Дешёвого больше не будет

Короткая ссылка
Дмитрий Лекух
Дмитрий Лекух
писатель

Итак, судя по тому, что говорится в сценарных условиях прогноза Министерства экономического развития РФ, рекомендованных правительству для подготовки бюджета на 2022—2024 годы и опубликованных в минувшую субботу, цена экспорта российского газа в дальнее зарубежье в 2021 году может в среднем по году достичь $200,7 за 1 тыс. куб. м в базовом и $196 в консервативном сценарии против фактических $131,6 за 1 тыс. кубов в прошедшем 2020 году. Разница, что называется, впечатляет, хотя ничего особо сенсационного в ней нет: просто постепенное восстановление докризисных показателей вслед за таким же постепенным восстановлением нефтяных цен.

Также по теме
Министр экономики и энергетики ФРГ Петер Альтмайер «Стратегия малых шагов»: почему в Германии призвали избегать политизации строительства «Северного потока — 2»
Увязывать реализацию проекта «Северный поток — 2» с ситуацией вокруг Алексея Навального и другими отдельными случаями неправильно. Об...

Кстати, эти цифры, при всём уважении к Минэкономразвития, трудно отнести именно к «прогнозам», в лучшем случае если только к «прогнозам состоявшимся». Слишком уж они очевидны и, что называется, «читаемы» непосредственно на текущий момент времени. Попробуем пояснить.

Мы все прекрасно помним, как и с каким временным лагом формируется цена при долгосрочных контрактах — это так называемый гронингенский принцип (или, если проще, «нефтяная формула цены на газ»). Который, кстати, впервые был сформулирован министром экономики Нидерландов Яном де Поусом ещё в далёком 1959 году. И хоть и с некоторыми довольно существенными, но не принципиальными изменениями вполне действенно используется при расчёте «газовой цены» до сих пор. И это — вовсе не какая-то абстрактная «дань» каким-то там, допустим, традициям или ещё каким «вечным ценностям». Просто так реально удобнее. Причём, откровенно говоря, покупателям даже удобнее, чем продавцам.

Хотя и продавцам, в том числе и в лице нашего отечественного «Газпрома», — тоже, в принципе, ничего.

Так вот. Поскольку сейчас, на ближайший квартал, ценовой тренд по нефти вполне очевиден и вполне контролируется «участниками» в рамках соглашения ОПЕК+ и поскольку никаких особых «революционных сюрпризов» на этих рынках, слава богу, не ожидается — то и цену на газ, исходя из упомянутой выше «нефтяной формулы», на текущий год можно уже смело фиксировать.

Тут всё просто. Ниже она уже точно не будет, а вот выше, на «спотовых рынках», живущих по законам биржевой торговли, а не гронингенского принципа — вполне. Стоит, к примеру, погоде следующей осенью/зимой стать несколько пожёстче. Как примерно минувшей зимой 2020/2021.

Или задуть покрепче с Атлантики в Балтийское море суровым заокеанским, вполне себе политическим ветрам (хотя, справедливости ради, стараниями и стойкостью Германии они изрядно ослаблены). Впрочем, не будем тут укорять экспертов из отечественного Минэкономразвития — они всегда были в своих прогнозах, на наш вкус, совсем не оптимистичны, а даже излишне консервативны: я бы, к примеру, считал «консервативным» даже их «базовый прогноз». Ну да, для министерства, которое себя позиционирует как «институт развития», это выглядит довольно забавно. Хотя, с другой стороны, пусть и журавля в небе не поймают, но и свою синицу из рук не отпустят: уже, в принципе, хорошо.

Что это означает для потребителей в Европе?

Да, в общем, ничего хорошего: европейские ПХГ, мы об этом много писали, прилично опустошены по причине минувшей холодной зимы и усиленной распродажи газа оттуда на спотовых рынках, их надо срочно наполнять.

Причём делать это придётся по крайне неудобной, высокой цене: нефть вряд ли будет слишком сильно колебаться от нынешних значений, по крайней мере, это совершенно очевидно, — до не такой уж далёкой осени. А это значит, и колебания цен по газу достаточно легко посчитать.

И падать «от прогноза» эти цены теперь уже точно не будут. Если только расти.

А вот в дальнейшем, начиная с 2022 года, по мнению специалистов Минэкономразвития, ситуация изменится: объёмы экспортных поставок газа будут существенно расти, а цены на голубое топливо, соответственно, начнут потихоньку снижаться. Так — процитируем цифры из опубликованного в субботу документа, — в частности, уже после 2021 года ожидается снижение средней цены экспорта в дальнее зарубежье — до $188,3 за 1 тыс. куб. м в 2022 году, до $179,9 в 2023 году и до $175,2 в 2024 году. Не менее интересны цифры и по зарубежью ближнему, объёмы там, конечно, поменьше, но рынки всё равно важные, и зачем их терять: в 2021 году средняя цена на газ для стран ближнего зарубежья, по мнению профильных специалистов российского Минэкономразвития, составит $188,6 за 1 тыс. куб. м, в 2022 году она снизится до $178,6 за 1 тыс. куб., в 2023 году — до $171,5 и до $167,3 в 2024 году.

Также по теме
Эксперт оценил перспективы развития экспорта российского газа
Заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов оценил перспективы развития экспорта российского...

При этом, с избытком компенсируя падение цены, серьёзно возрастут объёмы поставок: если в текущем, 2021 году, рост газового экспорта составит всего 3,5% и объём вырастет только до 206,2 млрд куб. м, то уже в следующем, 2022 году, экспорт российского голубого топлива должен составить куда более зримые 238,4 млрд куб. м, в 2023 году увеличится до 240,5 млрд куб. м, а в 2024 году — ориентировочно до 250,5 млрд куб. м.

Впрочем, как вы понимаете, этот прогноз, в отличие от прогноза на текущий год, имеет уже более длинные горизонты. И базируется к тому же на таком ненадёжном фундаменте, как долгосрочный прогноз динамики нефтяных цен. Который как-то в последнее время доверие вызывает примерно такое же, как прогнозы Гидрометцентра. Ничего личного, и уж тем более ни камня в огород Минэкономразвития, там вполне нормальные специалисты работают — просто исторический опыт подсказывает. Кстати, как мне лично кажется, прекрасно понимают это и авторы документа: если та же Европа до сих пор не может сообразить, как и — самое главное — когда её экономика собирается выходить из кризиса, связанного с пандемией, то откуда им знать точно, как и когда начнётся рост потребления энергоресурсов? Оттого и стараются наши прогнозисты быть в своих оценках как можно более консервативными: а то наобещаешь, понимаешь, чего-то. Придётся потом ещё исполнять.

Тут лучше быть пессимистом — спроса потом меньше.

Так, в общем-то, и живём…

Ну а если серьёзно, то что касается собственно нашей газовой отрасли, то даже такой осторожный прогноз для неё вполне, что называется, благоприятен. По крайней мере, он даёт ощущение определённой стабильности и более или менее понятной доходности на внешнем контуре. Что, в свою очередь, позволит тому же «Газпрому» без лишнего напряжения выполнить, к примеру, прямые поручения главы государства по газификации на внутренних рынках. А то, что их придётся в этот раз в любом случае выполнять, сомнений никаких нет.

Ну а что касается европейского направления российского газового экспорта, то да: совсем уж дешёвого газа там пока больше не будет. Но тот уровень цен, который указан в прогнозе русского Минэкономразвития, европейцев, думается, тоже вполне устроит.

Там вопрос скорее в другом: при нынешнем объективном росте спроса на газ на европейских рынках, вызванном как падением собственной добычи, так и частичным отказом от угольной и атомной генерации в той же Германии, маршрутов транспортировки русского трубопроводного газа в Европу всё равно будет явно недостаточно. Причём даже в случае успешного и своевременного, не сомневаемся, запуска строящегося сейчас потихоньку «Северного потока — 2».

Относительно дешёвый — по сравнению с тем же сжиженным газом — этот товар всё равно останется некоторым образом «дефицитным».

А это как минимум значит, что и с «украинским газовым коридором» тоже надо срочно решать. Да и вообще, пора усиленно думать, как помочь европейцам решить эту проблему — проблему их, по сути, энергетической безопасности — к нашей пользе и выгоде: nothing personal, just business, извините меня, пожалуйста. К примеру, у нас самих, начиная с не слишком уж далёкого 2023 года, согласно всё тому же прогнозу Минэкономразвития, ожидается резкий, сначала на 41,5%, до 42,3 млн т, а в 2024 году — до 52 млн т рост производства нашего собственного СПГ. Просто будут запущены очередные мощности на Ямале.

Нет, это ни в коем случае не «намёк», более того, насколько мы понимаем, там, на Ямале, всё уже более или менее законтрактовано. Но и вновь открывающиеся «европейские возможности» в условиях явной дефицитности местного рынка, безусловно, тоже вполне имеет смысл на не самое отдалённое будущее рассмотреть.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить