«Санкт-Петербург абсолютно готов»: Чеферин о финале ЛЧ-2021 в России, новом клубном турнире и векторе развития УЕФА

Союз европейских футбольных ассоциаций (УЕФА) решил провести финал Лиги чемпионов 2021 года в Санкт-Петербурге, так как в городе превосходная инфраструктура, а для болельщиков это будет интересная поездка. Об этом в интервью RT заявил глава УЕФА Александер Чеферин. Он отметил, что организация приложит все усилия, чтобы успешно провести чемпионат Европы 2020 года одновременно в 12 странах, а также рассказал, зачем создаётся третий клубный континентальный турнир — Лига конференций.
«Санкт-Петербург абсолютно готов»: Чеферин о финале ЛЧ-2021 в России, новом клубном турнире и векторе развития УЕФА
  • Александер Чеферин
  • AFP
  • © Fabrice COFFRINI

— Наше интервью проходит в Нижнем Новгороде — одном из 11 российских городов, принимавших чемпионат мира по футболу 2018 года. Чемпионат Европы 2020 года пройдёт в 12 городах, но целого континента, и для вас он станет первым в качестве главы УЕФА. Насколько сложно будет провести турнир в таком количестве городов одновременно?

— Хотя турнир и будет интересным, как любопытна и сама идея отметить 60-ю годовщину континентального первенства, проводить его будет очень непросто, уж поверьте: разные страны, разные законы, разная валюта. Это тяжёлая работа для нашего коллектива, но мы надеемся, что этот Евро запомнится надолго.

— Предположим, сборная одной из стран — хозяек чемпионата, например Азербайджана, не сможет пройти квалификационный этап...

— На этот счёт ничего сказать не могу.

— Конечно, в футболе бывают чудеса, но, если принимающая страна не пройдёт квалификационный этап, насколько усложнится работа организаторов с точки зрения логистики?

— Для логистики дополнительных проблем особо не возникнет. Проблема в том, что, когда команда принимающей страны не проходит квалификацию, страдает атмосфера соревнования. Но нужно отметить, что во время чемпионата Европы посетить стадионы смогут 3 млн человек. Уже к июлю мы получили 19 млн заявок на билеты. Несомненно, всё будет распродано. Конечно, я бы хотел, чтобы квалификацию прошли как можно больше принимающих стран, но повлиять на это невозможно.

— Разумеется, всё будет решаться на футбольном поле. В четверг подопечные Станислава Черчесова в «Лужниках» примут сборную Шотландии и в случае победы на 99% обеспечат себе участие в финальной части турнира. В России тоже пройдут матчи Евро — в Санкт-Петербурге. Как вы оцениваете готовность города к чемпионату?

— Санкт-Петербург абсолютно готов, мы видели это в прошлом году на чемпионате мира. Это был настоящий тест на готовность, и пройден он был превосходно. Я имел возможность оценить сам, поэтому в отношении российской стороны УЕФА не переживает.

Также по теме
Конкуренция в опорной зоне, шанс для Бакаева и усталость Фернандеса: три дилеммы Черчесова перед матчем с Шотландией
В четверг сборная России проведёт матч 7-го тура отборочного этапа Евро-2020 с командой Шотландии. Победа в нём практически обеспечит...

— Если подумать, петербургский стадион уникален, потому что на нём уже проводились и Кубок конфедераций, и чемпионат мира, а в скором времени пройдут матчи Евро и финал Лиги чемпионов. Почему вы выбрали именно эту арену?

— Прежде всего федерация должна подать заявку на один стадион, и Россия выдвинула Санкт-Петербург, но позже мы решили провести там ещё и финал Лиги чемпионов, потому что это будет отличный опыт. Мы понимаем, что он должен проходить в разных странах Европы, но в то же время необходимо место с превосходной инфраструктурой и чтобы для болельщиков это была интересная поездка.

— Вы стоите во главе очень крупной и значимой для футбольного мира организации. С какими трудностями вы сталкиваетесь?

— Работа у меня сложная, но в то же время очень интересная. Трудности и проблемы каждый день возникают самые разные, но мы с ними справляемся благодаря силе футбола. Многие не знают, но УЕФА не входит в ФИФА. Наша организация совершенно независима, и её доходы в три-четыре раза превышают доходы ФИФА, МОК и других. Это мировые масштабы. Финал Лиги чемпионов, вне всякого сомнения, крупнейшее спортивное событие в мире. Конечно, сложности есть. Но когда я устаю или проблем слишком много, я вспоминаю, что другие сами заплатили бы за то, чтобы делать мою работу. Так что нужно не жаловаться, а работать, что я и делаю.

— Вы сказали, что финал Лиги чемпионов — крупнейшее событие в мире спорта. Но УЕФА не стесняется рушить стереотипы и запускать новые турниры. И это касается не только Лиги наций, но ещё и третьего еврокубка среди клубов. Это часть вашей стратегии как главы УЕФА — дать больше возможностей небольшим клубам?

— Самое главное и самое сложное для нас — это баланс в конкуренции. То, что одни клубы настолько богаты, а другие становятся всё беднее, — в долгосрочной перспективе для футбола большая проблема. Небольшим странам... хотя и большим, как, например, Россия, нужно проводить больше международных матчей. Ведь они позволяют получать гораздо большие доходы, сотрудничать с более крупными спонсорами, что даёт возможность вкладывать больше средств в молодёжный футбол и в развитие спорта.

Полагаю, этот турнир получится очень интересным. Он будет называться Лига конференций Европы. Для чего он нужен? Концепция в том, чтобы задействовать больше регионов, команды из которых затем смогут подняться и заявить о себе. Я считаю, что для небольших или, скажем, средних команд это будет очень сложно, но крайне интересно.

— То есть у меньших команд (скажем, из России, Румынии, Болгарии или Греции) наконец-то будет шанс на какой-то стадии встретиться с мюнхенской «Баварией», мадридским «Реалом» или «Ювентусом»...

— Нет, это полноценный третий еврокубок — от начала до самого финала. Такое возможно, только если «Бавария» окажется в третьем еврокубке. Но результаты, которые команды будут показывать как в этом турнире, так и в Лиге Европы, могут позволить им подниматься выше и выше.

— Это нечто совершенно уникальное для футбольного мира. Раньше проводился Кубок Интертото, и успешным его нельзя было назвать. Но вы всё равно считаете, что новый турнир будет удачен?

— Да, он будет отличным. На начальном этапе, конечно, финансировать его придётся из средств Лиги чемпионов, но затем перед нами откроются безграничные возможности для сотрудничества с локальными спонсорами. Матчи между локальными командами могут быть гораздо интереснее, чем противостояние уровня «Баварии» и «Барселоны», если это международный матч, который проводится в регионе. Так что я настроен довольно оптимистично.

— Я только что вернулся из Екатеринбурга. И местные жители очень хотят увидеть матчи еврокубков. Они говорят, что это могло бы всерьёз изменить клуб и город! Энтузиазма много. Вы возглавили УЕФА совсем недавно, в 2016-м. Когда вы росли, чем был футбол для вас? Я знаю, что вы не то чтобы футбольный человек в привычном понимании. Но какие у вас были интересы? Кто производил на вас наибольшее впечатление, кто был вашим любимым игроком?

— Футбол был моей страстью, пожалуй, с 1974 года. Первый чемпионат мира, который я помню, проходил в Аргентине в 1978-м. За футболом мы следили. В Югославии в то время мы вообще следили за любым спортом и тренировки проводили в любом виде спорта. Вы в силу возраста, наверное, не помните, но в Советском Союзе, думаю, была схожая ситуация. Мы хорошо себя проявляли в любом виде спорта. Но футбол всегда был чем-то особенным. Я всегда говорю: если лёгкая атлетика — королева спорта, то футбол, безусловно, король.

— И сейчас вы руководите значительной частью этого королевского спорта...

— Стараюсь.

— А когда и как вы поняли, что хотите этим заниматься?

— Всё произошло очень быстро. Поначалу я даже не думал, что стану президентом словенской футбольной федерации. Там был кризис — и понадобился юрист, независимый человек. А пять лет спустя то же самое произошло в мире футбола: половину футбольных администраторов арестовали, скандал был громкий. И коллеги из разных федераций Европы обратились ко мне с просьбой прийти и возглавить УЕФА.

Также по теме
Берлин в игре: Германия проведёт чемпионат Европы по футболу 2024 года
В швейцарском Ньоне завершилось заседание исполнительного комитета УЕФА, на котором была выбрана страна — хозяйка чемпионата Европы по...

Я всегда рассказываю забавную историю, которую слышал от словенского посла. Дипломаты в Германии делали ставки, у кого из словенцев шансы на победу выше. Баллотировались одновременно кандидат в Генсекретари ООН Данило Тюрк, жена Дональда Трампа, которая могла стать первой леди США, и я — в президенты УЕФА. Итоги ставок: в ООН у словенца шансы на победу 50%, у Меланьи — 20%, а у меня шансов никаких. А получилось, что я победил, она стала первой леди без выборов, а кандидат в Генсекретари ООН проиграл.

Всё произошло так быстро, и с тех пор я о будущем уже не переживаю, потому что жизнь преподносит интересные варианты.

— Вы, можно сказать, выровняли лодку?

— Думаю, да. Знаете, то, что в этом году в Риме на вторых выборах у меня была стопроцентная поддержка, о многом говорит. Ведь таких людей не заставишь тебя поддерживать, если они этого не хотят. Так что сейчас лодка идёт ровно, но никогда не знаешь, что ждёт впереди. Чем дальше идёшь, тем сильнее ветер.

— Вы выровняли лодку, но каким вы видите будущее УЕФА? Если учитывать новые турниры и появление новых технологий, чего нам как болельщикам ждать в будущем?

— Нам важно оцифроваться и принять, что наши дети совсем не такие, как мы. Они уже по два часа телевизор не смотрят. Нужно изучить цифровой подход, разобраться, как делать какие-то акценты. Нужно как-то обеспечить конкурентный баланс, поскольку иначе одни профессиональные клубы будут невероятно богаты, а другие окажутся на грани выживания. Так что вызовов перед нами много, но я уверен, что футбольное будущее УЕФА светлое. Конечно, постоянно поддерживать одни и те же темпы роста невозможно, но перспективы хорошие.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Добавьте RT в список ваших источников
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить