«Если стебёшь публику от души, то тебя примут»: Сафин об имидже Медведева, о финале US Open и своей молодости

Работа в прямом эфире на финале US Open — интересный опыт, который вряд ли повторится. Об этом в интервью RT заявил бывшая первая ракетка мира Марат Сафин. По его словам, он старался вести себя естественно и говорить на одном языке со зрителями. Победитель двух турниров Большого шлема признался, что не ожидал такого ажиотажа вокруг этого матча, дал совет Даниилу Медведеву, а также сравнил нынешнее и прошлое поколения теннисистов.
«Если стебёшь публику от души, то тебя примут»: Сафин об имидже Медведева, о финале US Open и своей молодости
  • Марат Сафин
  • © Тарас Литвиненко/РИА Новости

«Наутро все ни с того ни с сего начали писать»

— Вы не так часто радуете публику своими появлениями на телевидении, светских мероприятиях... И вдруг — неожиданный дебют в эфире главного канала страны. Как получилось, что после столь длительного молчания, как вы любите выражаться, «пошла вода горячая»?

— Два года назад я ушёл из Госдумы, начал заниматься своей жизнью, путешествовать, больше времени проводить в Европе. А тут оказался в Москве, и так получилось, что пригласил Первый канал. Надеюсь, вышло прикольно.

— Ваши комментарии мало кого оставили равнодушным. После финала US Open восхищались не только болельщики, но и журналисты. Некоторые из них предлагают даже номинировать вас на премию ТЭФИ. Ожидали такого отклика от публики?

— Спасибо им за это. Разумеется, не ожидал. Только наутро все ни с того ни с сего начали писать — сначала не понимал даже, что происходит. Думаю, все хорошо относятся к здоровому стёбу. Были и недовольные, но это их проблема, на меня проецировать ничего не надо, потому что я не настоящий комментарист. Всё было сделано от души, с точки зрения болельщика. Надо понимать, что это спорт, — совсем иной подход, иное чувство юмора, поэтому не стоило ждать от меня каких-то умных фраз. Два молодых парня играют в теннис, тем более вечером. А я пытался объяснить простым, «балалаечным» языком вещи, которые вижу. Никакого замысла или подвоха, не стоит серьёзно анализировать сказанное мной. Рад, что это зашло.

Также по теме
Дебют Сафина на ТВ, бессонная ночь Слуцкого и «ссора» олимпийских чемпионов: как болели за Медведева в финале US Open
Противостояние Даниила Медведева и Рафаэля Надаля в финале Открытого чемпионата США по теннису стало одним из самых обсуждаемых...

— Пятичасовая трансляция — непростое испытание даже для опытных комментаторов. Тяжело было выдержать такой марафон в прямом эфире?

— В любом случае это был хороший опыт. Мне позвонили за три часа до эфира, поэтому на подготовку времени не было, и я говорил то, что вижу. Думаю, теннисные поклонники меня поняли. Раньше у нас в стране это был спорт №1. А теперь появилось новое поколение. Оно выросло не в СССР, у них иное понимание реальности, иной подход и иные взгляды. Поэтому происходит некоторое расслоение общества, возникает недопонимание. Если мы не попытаемся понять молодёжь, ни к чему хорошему это не приведёт. Они в хорошем смысле делают что хотят, это адекватные талантливые люди, которые отстаивают свои взгляды. Поэтому необходимо найти с ними общий язык.

— И у вас это получилось, несмотря на напряжённый матч. Кстати, вы так эмоционально реагировали на ошибки Медведева, что невозможно не спросить: были моменты, когда не совсем уместные слова могли непроизвольно проскочить в эфир?

— Нет, я же адекватный человек. Сам общался со многими людьми — от президентов до дворников. Конечно, со стороны могло показаться, что я уже нахожусь «на флажке», но это не так. Возможно, некоторые фразы и резали уши. Но когда ты делаешь что-то от души, не надо красоваться и кому-то что-то доказывать. Уже достиг такого возраста, в котором плевать на общественное мнение.

— Сами получили наслаждение?

— Да, это было интересно, всё-таки я смотрел матч не как комментатор, а как болельщик, который наблюдает за младшим товарищем. Хорошо общаюсь с Кареном Хачановым, Андреем Рублёвым, и мне не будет обидно, если они завоюют больше титулов на турнирах Большого шлема, станут лучше нас. Более того — уверен, что так оно и будет. Конечно, хотелось как-то помочь, что-то подсказать, всё-таки я старше Даниила и вижу игру несколько глубже. Например, в тот момент, когда у него были шансы добить Надаля, но сказался опыт соперника.

— Согласились бы, если бы вам предложили раз в неделю вести программу о теннисе?

— Мне есть чем заниматься, есть куда идти. Это моё видение будущего, того, в чём у меня есть шансы проявить себя. Поэтому я лишь благодарен за этот опыт, но думаю, что это был единичный случай. Потом это замылится и станет менее интересным. Отказался бы провести и ещё один эфир, ведь этим надо заниматься более профессионально. А я хочу применить свои знания и опыт в другой сфере. Надо лишь подождать — всему своё время.

— Если всё же допустить, что такое шоу будет существовать, кого бы вы пригласили в качестве соведущего? Может, это был бы Евгений Кафельников или ваша сестра Динара?

— Семейный подряд? Да нам и вне эфира есть о чём поговорить. Думаю, это надо оставить людям, которые влюблены в теннис и занимаются только им. Я же ушёл от него: не смотрю по телевидению, не слежу за результатами... У меня даже нет номера Медведева. Положение игроков в рейтинге узнал лишь перед эфиром, покопавшись в интернете.

— Почему так произошло? Неужели разлюбили теннис?

— Не разлюбил, просто это был один из жизненных этапов. Нужно собирать опыт в разных сферах, а не застревать на чём-то одном. Когда мы умираем, у нас остаются только накопленные знания, а ни в коем случае не деньги. Напылесосить их как можно больше — глупое занятие. Чтобы потом увешать купюрами гроб? Есть интересная статистика: 85% того, что скапливают родители, тратят их дети, и лишь 15% — следующие поколения. Состояние лишь в редких случаях передаётся дальше. Единицы семей сумели сохранить свой капитал и создать династию. Как правило, с помощью денег родители пытаются оградить детей от своего опыта, и те растут в тепличных условиях, а значит, только слабеют. Все это знают, но почему-то никто не хочет обращать внимание.

«Медведев пытается нащупать своё «я»

Давайте перейдём непосредственно к финалу. Вы в свойственной вам ироничной манере неоднократно отмечали возрастные изменения во внешности Рафаэля Надаля. Неужели титулованный спортсмен действительно так постарел?

— Да, в мире спорта можно и так сказать. Потому что уже подтягивается новое поколение в лице того же Медведева, Хачанова, Стефаноса Циципаса и Доминика Тима. И Надалю будет всё сложнее им противостоять. Тяжело бегать по корту с 18 лет, это большой труд. Кроме того, на него оказывается колоссальное давление, потому что старшему больнее проигрывать младшему. Совокупность этих факторов даёт преимущество молодым. Именно это произошло в финале US Open, когда Даниил отыгрался со счёта 0:2 и мог победить в матче.

— Надаль выиграл исключительно за счёт опыта или Медведеву чего-то не хватило?

— Думаю, всё вертится вокруг опыта. Потому что исход матча решают два-три мяча. В начале пятого сета у Медведева был шанс уйти в отрыв, которым он не сумел воспользоваться. А надо было дожимать. Но тут как в футболе: не забиваешь ты — забивают тебе. Россиянину не хватило опыта. Он успокоился, когда «запахло жареным», и дал Надалю зацепиться за несколько очков и вернуть контроль над ситуацией.

— Даниил Медведев не оставил американскую публику равнодушной. В США обсуждали не только его игру, но и поведение на корте. Например, перед финалом местная пресса называла его плохишом. 

— Ну какой же он плохиш? Очень хороший мальчик, душка — по нему видно.

— Вы наверняка знаете об этом всё…

— Да. Я тоже душка (Смеётся.). Всё дело в опыте общения с публикой. Для Даниила многое в новинку, так как о нём как о будущем тенниса заговорили только после победы на «Мастерсе» в Цинциннати. Сначала он был одним из большинства, а затем стал первым среди молодых. И теперь ему необходимо понять, как с этим жить. Это очень важно. Потому что публику легко настроить против себя, а можно постоянно стебать. Но если ты это делаешь от души, не пытаешься что-то из себя изображать, то тебя примут.

— Именно поэтому публика стала симпатизировать ему лишь в конце турнира?

— Не видел, что происходило на протяжении турнира, у меня телек не работает. Но он пытается нащупать своё «я» как на корте, так и в общении с публикой. Это нормально для человека, который только начал показывать результат. Все через это прошли, никто не нашёл себя сразу и не достиг с ходу уровня «бог». Если бы это было так, за этим человеком уже пошли бы люди. Но таких я нигде в мире не встречал.

— Сам Медведев признавался, что негативные моменты, когда его освистывала публика, тоже помогли ему добраться до финального матча.

— Но не соврал же.

— Многие начали активно поддерживать Медведева после того, как он навязал борьбу Надалю в третьем сете. В вашей карьере были такие моменты?

— Были, разумеется, когда я на корте кружева выводил. Публику можно понять. Но мы живые люди, у нас бывают ситуации, которые влияют не только на игру, но и на отношение к публике. Однако если ты искренен, то болельщики отнесутся к тебе с пониманием. Так и с Медведевым: трибуны поняли, что он хороший парень, пытается играть, борется, не капризничает. Люди это оценили, потому что всем нравятся бойцы.

— В четвёртом и пятом сетах, выигрывая важный гейм, Надаль начинал заводить толпу, активно жестикулировал, а Даниил, напротив, маскировал свои эмоции. Откуда такое полярное поведение? Говорит ли оно о том, что российский спортсмен мог быть отчасти напуган?

— Да нет, просто он такой, какой есть. Спокойный парень, сохранял холодный разум на протяжении всей игры. Конечно, внутри могли кипеть страсти, но на лице была абсолютно непробиваемая маска. Надаль стал обращаться к публике, потому что понимал: его внутренние ресурсы заканчиваются. Нужно было что-то делать, искать помощь извне. Нашим бойцам на заметку: от болельщиков можно здорово зарядиться энергией.

— Может быть, и Даниилу стоило быть чуть более раскованным?

— Эмоции нельзя наиграть специально, ими надо управлять и уметь с ними работать. Иначе можно так размотать и расшатать себя, что потом обратно не соберёшься. Проявление чувств на корте не должно влиять на концентрацию.

— Многие сравнивают нынешний финал USOpenс решающей игрой 2000 года, когда вы играли с легендарным Питом Сампрасом. По сути, ситуация была похожая: вам 20 лет, на противоположной стороне корта — опытный и титулованный соперник. Мандраж присутствовал?

— В то время моим тренером был Александр Волков. Как человек старого поколения, он всего боялся. Перед игрой сказал мне: «Ты только не проиграй в трёх сетах». Меня это очень задело. Я не собирался уступать. Послал его матом... Вышел и сделал то, во что верил.

— Какой финал был сложнее — с Сампрасом на US Open или с Ллейтоном Хьюиттом на Australian Open в 2005 году?

— С австралийцем. Потому что я уже понимал, что должен побеждать. Мне нужен был второй Большой шлем. Вышел, на нервах атрофировались ноги. Никакого удовольствия от того матча я не получил. Это было просто мучение. На US Open всё было как-то легко, играючи. Относился к этому скорее как к интересному приключению.

— Какие слова вы бы хотели адресовать Медведеву?

— Ничего особенного. Пусть остаётся таким, какой он есть. Не слушает деятелей, которые будут появляться на волне его популярности. В начале карьеры важно различать, кто есть кто. Да, некоторые люди от души пытаются помочь, но вокруг много паразитов, желающих присосаться к чужой славе. Это жизнь, к сожалению, 99% того, что к нам прилипает, — барахло. У него есть тренер, любимая жена, так что надо продолжать держаться тех, кто искренен и честен.

«Благодарен тому, что вырос с телевизором «Юность»

— Медведев стал первым российским финалистом турнира Большого шлема за 14 лет. Предыдущее достижение принадлежит вам. Свидетельствует ли нынешний успех о том, что большой теннис официально вернулся в страну?

— Думаю, да. Появилось новое поколение талантливых ребят. Они родились и выросли в новой системе. По сравнению с нами у них иные ценности и представления. Мы с Женей Кафельниковым приезжали на международные турниры и булавочкой закалывали шортики, играли в кроссовках, над которыми ржали все вокруг.

— То есть чувствовали определённый дискомфорт?

— Ну конечно. Как бы здорово мы ни играли, соперники смотрели на нас свысока. А ещё нам постоянно тыкали на других, говорили: «Посмотрите, как играют французы и итальянцы, а вы косые и кривые». Только дело в том, что по факту выступали они хуже, но из-за того, что были круто одеты, воспринимались как фавориты и лидеры. Сейчас, с годами, понимаю, что люди на нас, детей, проецировали свои внутренние комплексы.

Также по теме
Характер на корте, самоирония и примирение с фанатами: как Медведев заставил восхищаться собой в финале US Open
Россиянин Даниил Медведев стал одной из главных сенсаций Открытого чемпионата США по теннису. Спортсмен признался, что надолго...

— А есть какие-то конкретные примеры?

— Да, причём не из тенниса. Помните, у женской волейбольной сборной был тренер Николай Карполь, который очень жёстко и на повышенных тонах общался с подопечными. На мой взгляд, это неверный подход. Это же дети, девочки, и им с этим дальше жить. Надо понимать, что, опуская спортсмена на площадке или на корте, тренер переносит всё это в повседневную жизнь. Программы закладываются и остаются. Если накачать детей, что они дебилы, они так и будут позиционировать себя до конца дней.

— Сейчас такого уже нет?

— К счастью, времена поменялись. Нынешнее поколение даже не знает, как мы жили и тренировались. А я всё помню, потому что сам прошёл через многое. Бутылки и макулатуру собирал, в очередях стоял.

— Вы довольно рано начали побеждать и получать большие гонорары. Скажите честно, деньги вскружили голову?

— Естественно, глупо врать, что этого не было. Конечно, кукушка съезжает. И у меня так было. Я её ловил, потом она опять временно меняла своё положение. С годами, после многих событий, пересмотрел отношение к жизни. Важно понимать и принимать свои тёмные стороны — у нас же чаще все думают, что они белые и пушистые. Только заглянув внутрь и приняв себя, можно адекватно воспринимать мир. Всё, что раздражает тебя, — это ты сам.

— Вы с Евгением Кафельниковым были главными звёздами в то время, когда теннис являлся спортом №1 в стране. Не секрет, что вас активно поддерживал первый президент России Борис Ельцин. Давило ли такое внимание со стороны первого лица государства?

— Буду говорить только за себя. В 12 лет я уехал из страны. В американскую академию, где училась Анна Курникова, меня не взяли — не прошёл отбор, поэтому меня отправили в Испанию. Спонсором был швейцарец... Так что от страны в тот момент не получил ни копейки. Но я играл за Россию, потому что патриот и люблю свою родину. Бориса Николаевича видел два или три раза в жизни и к нему, равно как к его семье, отношусь с огромным уважением. Но, выходя на корт, представлял страну, а не президента.

— Нынешнее поколение работает в иных условиях?

— Да. Появились деньги, спонсоры. Родители могут себе что-то позволить. Теперь люди, обладающие большими финансовыми возможностями, сами заинтересованы в том, чтобы поддерживать спортсменов. У меня, к примеру, есть друзья-товарищи, которые занимаются финансированием Хабиба Нурмагомедова.

— А вы не завидуете, что в вашем детстве было иначе?

— Нет! Я благодарен тому, что вырос с телевизором «Юность», где иногда показывали «Ролан Гаррос». Прожить в данном опыте и сейчас оказаться в другом мире, полном высоких технологий, — бесценный опыт.

— Кстати, а вы сейчас общаетесь с Кафельниковым? Всё-таки так долго играли вместе, оба болеете за столичный «Спартак»…

— Наслышан, как он по этому вопросу с кем-то постоянно ругается, потом мирится. Ему нравится, людям, очевидно, тоже. У меня своя жизнь, у него — своя. Конечно, переписываемся, но никогда не ходим вместе на ужин. Тем не менее я очень уважаю его, мы через многое прошли вместе.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Кадры с места главных событий дня на нашем Youtube
Загрузка...
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить