Макрон предлагает России бумажку

Короткая ссылка
Геворг Мирзаян
Геворг Мирзаян
Политолог, журналист, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ

Система коллективной безопасности в Европе должна включать в себя и гарантии безопасности для России. Об этом заявил президент Франции Эммануэль Макрон.

Также по теме
Макрон считает, что Франция и США должны подготовить диалог между Россией и Украиной
Французский президент Эммануэль Макрон в интервью телеканалу TF1 выразил уверенность, что Франция и Соединённые Штаты совместно должны...

За что сразу же поплатился. Несмотря на относительную умеренность его высказывания (бывшая канцлер Германии Ангела Меркель вообще предлагала включить Россию в систему коллективной безопасности Европы, а значит, фактически чуть ли не переписать все программные документы НАТО, называющие РФ главным врагом), предложение французского лидера подверглось жёсткой критике странами Восточной Европы. Министр обороны Латвии Артис Пабрикс заявил, что Макрон фактически перекладывает ответственность за происходящее на Украине с России на Запад, а украинские попрошайки в лице советника офиса президента Михаила Подоляка заявили, что гарантии нужны не Москве, а цивилизованному миру (к которому они, вероятно, себя относят).

Французский президент, конечно же, понимал, какую реакцию вызовут его слова. Тогда зачем он их произносил? Здесь может быть несколько версий.

Согласно одной из них, Макрона попросили это сделать уважаемые люди. Его слова являются частью коллективного дипломатического давления Запада с целью вынудить Россию прекратить специальную военную операцию на Украине.

Не сумев добиться остановки СВО при помощи кнутов (в виде санкций, канселинга, поставок тяжёлого вооружения на Украину, а также переброски наёмников и подрыва «Северных потоков»), Запад перешёл к морковкам. На днях глава Белого дома Джозеф Байден заявил о принципиальной готовности сесть с Путиным за стол переговоров, если российский лидер выполнит ряд условий, в частности выведет войска с Украины (в том числе и с новых российских территорий, которые Байден считает украинскими). И сейчас Макрон подпевает ему заявлением о готовности — в случае «готовности России сесть за стол переговоров» (то есть исполнить условие Байдена) — учесть российские обеспокоенности в области безопасности. То есть, проще говоря, вернуться к тем российским пунктам, которые были предложены американцам в конце 2021 — начале 2022 года.

В рамках второй версии Эммануэль Макрон действует не столько в интересах Байдена, сколько в своих собственных. Французский лидер пытается вернуть себе статус потенциального посредника в российско-западных переговорах, утерянный им после слива в прессу содержания его разговора с Владимиром Путиным, состоявшегося накануне начала специальной военной операции. После этого Макрон стал для Кремля нерукопожатным (переговоры от лица Европы с Путиным сейчас ведёт скорее канцлер ФРГ Олаф Шольц), и именно поэтому французский лидер выступает с такими условно примирительными предложениями. И ради возвращения этого статуса даже готов нести имиджевый ущерб в связи с реакцией восточноевропейских государств, ряд из которых является членами Евросоюза и НАТО.

Вопрос в том, оправдан ли риск Макрона? Ведь, скорее всего, никаких дивидендов он не извлечёт. Да, Москва регулярно говорит о готовности к переговорам, однако в данный конкретный момент сущностные переговоры невозможны. По целому ряду причин.

Во-первых, из-за тотального недоверия между сторонами. Если в 2021 году Россия, не доверявшая словам Запада, требовала письменных гарантий безопасности, то сейчас и письменные гарантии не являются железобетонными в глазах российского руководства (в своих заявлениях в последние месяцы Владимир Путин не раз, не два и не три говорил о том, что Западу доверия больше нет).

По сути, любые письменные гарантии представляются бумажкой, которую можно легко разорвать. Так, например, западные страны могут подписаться под обязательством не расширять НАТО, но через год они снова могут сказать, что решение о вступлении является суверенным правом независимых государств. И это не говоря о том, что программа перевооружения и переоснащения украинской армии уже принята.

Деньги под это выделены, мощности профинансированы, и рассчитана эта программа как минимум на несколько лет.

Население России придерживается такой же точки зрения. Да, целый ряд оппозиционных ресурсов ссылается на якобы закрытые опросы, по итогам которых большинство россиян выступают за мир. Однако, даже если эти опросы не являются фейковыми, они никак не противоречат тем опросам, которые говорят о масштабной поддержке специальной военной операции в российском обществе. Социология — это не просто про ответы, но ещё и про правильно заданные вопросы. Россияне поддерживают специальную военную операцию и, конечно же, хотят её скорейшего завершения, в том числе и через переговоры, но исключительно на выгодных для России условиях. На условиях, подразумевающих победу России и достижение тех целей, которые были поставлены (официально и неофициально) в рамках СВО. Включая демилитаризацию киевского (или львовского — как пойдёт) режима, его денацификацию, а также уже теперь восстановление территориальной целостности Российской Федерации и освобождение новых российских территорий.

Ничего этого Джозеф Байден, Олаф Шольц, Эммануэль Макрон и другие западные политики России на данный момент предложить не могут. А значит, их предложения ничего не стоят.

Да, в итоге мы обязательно вернёмся к разговору о гарантиях безопасности. И даже, вероятно, подпишем какой-то документ, где эти гарантии будут сформулированы. Но подписывать мы его будем тогда, когда добьёмся военной победы на Украине. Когда сможем его подписать как страна-победитель.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавьте RT в список ваших источников
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить