«Решение WADA было политизированным»: Колобков об итогах года, скандалах в спорте, борьбе с допингом и матом

Россия предлагала Всемирному антидопинговому агентству провести совместную экспертизу базы данных московской лаборатории, однако в ответ получила отказ. Об этом в интервью RT заявил министр спорта РФ Павел Колобков. Он отметил, что впереди — сложный судебный процесс по оспариванию решения WADA об отстранении российских спортсменов. Чиновник также рассказал о строительстве спортивных объектов в стране, последних крупных скандалах и подвёл итоги уходящего года.
«Решение WADA было политизированным»: Колобков об итогах года, скандалах в спорте, борьбе с допингом и матом
  • Павел Колобков
  • RT

«Потребность в современных спортивных объектах растёт»

— Каким стал уходящий год для российского спорта?

— 2019-й был непростым, но в этом году мы продемонстрировали отличные спортивные результаты. Так, в летних видах наша команда идёт на третьем общекомандном месте. Также в уходящем году мы отлично провели Универсиаду и оставили замечательное наследие — прекрасные спортивные объекты, которые будут использоваться в дальнейшем. Из отдельных видов спорта отметил бы гимнастику, синхронное плавание, стрельбу, фехтование, спортивную борьбу, гандбол. В них наши атлеты добивались выдающихся результатов.

— А в зимних видах?

— Зимний сезон тоже начался хорошо, ребята показывают стабильные результаты на кубках мира — и в конькобежном спорте, и в шорт-треке, и в сноуборде, и в лыжных гонках. Мне кажется, у нас сейчас очень хорошие перспективы.

— Кто лично вам дал особый повод для гордости?

— Я люблю спортивную гимнастику и очень рад за Никиту Нагорного, Артура Далалояна и вообще за всю команду. Они росли и прогрессировали буквально у нас на глазах, и сейчас для них самое главное — это без травм подойти к Олимпиаде.

— А что скажете о женской команде?

— У девушек сейчас происходит смена поколений. А в этом году ещё три спортсменки перейдут в основную команду из юниорок, так что конкуренция станет только выше. И мы, конечно, ждём прорыва.

— На ваш взгляд, спорт у нас уже стал нормой жизни?

— Мы очень много работаем для этого. В частности, спорт стал частью национального проекта «Демография». Думаю, уже в ближайшее время мы увидим точную статистику того, как много людей у нас им занимается — около 40% населения.

Также по теме
«Мы выполнили все требования совета учредителей»: глава РУСАДА Ганус подвёл итоги 2019 года
Пакет документов о несогласии с санкциями WADA был отправлен в CAS в установленный срок. Об этом на на специальной пресс-конференции...

— Стоит ли задача увеличить эту цифру?

— Да, мы хотим, чтобы она составила 55%. Но это уже совсем другое качество: нужно, чтобы спортом занимались не только школьники и студенты, но и среднее поколение, и пенсионеры. Поэтому все регионы сейчас стараются реализовывать новые программы. Мы им в этом помогаем: проводим соответствующие семинары, финансируем стройки. Но впереди ещё непочатый край работы.

— В каких видах спорта наблюдается наибольший прогресс по части вовлечённости молодёжи?

— Конечно, это футбол, а также игровые виды — баскетбол, волейбол. Борьба тоже традиционно является любимым видом спорта в ряде регионов. Отметил бы ещё дзюдо, самбо и танцевальный спорт — они также стремительно набирают популярность. Кроме того, если вы поездите по регионам, то увидите, что открывается немало секций по художественной гимнастике. Очень много для этого делает Ирина Винер-Усманова. Она лично бывает в регионах, убеждает губернаторов и бизнесменов, чтобы в этот спорт вкладывались деньги. Результат есть — во время соревнований все залы заполнены. Развивается и хоккей, даже несмотря на то, что у нас пока недостаточно катков.

— В России недостаточно катков?

— Да. Более того, есть регионы, где лёд вообще никогда не видели, кроме как зимой на реке. При этом потребность в катках огромная, потому что тогда развивается не только хоккей, но и фигурное катание, и шорт-трек. Ещё одна задача — поднять плавание. Там ситуация схожая: обеспеченность бассейнами составляет всего 12%.

«Некоторые увлекаются тиражированием конфликтов»

— Конец года был омрачён многочисленными скандалами в спорте...

— Да, и многие из них возникли на пустом месте, а некоторые были раздуты, в том числе и благодаря журналистам. То, что сейчас происходит в фигурном катании, — крайне неприятно. Это конфликт с участием великих тренеров. Зачем это всё? С другой стороны, сам спорт интересен, потому и скандалы вокруг него привлекают внимание. Просто, к сожалению, многие у нас увлекаются тиражированием этих конфликтов. Огорчает, когда, например, уважаемая газета даёт на обложку скандалы, а в это время наши спортсмены завоёвывают медали.

— То есть такая популярность спорту не нужна?

— Нет, а вот журналистам, к сожалению, иногда именно это и нужно.

— При этом не все федерации грамотно работают в области маркетинга. Например, почему не провести соревнования по фигурному катанию на огромной «Газпром-Арене», раз этот вид спорта сегодня стал так популярен?

— На самом деле в фигурном катании сейчас очень неплохо обстоят дела с продвижением. Чемпионаты России в последние годы собирали аншлаги, даже в не очень больших городах, например, в Саранске и Красноярске. Идут трансляции на федеральном канале. В хоккее тоже работают профессиональные ребята, и сегодня даже не самые яркие матчи собирают по две трети зала. Активно продвижением занимаются и в футболе. Думаю, через несколько лет мы ещё увидим плоды всей этой работы. Многие федерации занимаются этим, просто не везде получается одинаково хорошо. Например, в лёгкой атлетике сейчас крайне сложно заниматься маркетингом и привлекать спонсоров.

— Из-за допингового скандала?

— Да, ведь спонсоры идут туда, где хороший имидж. Вкладывая деньги, они хотят получать узнаваемость, а не скандалы. Все хотят ассоциироваться с какой-то красивой историей.

— Ещё одна громкая история последних месяцев связана с капитаном сборной России по футболу Артёмом Дзюбой, задержанием болельщиков в Санкт-Петербурге и акциями протеста. Это удар по имиджу спорта. Вы лично могли бы навести в этом порядок?

— Да, тоже крайне неприятная история. Но этот вопрос касается и министерства, и Российского футбольного союза (РФС), и правоохранительных органов, и самих клубов. А вот Дзюба — молодец. Он показал, что справился с этой ситуацией, своими голами доказал, что у него железная нервная система. Но всё это, конечно, не красит наш футбол. Безусловно, реакция будет и порядок на трибунах нужно наводить. Многие страны побороли эту проблему — и мы поборем.

— В последние годы перестали работать с болельщиками, как раньше. Возможно, это стало причиной таких проблем?

— Вы, наверное, хотите сказать, что больше нет Всероссийского общества болельщиков (ВОБ). Это так, но его работа, к сожалению, не приносила должных результатов. Более того, не стоит забывать, что его руководители сами участвовали в незаконных акциях и потом сидели в тюрьмах во Франции. Мы постоянно работаем над вопросом правонарушений на стадионах, и статистика показывает, что их количество снижается. Болельщики становятся взрослее, а условия для них на новых аренах — лучше. То, что было в начале 2000-х годов, невозможно сравнивать с тем, что происходит сейчас. Хотя нет предела совершенству. Конечно, когда идёшь на стадион, хочется получить удовольствие, а не видеть безобразное поведение фанатов и слышать мат-перемат.

— Думаете, победить брань на трибунах возможно?

— Цель такая должна быть в любом случае. Работать с болельщиками надо, повышать их культуру тоже надо. Да, победить абсолютно все негативные явления, как мат и тот же допинг, наверное, полностью невозможно. Но стремиться надо.

  • RT

«Точку в споре с WADA поставит суд»

— У вас есть представление, как сегодня бороться с допингом?

— Универсального ответа на этот вопрос не существует нигде в мире. Если говорить о статистике, то по итогам 2017 года мы были лишь на шестом месте по количеству зарегистрированных допинговых случаев. Это по результатам проверок, которые проводились в России и за рубежом во время международных соревнований. Плюс у нас есть Российское антидопинговое агентство (РУСАДА), с абсолютно прозрачной системой управления. На данный момент они берут 9 тыс. проб. Четыре года назад мы обеспечили их необходимым финансированием, увеличив его в 2,5 раза и создав всю необходимую нормативную базу. Если раньше Министерство спорта обвиняли в том, что мы вмешиваемся в их деятельность, то сейчас таких разговоров больше нет, и недавний мониторинг это подтвердил. Может быть, победить допинг и невозможно, но, по крайней мере, мы всё для этого делаем.

— Есть ли успехи в этом вопросе по сравнению с другими странами?

— Могу сказать, что около 30% стран вообще не имеет никакого антидопингового законодательства. У многих работа не соответствует ни кодексу WADA, ни конвенции ЮНЕСКО. А ещё в некоторых странах антидопинговые организации являются структурными подразделениями министерства, что вообще недопустимо, так как есть риск прямого вмешательства.

— Не обидно, что было проделано столько работы, а WADA всё равно отстранило Россию от международных соревнований на четыре года?

— Самое главное, что мы в своё время гарантировали передачу WADA нашей базы данных и Министерство спорта оказало полную поддержку в этом вопросе. Её проверяли и наши эксперты, и эксперты агентства, но возникли разночтения. К сожалению, наша позиция в этом вопросе услышана не была. Я считаю, что данное решение было политизированным, но теперь точку в этом вопросе поставит суд. Давайте дождёмся окончания процесса, он обещает быть очень непростым.

— И, видимо, долгим?

— Сложно сказать. Будут анализировать множество документов и заключений. И, повторюсь, позиция наших экспертов сильно отличается от позиции экспертов WADA.

— У вас есть доверие к этим экспертам? Вы уверены в их доказательствах?

— Мы их тщательно отбираем и, конечно, доверяем. Кстати, ещё в прошлом году с нашей стороны было предложение WADA провести совместную экспертизу, чтобы потом не было никаких разночтений.

— Они отказались?

— Да, сославшись на внутренние стандарты. И мы не знаем, как они проводили свою экспертизу, а теперь остаётся только ждать решения суда. Но вердикт WADA, по моему мнению и по мнению многих юристов, противоречит ряду важнейших документов, в частности хартии Международного олимпийского комитета (МОК) и уставам федераций. И это, возможно, станет одним из предметов спора.

— Прыгунья в высоту Мария Ласицкене после оглашения решения задала массу вопросов. Как считаете, спортсмены имеют право подключаться к публичному обсуждению таких проблем?

— Я прекрасно понимаю Марию. Она лучшая спортсменка мира в лёгкой атлетике, а впереди Олимпийские игры. Ей хочется выступать на соревнованиях с российскими флагом и гимном, а она уже практически год лишена этой возможности. Из федерации ушли три вице-президента и президент, а ведь именно организация несёт ответственность за развитие вида спорта. Плюс мы пока не видим никаких результатов расследования от Международной ассоциации легкоатлетических федераций (IAAF). Надеемся, что сейчас они покажут нам какие-нибудь документы. Да, были нарушения у Данила Лысенко, он сам это признал и понесёт заслуженное наказание. Но я так и не увидел доказательств того, что в этих нарушениях принимала участие ВФЛА.

Также по теме
Штаб-квартира спортивного арбитражного суда в Лозанне «Дело за судом»: РУСАДА оспорит в CAS отстранение России от участия в международных соревнованиях
Общее собрание членов Российского антидопингового агентства приняло решение оспорить в суде отстранение России от международных...

— То есть нашу федерацию лёгкой атлетики несправедливо отстранили?

— Нам было обещано, что, если все пункты дорожной карты по устранению нарушений антидопинговых правил будут выполнены, ВФЛА восстановят. Мы это сделали, была проведена огромная работа. В итоге федерацию не восстановили, что только спровоцировало новые скандалы.

— Какие именно?

— Например, накануне принятия решения о восстановлении ВФЛА в Германии вышел фильм о том, что дисквалифицированные тренеры якобы продолжают работать. Мы просили предъявить доказательства, но их нет — есть только предположения. Но нельзя же обвинять людей огульно. Можно предполагать, но чтобы дисквалифицировать, нужно найти подлинные сведения. РУСАДА тоже может заняться такой работой. У них всё для этого есть, для того организация и была создана и получает большие государственные деньги. Значит, нужно проводить расследования, работать с информаторами.

— Сами спортсмены, на ваш взгляд, имеют право открыто говорить о своём отношении к этому вопросу?

— Да, и, возвращаясь к теме Ласицкене, на мой взгляд, всем нашим чистым спортсменам необходимо занять такую позицию. Они должны объединиться, я сам готов со всеми встретиться и поговорить. Нужно бороться с допингом всем вместе — и спортсменам, и тренерам, и руководству федераций. Та же Маша с её активной жизненной позицией вполне могла бы стать своеобразным пропагандистом здорового спорта. Конечно, сложно сочетать тренировки и подобную работу, но это необходимо, потому что мы все несём ответственность за наших атлетов. По-другому побороть эту беду невозможно.

— Что бы вы пожелали спортсменам и всем, кто хочет заняться спортом, в канун Нового года?

— Я хочу, чтобы прямо с 1 января в жизни каждого человека появился спорт. Чтобы люди и смотрели соревнования по телевизору, и сами занимались спортом. Ведь это и здоровье, и хорошее настроение, и хорошее окружение... Кстати, в «Лужниках» 1 января уже второй раз состоится забег, и желающих принять в нём участие довольно много — уже 200 человек записалось. А то, что многие регистрируются на забег в разгар праздника, говорит о том, что жизнь у нас меняется и люди меняются.

Полную версию интервью с Павлом Колобковым смотрите на RTД.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Добавьте RT в список ваших источников
Загрузка...
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить