Найдётся ли управа на цифровые монополии

Короткая ссылка
Дмитрий Дробницкий
Дмитрий Дробницкий
Политолог, американист

Американское антимонопольное законодательство — штука суровая. Все компании, которые испытывали на себе его карающую длань, в лучшем случае серьёзно раскошеливались, вынуждены были продавать или отдавать под внешнее управление часть бизнеса. В худшем — просто исчезали с лица земли.

Также по теме
YouTube запретил шовинистические видео
Видеохостинг YouTube заявил об усилении работы по борьбе с видео, содержащими шовинистические материалы.

Конечно, не на всякую монополию обратят в США серьёзное внимание. На «художества» многих индустриальных титанов часто смотрят сквозь пальцы. Но если государственная машина Соединённых Штатов нацелилась на кого-то всерьёз — жди беды.

Похоже, что на сей раз беда пришла в цифровую индустрию. На этой неделе стало известно, что Министерство юстиции и Федеральная торговая комиссия (ФТК) начинают широкомасштабное антимонопольное расследование в отношении четырёх IT-гигантов — Apple, Amazon, Facebook и Google. Если говорить точно, то объектом разбирательства стала не Google, а её материнская компания Alphabet, являющаяся также владельцем нескольких других софтверных и телекоммуникационных корпораций. Но для ясности я буду говорить Google, поскольку эта марка является наиболее узнаваемой.

Федеральные власти договорились о своеобразном разделении труда между ведомствами. Торговая комиссия займётся Amazon и Facebook, а Минюст начнёт копать под Apple и Google. Цифровые мегаимперии подозревают в том, что они злоупотребляют своим огромным влиянием на рынке, подавляя конкуренцию и ущемляя права пользователей.

Примерно такие же формулировки были использованы в нашумевшем деле против компании Microsoft, начатом в 1998 году. Тогда мир ещё только стоял на пороге большого интернета, так что детище Билла Гейтса было выбрано объектом расследования по большому счёту случайно. Минюст США наказал софтверного гиганта скорее для острастки. Да и решение, по мнению рыночных аналитиков, было принято «вегетарианское». Компании предписывалось реорганизовать бизнес и модифицировать свои продукты с целью поощрения конкуренции на рынке операционных систем и интернет-браузеров. Тем не менее надзор Microsoft был снят только в мае 2011 года.

В 2013-м на карандаш впервые попала Google. Два года ФТК проводила, как бы у нас сказали, доследственную проверку. Тогда корпорация отделалась несколькими предписаниями со стороны властей. Но теперь дело куда серьёзнее. Во всём мире растёт недовольство IT-гигантами. Можно даже говорить о некой фобии перед теми мегакорпорациями, которые в США называют BigTech. По сути дела, четыре фигуранта расследования монополизировали интернет и социальные медиа. Учитывая, что два из них выпускают также операционные системы для самых распространённых мобильных гаджетов, ситуация складывается из ряда вон выходящая. Это как если бы концерн Boeing владел не только заводами по выпуску воздушных судов, но ещё и аэропортами, диспетчерскими по всему земному шару и сервисами по продаже билетов, а, скажем, Airbus скупила две трети авиакомпаний мира.

Не будет лишним напомнить, что самый популярный видеохостинг YouTube принадлежит Google. Сервис Instagram принадлежит Facebook. Amazon не ограничился контролем над торговыми площадками и рынком цифровых книг. В 2013 году его владелец Джефф Безос приобрёл издание The Washington Post.

Американский BigTech прокачивает через себя гигантский трафик и хранит данные о сотнях миллионов людей (количество активных смартфонов в мире давно перевалило за 1 млрд). В связи с этим возникают три основные проблемы. Во-первых, рынок интернет-рекламы и цифровой торговли завязан на небольшое число корпораций и их акционеров. Во-вторых, IT-гиганты фактически монополизировали обмен информацией во всемирной паутине.

В-третьих, по своим возможностям (и, что немаловажно, степени непрозрачности) цифровой сектор, контролируемый ограниченным кругом лиц, давно перерос государственного «большого брата».

Обеспечив себе доступ к данным пользователей (включая их ежедневную активность) и замкнув на себя обработку большинства поисковых запросов жителей Земли, BigTech получил ничем не ограниченную власть. Эта власть абсолютна в том смысле, что на сегодняшний день нет надёжных механизмов её контроля. Нет никаких сдержек и противовесов. Все компании, попавшие под колпак Минюста и ФТК, действуют только на основании своих внутренних правил, которые разрабатываются ими же.

Более мелкие интернет-предприятия и рекламщики с энтузиазмом восприняли инициативу американских властей. Как минимум десяток фирм изъявили желание помочь правительству США выстроить дело против Apple, Amazon, Facebook и Google. Конгресс также поддержал начинание, открыв собственное расследование в отношении гигантов индустрии. Правда, законодателей интересует не столько рекламный рынок и торговые площадки, сколько монополизм в сфере распространения информации.

Также по теме
Путин назвал ситуацию с Huawei попыткой вытолкнуть компанию с рынка
Президент России Владимир Путин в ходе пленарного заседания ПМЭФ-2019 прокомментировал ситуацию с китайской телекоммуникационной...

Политики и общественные деятели давно подозревают (и небезосновательно) цифровые мегакорпорации в политической ангажированности и внедрении нового типа цензуры. Сетевые компании на протяжении долгого времени ловко уходили от ответственности за содержание публикаций, распространяемых через их ресурсы. Они утверждали, что лишь предоставляют площадку для обмена информацией. То есть их нельзя обвинять за фейковые новости или экстремистские высказывания, как нельзя возлагать ответственность на производителей бумаги за тот текст, который на ней напечатан. Но раз так, то и информационное регулирование должно вестись не бумагоделателями, а государственными институтами. Не может же бумажная фабрика изымать из продажи тиражи газет, которые не нравятся её руководству! Так и соцсети не могут банить пользователей и стирать посты, которые «не соответствуют политике и правилам» компании.

На деле, как всем хорошо известно, всё происходит не так. По представлению властей удаляется абсолютный минимум публикаций. Большинство «нежелательного» контента изымается из оборота самими сетями. Иногда это действительно недопустимые посты. Но гораздо чаще речь идёт именно о политической цензуре, причём не государственной, а корпоративной. Пользователям Facebook эта цензура хорошо знакома. И не только у нас в стране. Многих консервативных активистов и экспертов Америки и Европы просто удалили из основных соцсетей (например, основателя портала Infowars Алекса Джонса). В отношении других действуют более тонко — охват их постов всячески подавляется, к ним применяют временные баны, затруднён доступ в организуемые ими группы.

Ещё «креативнее» действуют поисковики. Несмотря на то что компании BigTech долго отрицали факт манипулирования результатами поисковых запросов, их всё же удалось «поймать на горячем». Так, в ходе предвыборной гонки 2016 года в США выяснилось, что при вводе в поисковую строку тех или иных ключевых слов (например, по горячей новости или дискутируемой теме) ссылки на публикации консервативных изданий всегда выдавались ниже ссылок на издания либеральные. Республиканские конгрессмены даже провели эксперимент в здании Капитолия. Они на разных устройствах с различными операционными системами искали в интернете информацию о Трампе. К их изумлению, первые 20—30 результатов содержали негативную информацию о президенте.

А подсказки Google при начале ввода советовали пользователям запросы Trump racist, Trump Russian spy и т. п. Похожие «цифровые чудеса» происходили накануне брексита, а также парламентских выборов в Австрии (2017 год) и Италии (2018 год).

Впрочем, подобными мелкими пакостями IT-корпорации не ограничиваются. Они, похоже, всерьёз возомнили себя спасителями либеральной демократии. Владелец сети Facebook Марк Цукерберг лично объявил о запуске программы под названием «Инициатива чистых выборов» в преддверии всеобщего голосования в Канаде. «Нейтральная площадка для обмена информацией» теперь устанавливает собственные стандарты политической рекламы, решая, какая информация дойдёт до её аудитории, а какая нет. Впрочем, и безо всякого объявления программ сотрудники Facebook в режиме онлайн «защищали» недавно прошедшие выборы в Европарламент. Издание Politico назвало — ни больше ни меньше — специально выделенный для этих целей офис в Дублине «боевым штабом» и посетовало, что «неправильная» политическая реклама и «дезинформация» всё же оставались доступными для пользователей.

Кстати, платное распространение контента в сетях также вызывает много вопросов. Во-первых, потому, что в погоне за прибылью BigTech, по сути дела, опосредованно торгует нашими личными данными, чью неприкосновенность они обязались всячески оберегать. Во-вторых, потому, что политическая ангажированность делает абсолютно непрозрачным рынок платных услуг в сети.

Также по теме
Законный метод: сможет ли американский суд защитить Huawei от властей США
Huawei в среду, 29 мая, обратилась в американский суд с просьбой рассмотреть в упрощённом порядке свой иск против официального...

Если деньги заплатил «правильный» рекламодатель, сетевой оператор «наведёт» его на целевую аудиторию, а с «неправильным» разговор короткий — «боевой штаб» лишит его доступа к потребителю. Ладно, когда это касается гаджетов и шмоток! В этом случае действия интернет-монополиста противозаконны, но всё же не так опасны. А что если речь идёт о распространении программы политической партии? Или об обращении общественной организации, касающемся чувствительного социального вопроса? Тогда информированное общественное мнение подменяется произволом цифрового магната.

Не стоит также забывать о более тонких способах манипулирования потоками информации. Так, Amazon, основываясь на статистике потребительских предпочтений того или иного пользователя, может очень многое рассказать о складе его характера, виде его деятельности и даже политических убеждениях. Ну а если этот пользователь ещё и книги приобретал через сеть, то о нём известно практически всё. И как это знание будет использовано, ведомо только нескольким миллиардерам из BigTech.

Разумеется, знаниями о нас располагают и другие структуры. Спецслужбы, например. Врачи. Адвокаты. Банковские работники. Даже сотрудники сферы ЖКХ знают о нас многое. Но их деятельность находится в правовом поле. Можно (и довольно легко) представить себе, как все эти люди могут нам навредить для своей выгоды. Но это будет нарушением закона. И государство хотя бы в принципе гарантирует нам защиту от их злонамеренных действий. IT-гиганты не стеснены этими рамками.

Так изначально и задумывалось. Интернет должен был стать сферой если не абсолютной, то очень большой свободы. То, чего национальные государства не допустили бы по тем или иным соображениям, всемирная паутина впитала бы и распространила.

Тут ничего не скроешь и никого не заткнёшь. Что ж, в этой схеме упущено нечто очень важное. А именно — корпорации, которые владеют инфраструктурой обмена данными и распоряжаются ею по своему усмотрению.

Это всё равно как если бы государство законодательно регулировало только железнодорожный и воздушный транспорт. А потом появились личные автомобили, но вся сеть дорог оказалась в частных руках. Покупая автомобиль, нужно было бы подписывать пользовательское соглашение, столь же длинное и путаное, как у Google и Facebook, а на дорогах можно было бы лишиться прав «по внутренним правилам» частной автоинспекции.

Конечно, самым большим соблазном для американских (и не только американских) законодателей сегодня является признание компаний BigTech провайдерами общественно значимых инфраструктурных услуг. Каковыми является электро- и водоснабжение, уборка улиц и общественный транспорт. Своя логика в этом есть. Ведь сами основатели цифровых монополий говорили о том, что строят «жизненно важную среду» для пользователей. И тогда, если уж ты строишь в городе тротуары или прокладываешь в городе водопровод, ты обязан обеспечить равное право на пользование ими всех горожан. И мухлёж в пользу левшей и блондинов не допускается.

Однако такой поворот дела закрепит за Безосом, Цукербергом и иже с ними статус владельцев «естественных» транснациональных цифровых монополий. При нынешнем состоянии международных отношений это ни к чему хорошему не приведёт.

В очередной раз развитие технологий опередило и правовую мысль, и общественное самосознание. Но наведение общественно приемлемого порядка при соблюдении социально значимых свобод всегда с чего-то начинается. Так что встряска, которую получат не-очень-естественные цифровые монополии в ходе расследования американского правительства, всем пойдёт на пользу. Косвенным результатом этого расследования может стать, в частности, понимание того, насколько в действительности суверенна цифровая среда нашей страны. А это уже большое дело.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавьте RT в список ваших источников
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить