пространство или стоишь прямо перед ним. Но он менее уверенно действует под прессингом. Поэтому было решено поддавливать его, по возможности переводить на землю и удерживать там.

— В концовке боя с Тейшейрой один из ваших наставников закричал: «Сдуреть!». Что это значило?

— Это был мой тренер по физподготовке. Один из призывов, которые мы используем внутри коллектива. Таким образом наставник мотивирует спортсмена на выполнение тяжёлого упражнения, на последнем повторении. «Сдуреть» — выплеснуть все оставшиеся силы. Примерно то же самое он требовал от меня тогда.

— Наверняка тренеры отмечают недоработки после каждого боя. Что они сказали после победы над Уокером?

— Мы ещё не проводили собрания. В мире происходит что-то необъяснимое, поэтому я торопился уехать на родину. Не получилось связаться с российским тренерским штабом.

— А что сказали в ATT?

— Все довольны. Понимали, что Уокер — достаточно жёсткий боец. Нужно очень чётко придерживаться плана, чтобы взять верх над ним. Специалисты отмечали, что вся дуэль прошла согласно плану.

— После победы над Уокером вы поднялись на десятое место в рейтинге UFC. Как отреагировали?

— На данный момент занимаю своё место. А потом посмотрим, смогу ли подняться выше.

— Недавно вы опубликовали сообщение в Instagram, в котором вызвали на бой Кори Андерсона. Почему именно он?

— Считаю, что бросить вызов можно тому спортсмену, по отношению к которому ты испытываешь определённые эмоции. Не могу сказать, что это неприязнь. Но в целом не очень симпатизирую Андерсону. Особенно учитывая его поведение и слова в мой адрес по окончании битвы с Уокером. Поэтому не вижу ничего плохого в ответной реакции.

— Конфликт между вами начался после шоу в Бразилии или раньше?

— Ещё до этого он высказывался обо мне, говорил, что я дерусь с недостаточно известными атлетами. В результате предложил сразиться ему, чтобы напротив меня оказался достойный оппонент.

— Он вам ответил?

— Пока нет.

— Вы не обращались в UFC с просьбой организовать этот поединок?

— Думал, что скажу это после боя, но мне не дали слова. Понимаю, что сейчас у промоушена много забот, нет смысла забивать ему почту своими пожеланиями. Из-за коронавируса многие бойцы лишились возможности выступить, значит, на следующие шоу будут очереди. Считаю, что именно этим спортсменам надо предоставить возможность первыми войти в октагон.

— После шоу в Бразилии UFC провёл фотосессию, на которой вы были запечатлены с двумя флагами — России и Украины. Как обстоят дела с вашим получением российского паспорта?

— Никак. В прошлом году мы запустили этот процесс, мне выделили квоту на получение российского паспорта. Но ввиду занятости и большого числа разъездов не смог сдвинуть это дело с мёртвой точки. Ведь мне нужно было находиться в России на протяжении длительного времени, собрать пакет документов. Но 2019-й у меня был как никогда насыщенным.

— Чем именно?

— Провёл несколько сборов в заграничных командах, посетил Институт подготовки спортсменов Абсолютного бойцовского чемпионата (UFC PI. — RT). Так что к концу года квота слетела, а чтобы получить её снова, нужно начинать всё сначала.

— Других вариантов нет?

— Ввиду моей принадлежности к Луганской и Донецкой областям есть возможность ускоренного получения гражданства. Мне могут выдать местный паспорт здесь, а в течение трёх месяцев — российский. Но этим тоже нужно заниматься.

— Следовательно, на данный момент у вас только украинский паспорт?

— Да. Но, несмотря на всё происходящее, для меня Россия и Украины неразделимы. Люди, которые позволяют замариновать себе мозги и убедить, что русский и украинский — разные народы, очень сильно ошибаются. Если однажды мы поверим в подобное, это станет большой бедой.

— Как на Украине восприняли ваше желание получить российский паспорт?

— Смотря кто. Мои друзья, товарищи и знакомые никак не отреагировали, ведь сам человек не меняется вместе с гражданством. Они вряд ли подумали, что я переобулся. Возможно, другие и высказывались об этом, наверняка не очень лестно.

— Сейчас во всём мире обсуждают угрозу коронавируса. Вы находитесь в Луганске. Как обстоят дела там?

— Кажется, даже закрывают границу между ДНР и ЛНР. Хочу верить, что всё это временно. Но можно сказать, что этот тренд приходит сюда. Всё больше слышно о карантине, с понедельника закрыты общественные места — залы, кафе, рестораны и тому подобное.

— Есть ощущение, что народ начинает понемногу поддаваться панике?

— В целом да. Народ волнуется.

— Как вы сами к этому относитесь?

— Стараюсь не думать об этом. Считаю, в наибольшей степени коронавирус передаётся через телевизор. Больший риск заразиться имеет тот, кто постоянно думает об этом.

— На данный момент турнир в Бразилии стал последним, который UFC провёл после начала эпидемии коронавируса. Как в тот момент обстояли дела в стране?

— Нормально, всё было тихо. Ближе к турниру стали появляться новости на эту тему. За сутки до начала несколько раз проскакивала информация, что шоу может быть отменено.

— Каково было выступать при пустых трибунах?

— Неплохо. Не могу сказать, что сложнее, чем при зрителях.

— Некоторые спортсмены говорят, что им легче выступать при пустом зале. А как удобнее вам?

— Не знаю, имеет ли это значение. Наверное, без болельщиков немного проще. Нет шума, ты хорошо слышишь угловых, ничто не отвлекает тебя. Тем не менее фанаты придают особую энергетику. Драться можно и так и так, но мне понравилось, как прошёл турнир в Бразилии. Если отбросить тот факт, что причина была в эпидемии, всё было очень организованно.

— Что именно?

— Тейпировали спортсменов в отеле. За два боя до схватки мы отправились на стадион. Ехать было всего пять минут. Пришли на арену — пустые раздевалки, людей почти нет. Быстро размялись. Всё произошло довольно собранно, не было времени на лишние мысли.

— На том шоу девять первых битв завершились судейским решением, а бойцы действовали предельно собранно и методично. Не думаете, что причиной этого было отсутствие зрителей?

— Сложно сказать. Возможно, это произошло и потому, что трибуны не гнали вперёд. Но, быть может, причина была в засилье бразильских спортсменов, большинство из которых предпочитают борьбу. Но однозначно заявить не могу. Ведь и раньше были шоу, на которых случались лишь одна-две досрочные победы.

— Вы обсуждали проведение турнира без болельщиков с кем-то из других участников турнира?

— Мельком виделись с Мариной Мороз, Алексеем Кунченко. По-моему, им всё понравилось. Безусловно, помимо судейского решения в схватке Алексея с Элизеу Дос Сантосом.

— Вы сами тогда не беспокоились о своём здоровье?

— А зачем? Зона риска — пожилые люди и те, у кого слабый иммунитет. Это лишь стимул к тому, чтобы держать себя в тонусе, есть правильную пищу, оставаться физически активным. Кроме того, ежедневно погибает огромное количество людей. Каждому может упасть кирпич на голову. Поэтому не вижу смысла обматываться скотчем и стараться не дотрагиваться до других людей. Я таким не занимаюсь.

— На днях стало известно об отмене поединка между Нурмагомедовым и Фергюсоном. В связи с этим начинают в шутку предполагать, что сами боги не хотят проведения боя между Хабибом и Тони. Не считаете, что им не суждено сразиться?

— У меня тоже проскальзывают такие мысли. Но остаётся лишь следить за развитием ситуации. Посмотрим, как всё сложится в будущем.

— Считается, что Фергюсон — единственный боец в категории до 70 кг, который может победить Нурмагомедова. Согласны?

— Как и Хабиб, Тони — один из сильнейших легковесов. Можно сказать, что в этой схватке определится имя лучшего представителя дивизиона на данный момент. Победная серия Фергюсона, идеальный рекорд Нурмагомедова — всё говорит об этом.

— Конор Макгрегор и Джастин Гэтжи слабее Фергюсона?

— Американец — относительно новое имя в этой категории. Да, у него достаточно боёв, но он всё равно уступает и Фергюсону, и Нурмагомедову. А Конор уже бился с Хабибом. Если он сможет добиться реванша, то посмотрим, насколько силён его бойцовский интеллект.

— Чтобы обеспечить себе поединок с чемпионом, Макгрегору будет достаточно победить Гэтжи?

— Думаю, да. Считаю, что на данный момент Джастин является следующим претендентом. Если Конор возьмёт над ним верх, то заберёт себе это звание.

Также по теме
«Александр переживает не лучшие годы своей карьеры»: Бичуев о COVID-19, форме Емельяненко и его спарринге с Кадыровым
В свои лучшие годы Александр Емельяненко входил в число элитных бойцов ММА и мог бы претендовать на титул в UFC. Такое мнение в...

— На прошлой неделе стало известно, что Джон Джонс был арестован по подозрению в вождении в нетрезвом виде и хранении оружия. Вас это удивило?

— Стараюсь не рыться в чужом грязном белье, поэтому не осуждаю его поведение. У него своя жизнь.

— Ранее вы говорили, что Джонс изменился и уже не так страшен, как раньше. После схватки с Домиником Рейесом ваше мнение по этому поводу укрепилось?

— Да, но дело может быть не только в нём, но и в уровне соперников. Ведь Джонс всё равно выигрывает, показывает яркие бои, сохраняет при себе чемпионский пояс. Быть может, он менее голоден. Но битвы с Рейесом и Тиаго Сантосом показали, что в сражении с Джонсом нужно идти вперёд и заставлять его работать в своём темпе. Если давать ему действовать с позиции силы, ничего не выйдет.

— На ваш взгляд, судьи правильно отдали Джонсу победу?

— В большей степени. Рейес провёл отличную схватку, но было ощущение, что поднимут руку Джонса. Считаю, что всё было справедливо.

— Казалось, что после такого боя UFC даст реванш Рейесу, но потом яркую победу над Андерсоном одержал Ян Блахович. На ваш взгляд, кто должен получить право сразиться за пояс?

— Думаю, сейчас право побороться за титул может получить Блахович, а Рейес — помериться силами с Сантосом. Промоушену интереснее каждый раз ставить новых соперников против чемпиона.

— На данный момент Джонс занимает первое место в рейтинге pound for pound (вне зависимости от весовых категорий), а Нурмагомедов расположился на втором месте. Справедливо?

— Да. Всё же Джон выступает в полутяжёлом весе, а Хабиб — в лёгком. Если говорить об опасности бойца вне весовой категории, Нурмагомедову было бы крайне сложно в битве с Джонсом. Даже несмотря на тот факт, что в перерывах между боями их разница в весе меньше, чем заявленные 22 кг. 

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Загрузка...
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить