На перепутье: почему новый сезон станет испытанием для российских фигуристок

Грядущий сезон, скорее всего, будет серьёзным испытанием для ведущих российских фигуристок. Анна Щербакова и Алёна Косторная вынуждены были согласиться на операции из-за старых травм. При этом велика вероятность, что на лёд обе не выйдут до конца года. В свою очередь, Александру Трусову и Камилу Валиеву ждёт непростое возвращение в спорт и не в последнюю очередь — с психологической точки зрения. И неизвестно, кому из них придётся сложнее, учитывая тот факт, что работать предстоит под руководством Этери Тутберидзе.
На перепутье: почему новый сезон станет испытанием для российских фигуристок
  • РИА Новости

Для российских фигуристок топ-эшелона (и прежде всего для тех, кто выступал на Олимпийских играх в Пекине, а это Анна Щербакова, Александра Трусова и Камила Валиева) грядущий сезон станет, похоже, периодом зализывания ран. Никому из перечисленных спортсменок нет никакого смысла объявлять о завершении карьеры, за ними минимум на год сохраняются все стипендии и гранты. К тому же в ситуации отстранения от всех крупных стартов сезон в определённой степени теряет для лидеров своё значение. Но для того, чтобы во взрослом возрасте продолжать полноценную карьеру, нужно быть полностью здоровым — это аксиома.

Первой на радикальные меры решилась чемпионка ОИ-2022. Щербакову прооперировали в Германии из-за разрыва заднего рога мениска. Процедура прошла успешно, но срок восстановления может составить до четырёх месяцев. Ведущий спортивный хирург страны профессор Сергей Архипов в разговоре с RT подчеркнул, что это хотя и неприятная травма, но не несущая серьёзного риска для спортивного будущего.

«В отличие от повреждений боковых менисков, где фактически отсутствуют кровеносные сосуды, большой рог сшивают, и он срастается. Период рубцевания — шесть недель, но есть нюанс. Чтобы рубцовая ткань превратилась в сухожильную и держала нагрузку, период восстановления до выхода на лёд и возобновления тренировок должен составить от трёх до четырёх месяцев», — объяснил врач.

Также по теме
«Если не получается, никогда не истерю»: Косторная — о лени и «старости», своих фразах, операции и переломах
Желание сделать на тренировке какой-то элемент, который не удался с первого раза, порой превращается в одержимость. Об этом в интервью...

Щербаковой повезло куда больше, чем Алёне Косторной, которой тоже требуется операция. Хирургическое вмешательство по поводу разрыва вертлужной губы тазобедренного сустава могли провести чемпионке Европы ещё в первой половине июля, но в клинике ФМБА, обслуживающей атлетов российских сборных, не оказалось необходимых расходников. Потом выяснилось, что один из анализов Алёны требует того, чтобы был выдержан десятидневный карантин, и дата операции сдвинулась на вторую половину августа. Сейчас же, по словам Елены Буяновой, в группе которой с нынешнего сезона катается Алёна, карантинные сроки в системе ФМБА ужесточились и возможность лечь в больницу отодвигается ещё на три недели, а то и на месяц.

Наверное, можно было бы подключить к решению данного вопроса Федерацию фигурного катания, как это было сделано по отношению к олимпийской чемпионке, и найти альтернативу «домашнему» лечению, но, скорее всего, вариант этот не слишком реальный: всем титулам Косторной уже два года. В прошлое с ними вполне могли уйти и привилегии.

Сумеет ли Щербакова вернуться в соревновательный режим, пропустив сезон, — вопрос открытый. Во-первых, нужно ли это ей? А во-вторых, существует фактор, который несколько лет назад очень чётко сформулировала та же Буянова.

«Знаете, как бывает: ты шёл-шёл-шёл к цели, достиг её и дал себе слабинку. Кажется, вроде бы ерунда: сделаешь в нужный момент шаг обратно — и опять будешь в прежней жизни. А это совсем не так», — отметила специалист.

Слабиной в этом контексте можно считать множество вещей: отказ от привычного тренировочного режима и, как следствие, нагрузок, переключение на совершенно иную жизнь, в которой у спортсменов очень быстро появляются дополнительные интересы, и, наконец, большие деньги и соблазнительные коммерческие предложения.

Парадокс, но рекордсменкой по всему перечисленному выше сейчас выглядит не Щербакова, а проигравшая ей в Пекине Трусова. С чисто спортивной точки зрения Саша с её выдающимися физическими данными и пятью четверными имеет наиболее реальные шансы, чтобы остаться ещё на четыре года и выиграть наконец эту проклятую золотую медаль, ускользнувшую от неё в феврале. Награда, безусловно, — мощнейший стимул, но парадокс в том, что встроиться в послеолимпийскую реальность Трусовой может быть сложнее, чем всем остальным соперницам вместе взятым.

Дело здесь не в том, что Саша стала после Игр медийной персоной номер один. Есть и чисто спортивная причина: после прекрасного произвольного проката на ОИ и пяти приземлённых четверных любое уменьшение количества будет воспринято как шаг назад — так устроена человеческая психология. Спасти ситуацию способен какой-то качественный скачок: в постановке программ, интерпретации, сложности композиции. Это грандиозная работа, которой Трусова после ОИ, очевидно, не занималась. Да, она раскрепостилась внутренне, наконец-то почувствовав всенародную любовь, пришедшую на смену постоянным упрёкам в самодеятельности, но, вернувшись к привычным тренировкам, фигуристка по определению будет выглядеть слабее, чем была. А возможно, слабее, чем кто-то другой. С такими спортсменками, как показывает практика прошедших лет, в «Хрустальном» не церемонятся, невзирая ни на какие заслуги.

Опять же, остаётся открытым вопрос: хочет ли продолжения карьеры сама Саша? Готова ли она снова загнать себя в жёсткие рамки совершенно драконовской дисциплины, не имея никакой гарантии, что вернуться в международный спорт у страны получится в ближайший сезон или два? А главное, позволит ли здоровье выйти на уровень, который не будет выглядеть вторичным? Ведь травма голеностопа, серьёзно беспокоившая фигуристку перед ОИ, так и не была окончательно залечена. Как показывает практика, рецидивы в таких случаях случаются довольно часто.

Самая драматическая фигура олимпийского сезона — это, безусловно, Валиева. Если бы Камила после двух совершенно потрясающих выступлений в Пекине выиграла личный турнир, Игры обернулись бы драмой для кого-то другого, а сама она стала бы героиней, легендой и человеком, который имеет все основания самостоятельно определять собственную судьбу. Пока же это делают другие. Все нынешние комплиментарные ремарки в сторону фигуристки, что она и без личной победы олимпийская чемпионка, — это несколько преждевременная и довольно коварная игра: высший титул до окончательного вердикта как бы висит на ниточке, которая в любой момент может оборваться. И сама Камила совершенно не будет в этом виновата.

Также по теме
Мечты Загитовой об интервью с президентом, встреча Валиевой и Овечкина: что обсуждают в мире фигурного катания
Алина Загитова призналась, что хотела бы однажды взять интервью у президента России Владимира Путина, но отметила, что для этого ей...

Именно поэтому я очень хочу, чтобы она осталась. Чтобы каталась до следующей Олимпиады и каталась классно. У неё для этого есть всё.

Но нынешняя Валиева — это ещё и большой квест для её собственного тренера Этери Тутберидзе. Камила за последний сезон выросла и очень повзрослела после всего пережитого на Играх. Её, как мне кажется, будет уже невозможно загнать в стандартные рамки принятых в школе принципов абсолютного повиновения и безропотного послушания. С ней придётся считаться.

Иначе говоря, именно на этом материале Тутберидзе придётся доказывать, что она умеет вдолгую работать со взрослыми, состоявшимися спортсменками. Это сложнейшая задача.

Отказаться от Валиевой нельзя, как бы сильно она ни выросла и ни растеряла прежние навыки, если такое вдруг произойдёт в межсезонье. В этом случае в представлении многих людей вина за всё, что случилось с девушкой, ляжет на плечи наставника хотя бы в силу того, что Валиева — несовершеннолетняя, а значит, крайне зависимая от взрослых решений фигуристка.

Уверена, Тутберидзе понимает всё это гораздо лучше, чем кто-либо другой: в том, что касается профессии, она не упускает ни малейших нюансов. И это, на самом деле, способно добавить российскому женскому катанию совершенно новый смысл.

Для тренера это, безусловно, вызов: ей предстоит найти мотивацию (в том числе и для самой себя) в условиях, когда какая бы то ни было мотивация, будь ты спортсмен или тренер, летит в преисподнюю. Ей нужно быть готовой к очередным репутационным ударам со стороны антидопинговых структур, если разбирательство по делу Валиевой завершится не так, как хотелось бы всем нам. У неё, наконец, занимается в Америке дочь, навещать которую (как и устраивать её судьбу) стало намного более проблематично, чем раньше.

К тому же совершенно не факт, что, даже вернувшись на большой лёд, отечественные одиночницы продолжат пользоваться той же благосклонностью со стороны судей, которая наблюдалась на протяжении предыдущих лет, — слишком сильно за прошедшее после Игр время изменилось общественное мнение.

Но тем интереснее наблюдать за тем, как будут развиваться события. В конце концов, лет пять назад Этери произнесла в интервью прекрасную фразу: «Я всегда спортсменам говорю: «У каждого из вас разные карандаши. И рисовать надо теми красками, которые есть».

Ну а далее — самое время вспомнить Булата Окуджаву:

«Вы рисуйте, вы рисуйте, вам зачтётся…»

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
dzen_banner
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить