«Хабиб — лучший боец в истории России и СНГ»: Мурадов о Нурмагомедове, дружбе с Мейвезером и легендарности Емельяненко

29 июля на турнире UFC Fight Night 160 в Копенгагене состоится дебют первого узбекского спортсмена в истории Абсолютного бойцовского чемпионата Махмуда Мурадова. В эксклюзивном интервью RT Мурадов рассказал о том, как работал на стройке в Томске и как познакомился с Даной Уайтом. Атлет поделился, каков Флойд Мейвезер в обычной жизни и почему американец не будет драться с Хабибом Нурмагомедовым по правилам бокса, а также признался, за что уважает Конора Макгрегора и почему считает легендой Фёдора Емельяненко.
«Хабиб — лучший боец в истории России и СНГ»: Мурадов о Нурмагомедове, дружбе с Мейвезером и легендарности Емельяненко
  • globallookpress.com
  • © Vit Cerny/CTK

«Дерусь не ради денег или лайков»

 

Подписав контракт с UFC, вы написали, что стали первым узбекским бойцом в истории промоушена. Насколько это важно для вас?

— Думаю, не только для меня, но и для всего узбекского народа. За меня очень сильно болеют на родине. Под каждой новой фотографией в Instagram появляется как минимум 100 комментариев с вопросом: «Когда же дебют в UFC?» Как и я сам, люди очень ждали этого.

— Как проходили переговоры?

— Не могу сказать, что бежал туда сломя голову. UFC выдвинул свои условия, мы с моими менеджерами — свои. Безусловно, мог зайти и через своего известного друга в Америке (Флойда Мейвезера. — RT), но не хотел его просить.

— Сколько времени заняли переговоры?

— Мы общались на протяжении пяти-шести месяцев, но только в сентябре смогли прийти к соглашению.

— Почему?

— В UFC говорили, что необходимо подождать, пока в организации освободится место для меня, требовали различные документы. Затем довольно долго шли переговоры по контракту. Было нелегко, но мы это сделали.

Также по теме
Бой Емельяненко в России, вызов Нурмагомедову и встреча президента Хорватии с Миочичем: главные события в мире ММА
Фёдор Емельяненко может провести поединок в рамках первого турнира Bellator в России. Об этом заявил президент промоушена Скотт Кокер....

— Недавно Колби Ковингтон раскритиковал UFC за отношение к атлетам и назвал условия «рабскими», намекая на низкий уровень гонораров. Согласны?

— Многие мечтают выступать в UFC. Если ему не нравится, то может не драться там. Его могут освободить от контракта. Знаете, это как работа. Устраивает зарплата — вы соглашаетесь на эту должность. Нет — ищете другие варианты.

— Для вас денежный вопрос стоит так же остро?

— Конечно, нет. Я могу зарабатывать даже на рекламе в Instagram. Дерусь не ради денег или лайков, а ради наследия, которое никуда не денется. Уже вошёл в историю как первый узбек в UFC. Думаю, это значит гораздо больше, чем миллионы долларов. Они никуда не денутся. Их мы ещё заработаем.

— Общались лично с Даной Уайтом?

— Да, это было в Лас-Вегасе. На том мероприятии ещё присутствовали Флойд Мейвезер и его отец. Мы встретились, поговорили, обменялись контактами. Уайт посмотрел на бои с моим участием и сказал, что UFC со временем подпишет со мной контракт.

— В последнее время бойцы попадают в UFC либо через Dana White's Contender Series либо через The Ultimate Fighter. Как вам удалось попасть сразу в основной ростер?

— Да, мне предложили принять участие в DWCS, но я отказался. Подумал, зачем мне идти туда, если могу попасть напрямую в UFC? Уже являюсь сильнейшим средневесом Восточной Европы и на протяжении трёх лет возглавляю аналогичный рейтинг в Чехии. Кроме того, в моём послужном списке значится серия из 11 побед подряд, добытых в сражениях с неплохими оппонентами.

— Потом ещё встречались с Уайтом?

— Да, увиделись на турнире UFC 241 в Анахайме, в главном поединке которого встречались Дэниел Кормье и Стипе Миочич. Я сказал Дане: «Дайте мне контракт. Хочу подраться 9 ноября в Москве. Соотечественники хотят увидеть меня там». В ответ он сказал, что в руководстве всё знают обо мне, и попросил ещё немного времени. А потом всё свершилось.

— Первая встреча с главой UFC состоялась ещё до того, как Мейвезер назвал вас «лучшим бойцом ММА в мире»?

— Да, но общение с Уайтом стало возможным во многом благодаря тому, что я посещал закрытые мероприятия с участием Мейвезера. Простым людям на них не попасть.

— Следовательно, приглашение в UFC стало результатом личных встреч с Даной?

— Нет. Со мной контактировали задолго до этого. Там он лишь побольше узнал обо мне.

— Вы говорили, что в UFC новички получают около $20 тыс. за бой, а в Oktagon вы зарабатывали значительно больше...

— Более чем в два раза. Не хотел бы называть точную сумму. Но учитывая тот факт, что там я мог драться по шесть раз в год, выходило немало.

— В UFC вам предложили контракт новичка?

— Нет, нечто большее.

— На сколько поединков рассчитано соглашение?

— Четыре боя, но я думаю, что они продлят.

— Вы должны провести их до какой-то определённой даты или это не регламентировано?

— Нет, конкретные сроки не называются.

— В своё время у спортсменов UFC вызвало серьёзное негодование заключение контракта с Reebok, ведь они потеряли прибыль от своих спонсоров, а американская компания платит несравненно мало. Вас это не беспокоит?

— Нет. Мои спонсоры положительно отнеслись к подписанию контракта с UFC.

— Какие цели вы ставите себе перед приходом в UFC?

— Не собираюсь загадывать. Сейчас просто хочу показать, на что я способен. Уверен, что у меня получится. Конечно, маловато времени, но я хочу драться как можно чаще. По бою в три-четыре месяца.

— Под словами «мало времени» вы понимаете то, что дебютируете в UFC в 29 лет?

— Нет, не думаю о своём возрасте. Чувствую себя хорошо, тренируюсь на одном уровне с теми, кто младше на семь лет.

— Вы уже давно находитесь на слуху в мире смешанных единоборств. Приходили предложения из других топ-промоушенов?

— Конечно. Предлагали выступать в Bellator и One FC. Но я сказал, что намерен биться только в UFC. Я получал достаточно денег в Oktagon и не хотел менять его на что-либо, кроме Абсолютного бойцовского чемпионата.

— Когда появились первые контакты с Bellator и One FC?

— После того как Флойд Мейвезер опубликовал то самое фото, на котором назвал меня лучшим бойцом ММА в мире. Мне много писали, но я отказывался. Не хочу называть эти промоушены второсортными, но я никогда не скрывал, что моя главная цель — попасть в UFC.

«Хабиб по праву считается лучшим российским бойцом»

— Планируете выходить в октагон с флагом своей страны?

— Безусловно, но не только с узбекским, но и с чешским. На самом деле я родился в Таджикистане, но вырос именно в Узбекистане. Причём лишь год назад получил гражданство — до этого у меня был вид на жительство.

— В таком случае, почему не отдать предпочтение флагу государства, где вы родились?

— Важно, не где ты появился на свет, а где вырос. Считаю себя узбеком, хоть и родился в Душанбе.

— Как давно перебрались в Чехию?

— Восемь лет назад. Именно здесь начал активно заниматься смешанными боевыми искусствами. Сейчас тут проживает моя семья, отсюда родом тренеры. Если бы не переезд в Чехию, я бы не добился таких успехов в спорте. Всем этим я обязан этой стране. Так что было бы крайне неправильно не поднять флаг данного государства.

— Чехию вряд ли можно назвать кузницей талантов ММА. Почему переехали сюда?

— Это получилось случайно. Мы с моим другом работали на стройке в России. Он предложил мне попробовать поехать в Чехию. Подали документы и всё получилось.

— Насколько известно, вы работали в Томске. Почему поехали именно туда, а не в Москву, например?

— Нельзя просто взять и отправиться, куда хочешь. В тот момент в Томске жили мой брат и знакомые, поэтому решил перебраться туда.

— В то время вы уже увлекались смешанными единоборствами?

Я всегда хотел заниматься ММА. Даже на стройке у меня висел боксёрский мешок, благодаря чему мог постоянно тренироваться. Меня многие называли сумасшедшим. Удивлялись, как я могу заниматься этим после работы.

— Не рассматривали возможность пойти тренироваться в какой-либо из залов?

— Занимался боевым самбо. Даже выступал на местных турнирах в Томске. Моим тренером был Рудик Асланян, который мне очень сильно помог, ведь там я находился нелегально. Благодаря ему я получил документы и мог безопасно передвигаться по городу.

— Почему не остались в России?

— Не было перспектив. Соскучился по дому и принял решение вернуться на родину. Но быстро понял, что просто так сидеть нельзя. Необходимо развиваться.

— Чем зарабатывали себе на жизнь по приезде в Чехию?

— Тем же самым — работал строителем, официантом, уборщиком. Когда устроился грузчиком, то всем рассказывал, что хочу стать бойцом ММА.

— Как на это реагировали?

— Смеялись. Говорили: «Забудь об этом. Это нереально». Сейчас понимаю, что нет ничего невозможного, если очень захотеть. Главное — идти к своей цели, упорно трудиться и никого не слушать.

— Как к вам сейчас относятся чешские болельщики?

— Они очень рады, что я начинал именно здесь, а некоторые даже сделали татуировки в мою честь. Это очень приятно.

— В последние несколько лет не было предложений подраться в России?

— Было несколько вариантов. Но дело в том, что в Чехии мне очень много платят за бои, не думаю, что в России мне бы предложили такие же условия. Кроме того, велика разница в посещаемости турниров по ММА.

— Насколько?

— В Чехии на шоу в среднем приходят 10—20 тыс. человек, а самые дешёвые билеты стоят €45. Только представьте, сколько собирают местные организаторы. Тем не менее было одно предложение сразиться с россиянином...

— С кем?

— С Вячеславом Василевским на турнире «Самбо-70» в Сочи, который проходил 14 августа. Я дал своё согласие. И это с учётом того, что 27 июля провёл поединок в Oktagon. Но по каким-то причинам он не захотел драться со мной.

— Кого считаете лучшим российским бойцом на данный момент?

— Думаю, все знают ответ на этот вопрос. Хабиб — лучший боец в истории России и СНГ.

— А как же Фёдор Емельяненко?

— Фёдор был и будет нашей легендой. Многие выросли на боях Емельяненко, я не исключение. Но на данный момент именно Хабиб по праву считается лучшим российским бойцом. Сейчас он творит историю.

«Конор очень много сделал для этого спорта»

 

— Свой первый бой в UFC вы проведёте в среднем весе. Планируете биться именно в этом дивизионе?

— Нет, я хочу спуститься в полусредний вес (до 77 кг). В свободное время я вешу около 90 кг и думаю, что мне по силам уложиться в лимит. Кроме того, на ноябрь у меня уже был назначен поединок в рамках этой категории. Он должен был пройти в Чехии. Я уже начал потихоньку подготавливать себя к нему, но потом мне предложили бой в UFC.

— Следовательно, он станет для вас единственным в рамках среднего веса?

— Вероятно. Правда, загвоздка в том, что по контракту я не могу менять категорию вплоть до марта 2020-го.

— Ваш дебют в UFC состоится 28 сентября. Как долго готовились к нему?

— Узнал о нём 17 сентября. Мне предложили поединок с Алессио ди Кирико. Даже получаса не прошло, как я согласился. Но потом сам итальянец заявил, что не хочет драться со мной. В своём последнем бою он проиграл, возможно, испугался.

— Что произошло потом?

— Не могу сказать точно. Возможно, промоушен что-то предложил ему, и он передумал.

— Не слишком рискованно соглашаться на схватку на таком коротком уведомлении?

— Не думаю. У меня долгосрочный контракт, а в UFC были очень рады моему решению.

— Вы настолько уверены в победе над ди Кирико?

— В целом, соперник удобный. Считается, что он занимает 28—30 место в мире, а я нахожусь в восьмом десятке. Посмотрим, как всё пройдёт.

Также по теме
Аналог The Ultimate Fighter, контракты с промоушенами и допинг-контроль: какую стратегию UFC стоит выбрать в России
За последние годы UFC обрёл большую популярность в России: увеличилось число отечественных атлетов, шоу прошли в Москве и...

— Вы, как Дональд Серроне, готовы драться где угодно и когда угодно?

— Да. Мне неважно. Я бы согласился выйти на поединок и за два-три дня до него.

— Таким образом, стоит ждать вашего возвращения в октагон до конца года?

— Было бы хорошо.

— Но к турниру в Москве уже вряд ли успеете?

— Очень бы хотелось выступить в России. Посмотрим.

— Кто из нынешнего состава полусреднего дивизиона вызывает у вас восхищение?

— Мне никто не нравится. (Смеётся.)

— Обычно у атлетов есть своего рода идеалы, к которым они стремятся…

— У меня таких нет. Разве что Фёдор Емельяненко. Для меня он всегда был и будет легендой. Да, сейчас он переживает не лучшие времена, но для меня он лучший.

— В таком случае есть ли спортсмены, с которыми вы хотели бы сразиться в будущем?

— С Тайроном Вудли. Думаю, бой получился бы интересным.

— 6 октября в Мельбурне состоится битва за титул UFC в среднем весе между Робертом Уиттакером и Исраэлем Адесаньей. Кто победит?

— Не знаю, но мне бы хотелось, чтобы Адесанья проиграл. Он очень много на себя берёт. Очень много говорит.

— Значит, стиль поведения Конора Макгрегора вам тоже не импонирует?

— Это другое. Конор очень много сделал для этого спорта. Адесанья же не заслужил вести себя подобным образом.

— В последнее время модно принижать заслуги Макгрегора перед смешанными боевыми искусствами. На ваш взгляд, что именно он сделал для ММА?

— Привлёк внимание огромного числа фанатов по всему миру к смешанным единоборствам — не только своим поведением, но и стилем боя. Он много говорит и иногда перебарщивает, но он умеет это делать. А Адесанье это не идёт. Сразу видно, что это наигранно. Макгрегор — он такой дурак по жизни.

— Вы общались с Конором?

— Да, однажды мы поздоровались, но не более того. Даже не стал фотографироваться с ним.

— Почему?

— Не люблю надоедать. На тех мероприятиях с Флойдом видел очень много людей — известных, влиятельных, но у меня никогда не было желания во что бы то ни стало подойти и с сделать фото с каждым из них.

— До прихода Макгрегора в UFC чемпионы получали около $800 тыс. за поединок. Тем временем за турнир в Абу-Даби Нурмагомедов заработал около $6 млн. Это было бы возможно без Конора?

— Думаю, нет. Благодаря Макгрегору бойцы сейчас зарабатывают такие деньги.

«Флойд — по-хорошему сумасшедший»

 

— На данный момент вы являетесь первым представителем The Money Team в UFC. Почему вы не обратились к Мейвезеру с просьбой помочь в переговорах с Уайтом?

— Не хотел кого-то просить. Потом будут говорить: «Да, он первый узбек, но если бы не Мейвезер, он бы никуда не попал». Ты можешь обмануть кого угодно, кроме себя, и с тобой это останется на всю жизнь.

— Тем не менее Мейвезер же помогает вам хоть в чём-то?

— Во всём. Во-первых, опубликовал те самые фото и видео, вследствие чего обо мне узнали многие. Во-вторых, он поддерживает меня финансово и помогает советами. Могу сказать, что он мой очень хороший друг.

— Вам удалось потренироваться с Мейвезером?

— Да, бегал с ним. Он не много тренируется, но когда вместе находимся в США, стараемся поддерживать себя в форме.

— Какие советы вам дал Флойд?

— Касательно спортивной составляющей мы с ним не разговаривали. В плане контракта он подсказал кое-что, но это личное. Не хотел бы говорить об этом.

— Многие узнали о вас по фразе Мейвезера: «Мурадов — лучший боец ММА в мире». Как это произошло?

— Неожиданно. Флойд — по-хорошему сумасшедший. Он сказал, что хочет опубликовать пост со мной и попросил послать ему фотографию. Сам не знал, что будет написано, и уж точно не просил его об этом. 

— Какой Мейвезер в реальной жизни?

— Флойд в личной жизни и на публике — две абсолютно разные вещи. Приветливый, отличный парень.

— Флойд действительно так любит деньги или это просто образ?

— Безусловно, ему нравятся богатство, золото. Но он очень ценит, что я хорошо отношусь к нему не из-за денег и славы.

— На протяжении года ходят слухи об организации поединка между Мейвезером и Нурмагомедовым. Это реально?

— Нет, он сам сказал, что будет участвовать только в показательных боях, за которые будет получать $10—100 млн. Например, сейчас идут переговоры о поединке с Мэнни Пакьяо. Он продлится три-четыре раунда.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Кадры с места главных событий дня на нашем Youtube
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить