Две Франции

Короткая ссылка
Анастасия Попова
Анастасия Попова
Шеф европейского бюро ВГТРК

Хотя в первом туре ещё не всё решено, выводов из прошедшего голосования уже можно сделать много. Политический ландшафт Франции полностью поменялся и вряд ли уже станет прежним. Во втором туре — Марин Ле Пен и Эммануэль Макрон, причём у обоих впервые почти равные шансы на победу. При этом они практически по всем направлениям полные антагонисты, представляют две разные Франции, «низов» и «верхов», и два разных вектора её развития: национальная идея против глобализма.

Также по теме
Елисейский дворец «Многое будет зависеть от активности избирателей»: каков политический расклад во Франции перед президентскими выборами
10 апреля во Франции состоится первый тур президентских выборов. За место главы республики борются 12 кандидатов. Согласно данным...

Макрон окружён крупным бизнесом, консалтинговыми фирмами, лоббистами, погружён в европейские и международные проблемы, сейчас особенно озабочен Украиной. И если вначале его предвыборные дипломатические усилия по претворению в жизнь минских договорённостей французам импонировали, то последующий курс на экономические санкции против исторического соседа — России, часто в ущерб французской экономике, оттолкнули избирателя.

Энергетическая независимость, которую он обещает, выглядит как смена поставщика — вместо российских ресурсов Франция будет покупать их у США за большие деньги, правда, в то же время он хочет развивать свою атомную энергетику. Спрашивается, зачем тогда в 2014-м, будучи министром экономики, он одобрил сделку по продаже энергетического подразделения Alstom американской General Electric? Турбины, которые используют при строительстве атомных АЭС, — это стратегические активы страны и с гражданской, и с военной точки зрения, ведь эти же технологии используются и при строительстве атомных двигателей для армейских подлодок. Тогда такую финансовую сделку восприняли как предательство национальных интересов страны, отказ от суверенитета. Теперь Макрон пытается выкупить активы обратно. Но его имидж за эту пятилетку подпортили и другие скандалы.

Например, использование американских консалтинговых фирм для управления страной и написания законов. Фирм, которые получали миллиарды из бюджета и не платили налогов. Претензии накопились у миллионов французов — тех, кто вынужден сводить концы с концами или сильно обеднел при Макроне. Хотя есть и те, кто вполне доволен его правлением и указывает на снижение безработицы до примерно 7%. Но сейчас, когда цены на всё растут, когда заправить один полный бак обходится в среднем в €120, ситуация не может не тревожить людей, особенно если им говорят, что нужно будет ещё экономить и терпеть назло живущему далеко от них Путину. А что делать с ростом цен на масло на 40%? На яйца, на сахар? Мука дороже на 20%. Про свет, газ и отопление я вообще молчу.

В копилку Макрона можно добавить скандал с подлодками, когда Австралия вместо французской закупила американскую технику, — о разрыве «контракта века» президент узнал из СМИ и проглотил обиду. Уход из Мали, потеря влияния в Африке. Кипят и корсиканцы, которым обещали подумать об автономии, но потом даже разговаривать не стали, сослались на идущие протесты. Своего рода штрихом к окружению Макрона может служить поддержка, которую выражает ему архитектор «цветных революций», идеолог бомбардировок Югославии и Ливии, философ Бернар Анри-Леви, который весь этот месяц провёл на Украине в обществе командиров батальона «Азов». Неудивительно, что в событиях в Буче Макрон моментально обвинил Россию. Ле Пен же, по образованию адвокат, призвала руководствоваться не эмоциями, а правом, провести международное расследование, а потом уже обвинять.

Что до Франции, то в стране, помимо грядущего продовольственного кризиса, так и не решена проблема безопасности, наркотрафика, исламизма.

Всё это вместе с повышением покупательной способности в центр своей предвыборной кампании поставила глава Национального объединения. Марин Ле Пен обещала вернуть французам по €150—200 в карман за счёт снижения налогов на топливо, она хочет контролировать миграцию, сделать французские законы важнее европейских, сам ЕС предлагает переделать в союз суверенных государств, снизить по возможности зависимость от США и не принимать те санкции, которые больно бьют по самим французам. За последние пять лет она доработала и отточила свою экономическую программу.

Также по теме
Ле Пен заявила о желании быть «президентом всех французов»
Кандидат в президенты Франции Марин Ле Пен заявила, что хочет быть «президентом всех французов».

В прошлый раз, в 2017-м, оказавшись во втором туре с Макроном, на дебатах Ле Пен откровенно проиграла ему по всем пунктам. В этот раз уверяет, что подготовилась гораздо лучше и рассчитывает на поддержку тех, кто готов голосовать за будущее Франции, считая ближайшие пять лет определяющими для страны. Возможность успешного использования такого протестного голосования в теории может принести ей успех, ростом её популярности уже даже озаботились в Соединённых Штатах. Но Макрон, в свою очередь, уже вернулся к прежней стратегии навешивания ярлыков, обвинил Ле Пен в расизме, близости к России, нежелании вводить антироссийские санкции.

Идёт демонизация её образа и его устами, и через ведущие СМИ. Тут работа отлажена годами. И по традиции уже сейчас создаётся тот самый политический барьер, когда все вокруг вне зависимости от политических взглядов призывают голосовать за любого кандидата, кроме Ле Пен. Цель — всеми правдами и неправдами не пустить её в Елисейский дворец. Современной французской элите она там не нужна. И вот почти все бывшие соперники, от социалистов до республиканцев, пошли призывать за Макрона.

Любопытно было, что скажет Меланшон, всё же у него почти столько же, сколько у Ле Пен, разница между ними минимальная. Но вместо того чтобы добавить интриги и промолчать, он призвал не отдавать ни единого голоса Ле Пен. Что, впрочем, вовсе не означает, что все 20% пойдут избирать Макрона. Слишком многие сейчас его на дух не переваривают. Показательны протесты в Ренне и Нанте, где голосовали за Меланшона. «Ни Макрон, ни Ле Пен!» — кричала молодёжь и громила этой ночью витрины и банки.

Показателен ещё один важный итог первого тура. Крах традиционных партий: социалисты посыпались ещё в 2017-м, республиканцы показали худший результат сейчас. Ниже 5% — это полный провал, который не позволяет даже рассчитывать на компенсацию предвыборных расходов из государственной казны. Де Голль и Жак Ширак в гробу переворачиваются. А Николя Саркози молчал до последнего, понимая ситуацию, но так и не призвал голосовать за Валери Пекресс. Она же растеряла весь вес и кредит доверия, который был у неё на момент победы на праймериз. Ведь её прочили в главные соперники Макрона, даже говорили, что она сможет победить его во втором туре. Но вместо движения вверх или хотя бы по прямой она стремительно полетела вниз и в итоге призвала голосовать за Макрона. Разгром республиканцев. Печальное зрелище.

Объявление результатов в её штабе встретили молча, а потом быстро разошлись. У социалистов вообще нет и 2%. Развал и разложение. Впереди у основных претендентов две недели митингов, убеждений и обещаний. Кто бы ни выиграл выборы, ему будет тяжело — и не только из-за складывающейся сложной экономической ситуации.

Мощным будет противодействие и сопротивление проигравшего лагеря, который в любом случае представляет значительное число французов. Опросы говорят, что цифры, в отличие от 2017 года, могут быть гораздо ближе, разница между кандидатами — всего несколько процентов. Ситуация, по мнению одного из французских дипломатов, который работал в США, очень напоминает настроения перед штурмом Капитолия. Штурмовать Елисейский, конечно, сейчас вряд ли кто будет, но кто знает, что будет через несколько лет или хотя бы этой зимой.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавьте RT в список ваших источников
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить