Показания водителя, свидетельства официанта и ложная тревога: как прошёл третий день слушаний по делу Кокорина и Мамаева

В Пресненском районном суде Москвы прошло заседание по делу футболистов Павла Мамаева и Александра Кокорина. В ходе слушаний был допрошен один из потерпевших — водитель Виталий Соловчук. Когда он давал показания, заседание было прервано из-за ложного сообщения о минировании здания. А официант «Кофемании», ставший свидетелем драки в кафе, рассказал о судьбе стула, которым нападающий «Зенита» ударил чиновника Дениса Пака.
Показания водителя, свидетельства официанта и ложная тревога: как прошёл третий день слушаний по делу Кокорина и Мамаева
  • © Григорий Сысоев / РИА Новости

«Кокорин кричал: «Не вздумай заявлять в полицию»

На третьем заседании Пресненского районного суда по делу футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева был опрошен один из ключевых фигурантов — потерпевший Виталий Соловчук, водитель ведущей Первого канала Ольги Ушаковой. Именно его компания избила на выходе из бара «Эгоист». В результате мужчина получил закрытую черепно-мозговую травму, перелом костей носа и ушибы мягких тканей лица. В зале суда он представил свою версию происходивших рано утром 8 октября событий, когда он привёз Ушакову на телеэфир, а сам дожидался её возле гостиницы «Пекин».

«Около семи часов утра открылась задняя правая дверь, и в машину села незнакомая девушка. От неё исходил запах алкоголя. У неё была сбивчивая, несвязная речь. Спросила, таксист ли я. Ответил, что нет. Она сказала, что ей холодно, я попросил её покинуть автомобиль. Она повторила, что ей холодно и она останется. Обращался к ней вежливо и культурно. Потом молодой человек открыл дверь, взял её за руку и сказал, что это не их машина. Они ушли», — поведал Соловчук.

По словам водителя, затем он услышал звук бьющегося стекла и вышел из машины, чтобы выяснить, не был ли задет автомобиль. Навстречу ему вышли Кокорин и Мамаев, и после короткого разговора началось избиение, рассказал Соловчук.

«Последовало несколько ударов в область лица. Удары наносились кулаками, но всё происходило очень быстро, и я начал убегать к машине, выбежал на тротуар. Обернувшись, увидел, что за мной бегут Мамаев и Кирилл (Кокорин, брат Александра. — RT). Далеко я не ушёл, потому что машина была заведена. Да и смысл бежать? Когда они за мной гнались, Мамаев споткнулся и упал. Кирилл попытался меня ударить, я оттолкнул его рукой. Мамаев подбежал, подпрыгнул и ударом то ли руки, то ли ноги сбил меня с ног», — вспомнил водитель.

Пострадавший заявил, что его избивали порядка десяти минут, в том числе наносили удары ногами, параллельно поучая его. Сам же водитель, по его словам, не пытался дать сдачи, а лишь закрывался руками.

«У меня было сотрясение, сломан нос, кровоподтёки по всему лицу. Нос сломался после удара Мамаева. Когда меня подняли, я стоял, наклонившись вперёд, вытирал лицо. В этот момент увидел, как Мамаев бежит, замахивается и бьёт меня ногой по лицу. После этого пошла кровь, я услышал хруст. Понял, что у меня сломан нос», — рассказал Соловчук.

Водитель опроверг версию других свидетелей, согласно которой конфликт начался с того, что он назвал молодых людей «петухами». При этом адвокат уточнил у потерпевшего, считает ли он данное слово оскорбительным, и тот ответил утвердительно. Также пострадавший объяснил, почему решил извиниться перед нападавшими.

«Не помню, кто конкретно, но порывались ещё нанести удары. Я извинился, чтобы ретироваться оттуда, потому что от этого зависели мои здоровье и жизнь. Как Кокорин поучал меня? Я не помню слов, помню, что были нравоучения. Не об этом думал. Как и любой другой человек в таком состоянии, не отдавал себе отчёта», — отметил Соловчук.

Наконец водитель вспомнил, что, когда уезжал с места событий, Кокорин-старший крикнул: «Не вздумай заявлять в полицию».

Заявление о минировании 

Далее ход слушаний был прерван неожиданным заявлением о возможном минировании суда. Всех присутствующих тут же эвакуировали, в том числе обвиняемых, хотя Мамаев то ли в шутку, то ли всерьёз попросил оставить их на месте. Они были выведены из зала через 40 минут после начала эвакуации. В результате помещение пришлось проверять служебным собакам.

«В связи с поступившим сообщением о заложенном в здании взрывном устройстве осуществлена эвакуация посетителей и сотрудников суда. После проведения правоохранительными органами всех необходимых проверочных мероприятий суд возобновит свою работу, в том числе и рассмотрение уголовного дела в отношении Кокориных, Мамаева и Протасовицкого», — заявили в пресс-службе суда.

В итоге взрывчатых веществ в здании обнаружено не было, и заседание возобновилось спустя пару часов после неожиданной паузы.

«Встречаюсь с вами третий раз, и вы по-прежнему не можете сказать, куда я вас бил»

Тут же адвокаты продолжили задавать вопросы Соловчуку. В частности, защищающий интересы Кокорина-младшего Вячеслав Барик поинтересовался, работал ли в автомобиле в момент конфликта у стриптиз-бара видеорегистратор. 

Также по теме
«Безумно обидно за парней»: что говорили после второго заседания по делу Кокорина и Мамаева
Александра Кокорина и Павла Мамаева необходимо наказать, но нельзя портить им жизнь, заявил актёр театра и кино, известный футбольный...

«Я не понимаю этих вопросов. Вы клоните к тому, что какие-то фрагменты могли быть удалены? В деле есть заключение экспертов, где написано, что никакие файлы с флеш-накопителя не удаляли», — заверил пострадавший. 

Также водитель признался, что не интересуется футболом, а потому не узнал Кокорина с Мамаевым, но слышал о скандальной истории в Монако, в которую спортсмены попали в 2016-м. 

Помимо этого, Соловчук заявил, что потратил около 400 тыс. рублей на лечение после избиения. При этом принимать денежную компенсацию от обвиняемых мужчина не стал.

«Ещё не закончено лечение, и пока непонятно, что со здоровьем. Нос был раздроблен. Нужно делать операцию. Отказ от судмедэкспертизы? Я отказался, поскольку прошло уже три недели после нападения и, кроме носа и колена, никаких признаков не осталось», — объяснил пострадавший.

Пару вопросов Соловчуку задали и обвиняемые. Так, Кокорин-старший усомнился в верности показаний водителя, поскольку тот затруднился сказать, куда именно его ударил футболист. 

«Я с вами третий раз встречаюсь, и вы по-прежнему не можете чётко сказать, куда я вас бил. Вы можете хотя бы сейчас ответить? Видимо, плечо и ухо я зацепил одним ударом», — возмутился Кокорин.

Закончился же допрос потерпевшего тем, что обвиняемые ещё раз принесли ему свои извинения.

«Готов выплатить компенсацию, готов к иску. Хочу обратиться к Виталию, чтобы на основе видеозаписи он вспомнил все детали произошедшего и дал уже более правдивые показания, поскольку Александр Кокорин по ходу всего конфликта лишь пытался его погасить и не имеет к нему практически никакого отношения», — заявил Мамаев.

«После конфликта отнёс стул в подсобку»

Следом в зале суда выступил ещё один свидетель — официант «Кофемании» Ринат Токтаров. По его словам, в момент конфликта молодых людей с чиновниками Денисом Паком и Сергеем Гайсиным он практически всё время находился рядом с Кириллом Кокориным и пытался его успокоить. 

Также по теме
«Доказательства вины превратились в ничто»: о чём говорили адвокаты после второго заседания по делу Кокорина и Мамаева
Опрос двух новых свидетелей по делу Александра Кокорина и Павла Мамаева «превратил доказательства вины футболистов в ничто», считает...

«Я встал между Кириллом и Паком. В какой-то момент у меня просто началась паника, поскольку понял, что мне предстоит в одиночестве защищать мужчину. Но по отношению ко мне никакого негатива со стороны компании не было. Я успокаивал Кокорина-младшего. Он рукой ударил Пака в область лица, но точно сказать уже не могу», — поведал молодой человек.

Рассказал официант и о судьбе стула, которым Кокорин-старший ударил чиновника. 

«Я начал уборку. В этот момент за столики садились люди, и уже пошли слухи, что участниками конфликта стали именно Кокорин и Мамаев. А что произошло с тем стулом, я не знаю. В момент конфликта он был у меня, но во время уборки отнёс его в подсобку. Так у нас положено», — отметил свидетель. 

Подтвердил официант и тот факт, что после конфликта стороны примирились и пожали друг другу руки. Также молодой человек рассказал, что одна из девушек сидела «в районе паха» у Кокорина-старшего, и назвал сумму, которая компания потратила в «Кофемании» — 18 тыс. рублей.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить