Будни позиционной войны

Короткая ссылка
Дмитрий Лекух
Дмитрий Лекух
писатель

Обилие довольно тревожных и неприятных новостей относительно судьбы проекта «Северный поток — 2», собственно, только подтверждает не раз высказанную (в том числе и автором этих строк на страницах RТ) мысль, что противостояние вокруг «Северного потока — 2» сейчас неизбежно должно будет войти в, так сказать, позиционную фазу.

Также по теме
«Грубое, незаконное давление»: США ввели санкции против трубоукладчика «Северного потока — 2»
США расширили санкции в отношении газотранспортного проекта «Северный поток — 2». Меры направлены против российской трубоукладочной...

Это довольно логичное развитие событий, и, следовательно, стороны просто не могли к ним — к этим событиям — не готовиться, включая и фактически неизбежный новый этап заокеанских рестрикций, под которые теперь вполне ожидаемо подпадает и российское судно-трубоукладчик. При этом нет никаких сомнений в том, что санкции против баржи «Фортуна», которая сейчас достраивает газопровод «Северный поток — 2» по дну Балтийского моря (зато теперь понятно, зачем по Балтике курсирует, не вмешиваясь, «страхующий» укладку «Академик Черский», по крайней мере), вряд ли смогут остановить проект.

Но неприятностей, безусловно, добавят.

Ещё проще компании-оператору будет разобраться с «принявшим американские санкции» и самостоятельно выпилившимся из проекта германским концерном Bilfinger SE, с которым, по данным СМИ, у Nord Stream 2 AG было заключено несколько контрактов примерно на €15 млн, в том числе «на разработку, поставку и обслуживание систем безопасности». Как утверждает немецкий таблоид Bild, Bilfinger SE уже уведомил американскую сторону о том, что не собирается выполнять контракты, — ну так, в общем, и ничего страшного, ежели даже оно и так: всё это не настолько уникальная продукция, что её невозможно заменить.

Напротив, насколько мы понимаем, это была неизбежная «политическая составляющая»: подряды на таких проектах, как «Северный поток — 2», штука предельно «вкусная». И этот подряд чисто «политически» доставался именно германской компании. Так-то у Bilfinger SE конкурентов хватает, в том числе и на тех территориях, которым по многим геополитическим причинам на американские рестрикции некоторым образом наплевать.

Гораздо неприятнее, конечно, выглядит выход из проекта швейцарского страховщика Zurich Insurance Group, который, как сообщил во вторник официальный представитель компании Томас Байер, прекратил, цитируем, «оказание подпадающих под санкции США страховых услуг в связи с проектом строительства газопровода «Северный поток — 2». Но и это, что называется, «проблема, но далеко не катастрофа». Более того, это проблема, которая имеет вполне технически реализуемое решение, и это как-то довольно наивно не понимать.

И отнюдь не случайно пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков довольно флегматично прокомментировал происходящее как очередное «грубое давление». Ну и вообще, в Кремле сожалеют о рестрикциях. Но не более того.

А в «Газпроме» так и вовсе ответили, на удивление, более чем конкретно (а там обыкновенно любят информационные операции по наведению тени на плетень). «Что касается «Северного потока — 2», как вы знаете, проект находится под сильным санкционным давлением, поэтому мы довольно сильно ограничены в комментариях относительно путей его реализации. Я могу подтвердить, что «Газпром» намерен завершить этот проект, построить газопровод и поставлять по нему газ своим европейским потребителям», — сообщил в ходе конференц-кола для инвесторов один из топ-менеджеров компании.

Так что всё как было, так и продолжается довольно буднично.

Гораздо интересней другое. Вчера же стало известно о том — и это едва не потерялось в массе «медийно значимых» новостей про очередную порцию санкций, — что «Газпром», в свою очередь, и сам полностью не исключает приостановку реализации или полную отмену проекта «Северный поток — 2» в случае резкой смены политической ситуации. И об этом говорится не где-нибудь, а в меморандуме к новому размещению бондов холдинга.

А это значит, что всё довольно всерьёз.

Также по теме
«Введение незаконных ограничений растёт»: в РФ прокомментировали санкции против трубоукладчика «Северного потока — 2»
Введение санкций против трубоукладчика «Северного потока — 2» — это грубое давление со стороны Вашингтона, заявил пресс-секретарь...

«При реализации наших крупных международных проектов, таких как «Турецкий поток» и «Северный поток — 2», мы сталкивались и продолжаем сталкиваться с рисками, связанными с изменением политической ситуации в различных регионах, что приводит к напряжению между странами и изменению позиций наших партнёров и регулирующих органов по отношению к различным аспектам проектов. В некоторых случаях такие изменения могут привести к тому, что реализация проекта станет невозможной или нецелесообразной, а значит, привести к приостановке или отмене проекта», — говорится в опубликованном документе. И, что самое забавное, «Газпром» в данном случае ничуть не лукавит и ничуть не противоречит своему же высокопоставленному инсайдеру из числа топ-менеджмента, утверждавшему немногим ранее, что «Газпром» намерен завершить этот проект, построить газопровод и поставлять по нему газ своим европейским потребителям».

Потому что, во-первых, если вы обратите внимание, то в документе упоминается не только недостроенный «Северный поток — 2», но и вполне функционирующий, хоть и пока не в полном объёме, «Турецкий поток». А значит, имеется в виду период более поздних обязательств, чем на этапе строительства. Тут-то всё более или менее ясно: есть задача — и её нужно решать, если не будет обстоятельств непреодолимой силы, к которым нынешние мелкие пока что укусы и прочее грязное давление достаточно трудно отнести.

И ещё: это, безусловно, сигнал европейским партнёрам российского газового гиганта — как экономическим, так и политическим. Потому как это, вне всякого сомнения, зона их договорных обязательств.

А они пока что, кроме тёплых слов поддержки, как-то особенно ничего не делают, и этого явно недостаточно. И «Газпром» вовсе не намерен отвечать на всё санкционное давление в гордом русском одиночестве: тренды немного поменялись, и России не так уж сильно хочется в очередной раз таскать для Германии каштаны из этого вот американского огня. В конце концов, в газопроводе «Северный поток — 2» заинтересованы, безусловно, обе стороны, но европейская сторона нуждается в нём гораздо больше.

Для русских строящийся газопровод — это дополнительные деньги, это да. В которых русские, как люди разумные и прагматичные, вполне заинтересованы. Для Европы же «Северный поток — 2» постепенно становится ключевым вопросом энергетической безопасности и где-то даже сохранения остатков экономического суверенитета.

При этом и то и другое — и безопасность, и суверенитет — стоит дороже любых денег. Это, в конце концов, вопрос банального выживания — по крайней мере, ведущего промышленного кластера всего европейского сообщества, — и вот это-то совершенно точно довольно глупо не понимать. И русские, в лице того же «Газпрома», довольно справедливо недоумевают: почему даже при таких обстоятельствах мы должны решать данные проблемы в одиночку? И слова вы, ребят, говорите, конечно, хорошие. Но время как бы уже приступать потихоньку к делам. Необязательно прямо сейчас: в конце концов, сам-то трубопровод мы постараемся и так достроить. Раз уж обещали. И нам действительно приятно, когда Жозеп Боррель, как вчера, заявляет, что Евросоюз ни в коем случае не будет препятствовать реализации газопровода «Северный поток — 2». Но этого после физического завершения строительства будет уже немного недостаточно. Потому как, если что, нашей задачей после этого будет предоставить «Газпрому» техническую возможность поставить в Европу газ.

А как уж вы там его будете сертифицировать и оформлять — это второй вопрос.

И вот именно это и имели в виду, судя по всему, в «Газпроме», обозначая саму возможность проведения красных линий теперь уже и с российской стороны. Причём обозначены они, надо отдать должное, довольно чётко: если «реализация проекта станет невозможной или нецелесообразной». А тут ведь, понимаете ли, как-то неудобно напоминать, но с тех пор как русские конкурировали за европейские газовые рынки, тренд несколько поменялся. И теперь, напротив, конкурировать придётся за русский газ, и мы при этом, в отличие от американцев, не требуем ведь ещё и политической лояльности, нам этого просто не надо. Но вот чисто экономически и коммерчески ситуацию, при которой к тебе бесперебойно и не так дорого поступает по трубе дефицитный на глобальных рынках русский трубопроводный газ, надо ещё заслужить.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить